RSS экспорт с Вокруг Света
ГлавнаяУказатель От А до ЯПресс клубФото банкФантастикаСсылкиКонтактыКарта сайтаВидеоПогодаПоиск
Главное меню
Главная страница
Новости и факты
Пёстрый мир
Калейдоскоп
Мир путешествий
Мир открытий
Меридианы науки
Курьёзы истории
Земля людей
Мир природы
В небесах
По морям и океанам
По горам и пещерам
Культурное наследие
Назад в прошлое
Пресс клуб
Фантастика
Фото галерея
Интернет
Поиск
RSS у вас на сайте
Старая версия
Поддержка проекта
Избранное
Комментарии
Никифор Бегичев и ...
Сергей, если Вы случайно просм...
21/02/14 08:37 Еще...
От Данил

В метро без штанов
в метро без штанов
да уж весело... и чувствуешь с...
11/02/14 09:55 Еще...
От Татьяна

ABCD
Последнее в Мире Путешествий
Популярное в Мире Путешествий
Главная страница arrow Мир путешествий arrow Одиночество в стране замерзшей воды
 
Одиночество в стране замерзшей воды Печать
Рейтинг: / 5
ХудшаяЛучшая 
Автор Мачей Кучиньский   
 
Делая записи в дневнике, подсчитал, что если все пойдет по плану, то он проведет в этом году 122 дня на льду, треть года, будто ишак таща за собой сани! 72 дня на Северном полюсе, остальное время — на Южном.

Пометил, что в перечень экипировки таких экспедиций следует включать песни и стихи, которые шли с ним в паре и которые он мысленно повторял время от времени. Если одежда защищала от холода, палатка давала укрытие, а примус — теплую воду, то стихи подталкивали вперед, придавали бодрости, сглаживали самые тяжелые минуты.

Тридцать четвертый день начался с заструг. Дул резкий ветер, руки мерзли, он, с трудом дыша, тащился через заструги, доходящие до пояса, до плеч.

Им не было конца. Вверх и вниз, вниз и вверх. Подавленный, угнетенный, он подбадривал себя, повторяя, что так оно и должно быть, ведь никто не сулил ему автострады, а чтобы попасть на Полюс, требуется поработать. Думал он о друзьях, верящих, что он дойдет.

Сам молча вопрошал их: на чем основывается эта вера и где ему взять силы, чтобы не подвести их? На сердце теплело при мысли, что есть в мире люди, которые верят ему больше, чем он себе сам. С перехваченным спазмой горлом он решил идти, тащиться, ползти до конца.

Утомленный полусуточными мучениями на застругах, он не мог ночью уснуть. То было слишком жарко, то мучила изжога. Он часами вертелся с боку на бок в спальнике, оглушаемый хлопаньем правого полотнища палатки.

После полуночи солнце пригрело, непереносимая жара выгнала его из спальника. Через два часа сильно похолодало, он снова залез в мешок. Под утро стало совсем холодно, и он прикрыл мешок пуховой курткой. В полусне его тормошили воспоминания о первой большой полярной экспедиции. Гренландия, 1993 год.

Тогда с Войтеком Москалем они прошли ее поперек — шестьсот километров с санями, весившими едва 70 килограммов. Здесь, за то же время, с санями, весящими в начале пути 130 килограммов, он преодолел уже восемьсот километров, причем в более трудном районе, при худшей погоде. В одиночку!

Теперь каждое утро все сильнее искушало желание остаться в мешке. Измочаленный, невыспавшийся, утомленный, он втолковывал себе, что если уж и надобно передохнуть хоть денек, то лучше всего сделать это сейчас, на полпути до Полюса.

Тем более что ветер постоянно усиливался, а температура падала. Разжигание примуса и готовка пищи в промерзшей палатке требовали сверхчеловеческих усилий. То же касалось и надевания влажной одежды...

В конце концов, подсчитав все «за» и «против», он вставал, больше по ежедневной привычке, нежели по убеждению. Достаточно было примусу разогреться и зашуметь, как жизнь начинала идти нормально, обычным ходом, как и каждый день.

Мюсли с соевым маслом, витамины, в дорогу — термос питательного напитка. Потом — самое скверное: вынырнуть из палатки, чтобы погрузиться в потоки ревущего и рычащего ветра и упаковать сани. Лицо сразу покрывалось инеем.

Немеющими, помороженными пальцами он натягивал на лицо маску, прятался под капюшоном, затягивал все застежки и завязки и начинал бороться с ураганом за овладение палаткой, за вырывающиеся крепления, стремящиеся взлететь лыжи. Гоняться по застругам за катящимися, как бильярдные шары, тяжелыми мешками со снаряжением.

Наконец отправлялся в путь по бороздам и рытвинам, в потоках дрейфующего снега, словно по вздыбленному морю, промораживаемый до мозга костей леденящими порывами. Маска покрывалась льдом, под нею — наледь на усах и бороде, руки костенели в двух парах рукавиц.

Острой болью давали о себе знать бедренные кости, локти и колени. Появилась боль в сердце. Марек понял, что дольше так не протянет, и каждая минута может обернуться катастрофой.

Пытаясь отыскать причину, пришел к выводу, что боли могут быть результатом давления на вены, нарушающего кровообращение.

На дневной остановке, залезши в бивачный мешок, он спустил до щиколоток неопреновые наколенники — сразу же стало легче. Как бы прибыло сил, разогрелись ноги, и уже не так мучили бедра. Он подумал, что, возможно, и лямки от саней чересчур стискивают плечи. Сдвинул их, оставив только набедренный пояс. Боль прошла, словно ее и не было.

Тринадцатое декабря, как и полагается, принесло сплошные неприятности. Ночью началась пурга, хуже которой еще не было.

Палатка, хоть и была высоко присыпана снегом и хорошо прикреплена к глубоко вбитым лыжам, палкам и ледорубу, все время пыталась сорваться с места, металась из стороны в сторону, словно мчащийся железнодорожный вагон. Ветер проникал сквозь ткань, покрывал все внутри снегом.

За завтраком Марек глубоко порезал палец. Очередную неприятность принесли заструги, выросшие до двух метров; целые их стада тянулись без конца и края, ему приходилось лавировать между ними, подниматься и падать; сани скрипели так, словно он тащил их по бетону. Возникла боль в левой ступне.

Скорее всего, завернулся один из четырех носков и стал натирать кожу. Нечего было и думать снять ботинок при пятнадцатиградусном морозе. Это кончилось бы обморожением. Так он и шел, прихрамывая и спотыкаясь.

Когда он уже расставил палатку, оказалось, что ее невозможно раскрыть. Замок не прихватило, он не примерз, а просто уперся. И все тут. Ползая на ветру и на морозе десять-пятнадцать минут на коленях, умоляя, угрожая, упрашивая впустить его, Марек пробовал его прогревать, дергать на все лады.

Ни в коем случае нельзя было допустить повреждения замка, а тем более разрыва ткани. Это отдало бы палатку на милость урагану и могло означать печальный конец экспедиции. В конце концов упрямый замок смилостивился и уступил.



 
« Пред.   След. »
Читать также


Фото банк
Facebook: Мне нравится

Случайные фото

В онлайне

Быстрая навигация
 

homo sapiens nasa авиация австралия автомобили алкоголь андрей дмитрук антарктида археология архитектура астероиды астрономия атмосфера африка бактерии бессмертие великобритания видео вода война вселенная генетика геология горы деньги деревья дети джаз динозавры днк долголетие древний египет древний человек египет женщины живопись животные загрязнения запах звезды здоровье земля змеи золото индейцы индия искусство исследования италия катастрофа киев кино китай климат компьютеры корабли космос кошки крылатые фразы крым лёд литература луна марс медицина музыка мусор насекомые обезьяны одежда окаменелости оружие пещеры планеты погода подводный мир полиция правосудие преступность причерноморье птицы путешественники путешествия разум раскопки растения рекорд россия рыбы собаки сокровища судостроение сша технологии транспорт туризм турция тюрьма украина факты фантастика финляндия фото франция черное море швейцария экология юмор язык япония

ВВЕРХ
ВВЕРХ

AllBest.Ru
© 2000-2020 Портал виртуальных путешествий Вокруг Света Discovery Magazine. All Rights Reserved