Долголетие. В институте геронтологии АН Украины
Автор Андрей Дмитрук   

Владислав Безруков и доктор биологических наук Хачик Мурадян едины в мнении: старость победить можно  
Владислав Безруков и доктор биологических наук Хачик Мурадян едины в мнении: старость победить можно  
Украинские ученые о долголетии




В
от, так оно всегда. Встретившись с настоящими, серьезными учеными, обнаруживаешь, что есть на свете проблемы, о которых не судачит досужая публика и не пишут газетенки, переполненные сенсациями.

И проблемы, между прочим, острейшие. И разрешать их придется довольно скоро...

В Киеве, в Институте геронтологии Академии меднаук Украины, меня ошеломили одной из таких новостей два спокойных, с хорошим чувством юмора, почтенных джентльмена в белых халатах.

Мы сидели в директорском кабинете, рядом летало за стеклом маленькое солнце неутомимого маятника, а я сидел и слушал о некоем сюрпризе будущего, быть может, не столь опасном, как падение астероида, но все же заставляющем крепко призадуматься о судьбе потомков...
Грядет революция долголетия. Во всяком случае, в индустриально развитых, зажиточных странах.

— В античной Греции, в древнем Риме средняя продолжительность жизни не превышала 20-25 лет, — сразу удивляет доктор биологических наук Хачик Мурадян.

Это что же, человек успевал вырасти и созреть за такое время?! Недаром они так торопились жить, и тридцатилетний Александр Македонский уже прошел свой воинственный путь от Эллады до Индии...
Хачик Казарович продолжает:

— В средние века, в эпоху Возрождения человек редко проживал больше, чем 30-35 лет. Лишь к началу двадцатого века средняя продолжительность достигла сорока!

Итак, понадобилось двадцать веков, чтобы жизнь удлинилась вдвое. А потом она вновь удвоилась... за неполных сто лет! Такого никто не ожидал и не мог предвидеть...
Японская долгожительница Куросима Суми. Ей уже исполнилось 100 лет  
Японская долгожительница Куросима Суми. Ей уже исполнилось 100 лет  
В некоторых странах женщины, как правило, доживают до 81-82 лет, мужчины — до 78-79, — говорит директор института, доктор медицины, профессор Владислав Безруков.

— Так происходит, прежде всего, в Японии. Дальше: долголетием своих граждан отличаются Франция, Швеция, Исландия, Норвегия, Италия, вообще — государства Северной и Западной Европы. США немного отстают, но и там хорошие показатели.

...Украина, увы, не в этом списке: у нас счастлив мужчина, доживший хотя бы до 55; повезло женщине, перевалившей за 60...

— Но самая большая неожиданность заключается в том, — подхватывает Мурадян, — что темпы роста продолжительности жизни не снижаются! И, если так пойдет дальше, уже через каких-нибудь десять лет на Земле будет огромное количество глубоких стариков.

Судите сами: в той же Японии, где сегодня люди живут дольше всего, еще относительно недавно либо вообще не было столетних людей, либо их были единицы. А теперь японское правительство ежегодно, первого сентября, публикует списки граждан, «разменявших» второй век.

Насколько мне известно, сейчас там таких около восьми тысяч; то есть, каждый десятитысячный японец — долгожитель! Больше того: выделяется группа так называемых суперстолетних, доживших до 110 лет. Их в Японии по меньшей мере двадцать.

Если дело так пойдет дальше, скоро появится категория, скажем, ультрасуперстолетних, людей старше 120...

Расчеты показывают: каждые два-три года все эти группы будут количественно возрастать, по меньшей мере, вдвое. И — повторяю — судя по всему, процесс не станет ни замедляться, ни останавливаться...
Я молчу, обдумывая услышанное.

Разумеется, никто на всей Земле (кроме самых злобных и невежественных) не посмеет даже подумать о том, чтобы ограничить рост пределов жизни. «Потоп» долгожительства будет нарастать.

Отчего он начался, надо еще установить. Может быть, не столь уж страшны те беды, которыми нас обычно пугают — загрязнение воды и воздуха, близкая экологическая катастрофа?

Япония, перенесшая атомную бомбардировку, лидирует по числу глубоких старцев: стало быть, либо радиация вообще не повлияла на жителей «страны Восходящего Солнца», либо, как об этом уже пишет кое-кто из исследователей, в малых дозах является благотворной...

В конце концов, будем же смелыми хотя бы в мыслях.

Не исключено, что продлению жизни способствует тот набор удобств, который появился в «привилегированных» странах лишь с развитием технической цивилизации: исчезновение тяжелого рутинного труда, хорошая пища, обилие света, чистота, возможность общаться и передвигаться быстро и без прежних усилий.



Старение — это и понижение иммунитета... Исследования ведет академик АМН Украины Геннадий Бутенко  
Старение — это и понижение иммунитета... Исследования ведет академик АМН Украины Геннадий Бутенко  
Наконец, вполне возможно, что причины лежат в области душевной: все больше людей может реализовать себя творчески...

Словом, феномен надо тщательно и всесторонне исследовать.

Но, от чего бы он ни зависел, его последствия — социальные, экономические, психологические и иные — трудно переоценить.

Народы, большую часть которых составляют старики!

Как же должно работать хозяйство этих стран, чтобы прокормить растущие армии пенсионеров?!

А ведь есть еще и иные угрозы. Засилие устарелых мнений; старческие консервативность и осторожность, как черты национального характера; превращение молодежи в меньшинство, вечно находящееся под гнетом часто необоснованного авторитета дедушек и бабушек... Призадумаешься!

...И, тем не менее, медицина все успешнее работает над тем, чтобы продлевать людям жизнь. В том же Институте геронтологии самые почтенные пациенты, обклеенные датчиками, крутят педали велоэргометров или перебирают ногами на бегущих дорожках.

Есть специальные тренажеры, где старики вдыхают бедную кислородом воздушную смесь, как бы оказываясь на вершинах Альп или Гималаев: доказано, что гипоксия провоцирует наши энергетические резервы...

Здесь изучают возможности стареющих организмов — и думают над тем, как эти возможности расширить, отдалить дряхлость, дать людям радость и бодрость до последних дней.

Человека, в том числе и старого, рассматривают, как многоуровневую систему, и пытаются придержать его разрушение на всех уровнях. Идут опыты, предназначенные повысить иммунитет, дать и самым ветхим внутреннюю защиту против заболеваний...

Владислав Безруков  
Член-корреспондент АМН Украины, директор Института геронтологии Владислав Безруков заводит часы, поставленные в 70-х годах в кабинете его предшественником, академиком Дмитрием Чеботаревым. Жизнь продолжается...  

А что, если здесь — путь к решению проблемы?

Стоп, стоп! А что, если здесь — путь к решению проблемы «суперстолетних»? Добиться того, чтобы никакой долгожитель не становился обузой для своих близких.

Чтобы мужчины и женщины в свою зимнюю, закатную пору могли нормально двигаться, есть, пить, мыслить, заниматься тем или иным видом творчества...

Тогда уже не армию бессильных и капризных пенсионеров можем мы получить, но людей, способных и себя обеспечить до Мафусаиловых лет, и пользу обществу принести!

И не расслабленные, слабоумные паралитики станут одолевать вековой рубеж, а полные энергии, мудрые патриархи.

И косность их, следствие отупения, не сделается тормозом прогресса: нет, — рядом с более молодыми людьми явятся живые аккумуляторы опыта, ценнейшие советники...

Собственно, иначе и быть не может, коль скоро наука уже намерена увеличить видовую, то есть отпущенную природой, предельную продолжительность жизни человека.

Если обременительны для мира столетние маразматики, то что можно сказать о 200-летних, 300-летних?!

Нет уж, продление жизни — это, прежде всего, продление активной ее фазы. Иначе незачем огород городить. Свифтовские струльдбруги — обреченные на бессмертие слабоумные старцы из «Путешествий Гулливера» — отличное предостережение...

По словам профессора Безрукова, путей к возможному преодолению видовой межи намечено несколько. Некоторые испытаны десятилетиями, — по ним движутся неторопливо, но достаточно уверенно. Одна из самых обоснованных теорий связывает старение с накоплением в организме свободных радикалов.

Эти зловеще активные молекулы, блуждая в наших тканях, повреждают белки. Разработано немало средств борьбы с радикалами, но универсального, надежного пока что нет... Есть и другой способ замедлить старение.

Здоровый организм вырабатывает в достаточном количестве теломеры — ферменты, отвечающие за «сборку» и защиту молекул ДНК.

Кто подзабыл, напомню: это полимерное соединение, знаменитая «двойная спираль», содержится в ядрах клеток и несет в себе генетический код. Когда клетки делятся, структура ДНК должна воспроизводиться точно; если это не так, клеточное «потомство» рождается ущербным, идет разрушение и обветшание тканей, органов...

К старости наши внутренние «фабрики» теломеров начинают работать все хуже. Обновить их — значит, сберечь волшебную спираль и тем обеспечить собственную долговечность.

Здоровую, активную жизнь можно продлить, очевидно, и за счет диеты. Владислав Викторович охарактеризовал ее так: «качественно полноценное, но количественно ограниченное питание».

Еще пять веков назад некий Луиджи Корнаро, сорока лет отроду, был вынужден по состоянию здоровья резко ограничить себя в еде. И что же? Корнаро, которому врачи сулили считанные дни, выздоровел и прожил... до 102 лет!

Конечно, это не значит, что сверхдолгожителем станет каждый, кто просто начнет морить себя голодом. Все должно делаться под строжайшим наблюдением врачей.

 
Александр Балакшин, геолог-разведчик, десятки лет отдавший опаснейшей работе — ликвидации нефтяных и газовых фонтанов, тем не менее, сохранил хорошую форму и на восьмом десятке лет. Давно уже не курит, выпивает рюмочку «по случаю». Геронтологи довольны: хорошие результаты на велоэргометре! Организму работать еще долго...  

По-прежнему неопровержимым остается мнение, что жизнь можно продлить — и, может быть, в наибольшей степени — благодаря охлаждению.

Чем ниже температура тела, тем дольше оно может существовать, не разрушаясь. Причина этому — замедление обмена веществ.

Уже подсчитано, что снижение температуры на четыре градуса позволит человеку в среднем прожить около 250 лет!

Но, во-первых, пока что удавались только опыты на низших животных; ни высших млекопитающих, ни человека при нынешнем уровне знаний «охладить» не удастся... во всяком случае, без вреда для них.

Во-вторых... чуть раньше мы говорили о том, что продление жизни бессмысленно без сохранения ее качества, без того, чтобы человек оставался активно действующим разумным существом. А замедленный обмен веществ — это полужизнь. Нечто вроде медвежьей зимней спячки.

Страшно представить себе страну невероятно долголетних, но столь же медлительных, вялых и едва движущихся людей. Соответственно, и чувства увянут, и упадут интеллектуальные способности...

Разумеется, моя беседа с геронтологами не обошлась без упоминания о столь модном сейчас клонировании.

В принципе, можно изрядно продлить себе жизнь, постепенно заменяя изношенные органы новыми — то ли чужими, донорскими, то ли выращенными из наших собственных клеток. По крайней мере, сегодняшний уровень науки и техники этого «не запрещает».

Другое дело, — насколько доступным и массовым, в конкретных социальных условиях, окажется клонирование? Если его смогут позволить себе лишь богачи и люди, обладающие властью, — наши потомки будут присутствовать при рождении такой привилегированной и оторванной от народа касты, какой не знали даже древние восточные монархии!

Появится сословие людей, отнюдь не самых талантливых, умных или праведных, но зато способных купить себе вечность...

Последствия представить нетрудно. Поэтому будем надеяться, что клонирование органов станет реальным не раньше, чем народы придут к справедливому, человечному общественному строю...

Впрочем, это уже не вопросы геронтологии.

В беседе со мной доктор Мурадян высказал интересную мысль, — опять же, такую услышишь лишь от глубокого специалиста... Можно выбрать тот или иной способ борьбы со старением, — но, скорее всего, это будет полумера.

Ведь с чем мы, главным образом, боремся? С внешними проявлениями таинственного скрытого процесса: заболеваниями, расстройствами важных функций...

Даже замена больного органа — лишь недолгая задержка на пути к разрушению. Победи мы завтра сердечно-сосудистые хвори, злокачественные опухоли, — это позволит увеличить среднюю продолжительность жизни всего на несколько лет!

Как образно выразился Хачик Казарович, пытаемся отразить удары топора, даже не зная, что за убийца им орудует... А убийца — это как раз и есть первопричина старения.

Возрасты человека. Старинная шведская картина  
Возрасты человека. Старинная шведская картина  
Cамое интересное то, что наиболее смело и оригинально мыслящие ученые, еще не зная толком, что же за сила принуждает нас стареть, уже предсказывают открытие механизма антистарения!

Об этом, в частности, писал замечательный отечественный геронтолог Владимир Вениаминович Фролькис. Что-то внутри каждого из нас сопротивляется ползучему разрушению, выставляет заслоны на его пути.

Возможно, процессами антистарения управляет один из центров головного мозга — гипоталамус.

Он отвечает за многое в организме, в частности, и за характер обмена веществ. А одна небольшая зона в гипоталамусе как-то связана с... возникновением положительных эмоций!

И, как ни странно, ее-то Фролькис и считал вероятным бастионом против старости. Но, с другой стороны, — что же странного? Давным-давно известно, что веселье и смех продлевают молодость, что счастливые люди живут дольше и активнее.

Взять хотя бы известную всем долговечность крупных ученых, без остатка отдавших себя любимому делу и оттого счастливых.

До сих пор первоклассно мыслят и продуктивно работают перевалившие за 80 Борис Патон, Платон Костюк, великий организатор музеев Михаил Сикорский, прежний директор Института геронтологии Дмитрий Чеботарев...

Профессор Безруков полагает, что рано или поздно будет найден способ активировать у людей «центр радости» и тем помочь им в битве с неумолимым временем...

«Я убежден, что продление жизни возможно, — говорит доктор Мурадян. — Оно обязательно когда-нибудь будет достигнуто. Почему? Потому, что любая клетка потенциально бессмертна...» Организм состоит из миллиардов и триллионов по сути вечных элементов — клеток. Каждая из них несет в себе программу самоомоложения!

Ведь при делении не воспроизводятся «шлаки»... Отчего же, некогда соединившись в многоклеточный организм, крошечные создания не передали ему своей способности к нескончаемому обновлению?

Пока что трудно сказать. Многие биологи считают это платой за многоклеточность, за «решение» бесчисленных амеб стать единым целым.

Эволюция-де не заинтересована в том, чтобы долго жил индивидуум; ей важнее, чтобы он оставил потомство. Чем чаще смена поколений, тем бодрее идет развитие вида... Может быть, и так.

Но разумному, творческому существу — человеку, наследнику тысячелетней мудрости и вечному открывателю нового, такие условия игры не подходят.

С ходом истории все ценнее становится каждый Homo sapiens, воистину — неповторимая микровселенная... Потому наверняка будут сделаны шаги к тому, чтобы вернуть клеткам, слагающим нашу плоть, способность бесконечно обновляться делением. Тут уже речь идет не о долголетии — об индивидуальном физическом бессмертии...

А почему бы и нет?

В избранное (17) | Просмотры: 19916

Комментировать
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.