Пещера предков
Автор Владимир Логинов   

Пещера предков





Н
а Чукотке я проработал 16 лет. Сначала в авиации, а потом в геологоразведочной экспедиции, участвовал в ряде историко-поисковых экспедиций.

Многие годы, общаясь преимущественно со стариками-чукчами, эскимосами, очень напоминавшими индейцев Северной Америки, от некоторых из них я слышал любопытный рассказ, похожий на легенду.

Где-то на Чукотке, в континентальной части, находится маленькая, ничем не приметная долинка, покрытая хорошим ягелем-мхом, который любят олени и которого сейчас так мало уже остается, потому что буровики, вездеходчики методически варварски уничтожают вековую тундру, которая восстанавливается десятки лет...

Посредине долинки стоит "одиноко среди тундры" маленькая неприметная "сопочка".

Ничего в ней нет примечательного, запоминающегося, так, бугорок по сравнению с другими сопками, которыми так богата Чукотка.

Есть ли "имя" у этой "сопочки"? Очень мало осталось стариков, которые могли бы ответить на этот вопрос.


Однако старики единодушны в последующем: и эта долинка, и эта сопка окружены зловещими легендами. В сопке, якобы, есть скрытый лаз, который трудно найти и который ведет в пещеру.

Чукчи приводили ряд примеров из 20-30-х гг., что несколько чукчей, кто нашел "вход" и залез в него, пропали навсегда! "Там Келе! (чукот.-злой дух, черт). Туда нельзя ходить, верная камака" (смерть-чукот.).

Где находится эта сопка, эта долинка, никто не знает.
Меня, как работника геологоразведки, заинтересовало слово пещера. Известняковых, карстообразующих пород на Чукотке нет. Может, это термокарст, т.е. ледовая оттайка в вечной мерзлоте?

Ряд консультаций с опытными геологами ответа не дал. Геолог со стажем утверждал авторитетным голосом: “Пещер в этом р-не нет и быть не должно!”.

Через некоторое время я принес и молча положил перед ним снимки разысканной большой пещеры, причем в районе, где геолог бывал часто. Ответом было молчание и, как выяснилось позднее, затаенный “камень за пазухой”.

Так почему же пропадали люди, находившие эту мифическую пещеру и рискнувшие залезть в нее? Может они падали в какой-то провал или отравлялись какими-то вредными испарениями, скажем, ртутными?

Гадать и “вычислять”, сидя в квартире — это явно проигрышный путь. Не заинтересовать эти легенды не могли!  Начался незаметный поиск.

Вскоре я “вычислил”, что один из районов, несмотря на хорошие луга ягельника, которых так мало осталось на Чукотке для выпаса оленей, чукчи со стадами не посещают! И, более того, обходят этот район далеко стороной, подсознательно предполагая неизвестную опасность!

Прошло несколько лет. Своими расспросами я надоел, наверное, всей Чукотке! Хорошо еще, что у меня хорошие отношения с чукчами, которые давно убедились, что я по итогам встреч с ними не буду просить у них ни клык моржа, ни мех песца, а просто давно интересуюсь и изучаю историю Чукотки, быт, этнографию.






Да и проверяли они меня негласно в свое время на должном уровне: и на болтливость, и на смелость, и на честность, а сколько провокационных вопросов в свое время было мне задано! Похоже, что все экзамены я выдержал, поэтому мне в общении с чукчами, особенно со стариками, гораздо легче, чем многим русским, живущим на Чукотке.

Очень медленно, но все же я продвигался в поиске информации о загадочной сопке с пещерой. К 1985 году я имел уже три свидетельства и три плана местности, на которых была указана и долинка, и сопочка!

Планы были нарисованы со слов трех стариков-чукчей, причем, людей из разных мест Чукотки, совершенно незнакомых друг с другом. Рассказы чукчей были полностью идентичны ранее услышанным, а нарисованные с их слов три плана местности, где находится сопка, сошлись полностью.

Удалось узнать также и наименование сопки, “имя” которой в переводе на русский язык, косвенно показывало на наличие пещеры в ней. Это название, по понятным причинам, сознательно не называю! Не перевелись у нас пока и авантюристы, и “деловые”, готовые порушить даже святыни ради корыстных целей.

Однако я никак не мог найти ни одного конкретного факта или свидетельства очевидца, никого, кто мог бы прояснить, что же в этой пещере, почему она навсегда забирает жизни ее случайных посетителей?

Логические “вычисления” предостерегли: возможно, что это “закрытое” ритуальное место шаманов? Если это так, то “афишировать” интерес к этому нельзя, это может кончиться печально, а можно и восстановить чукчей против себя.

В таком случае, пришлось бы буквально спасаться, вплоть до немедленного уезда навсегда с Чукотки. Поэтому я принял стратегию: поиск мельчайших сведений, их анализ, систематизация, бесконечные расспросы на отвлеченные темы с незаметной подводкой к интересующей меня информации.

Послал письмо в Ленинград в Институт этнографии известному ученому И.С.Вдовину — первому учителю на Чукотке в 20 гг., создателю первого чукотского “Букваря”.

Иннокентий Степанович еще молодым человеком в начале 30-х годов приехал на малоисследованную Чукотку, о которой тогда знали меньше, чем об Африке, жил в чукотских ярангах, учил детей и взрослых грамоте, учился сам чукотскому языку, познакомился и хорошо изучил быт, этнографию, обряды и обычаи этого доброжелательного, далеко не простого, как его изображают некоторые “исследователи”, гордого и свободолюбивого народа, который во времена царской России был единственным народом, никогда не платившим дань русским царям.

Царица Екатерина даже посылала хорошо вооруженные отряды на “усмирение неясашных чукоч”, которые “несли по кочкам” солдат с мушкетами, будучи сами вооруженными лишь копьями и луками со стрелами. Я лично, за многие годы общения с чукчами, хорошо убедился: чукчи — это те же индейцы Северной Америки, даже имена их переводятся на русский в этом “ключе”.

Зная, что И.С.Вдовину известно многое из того, что чукчи никогда не расскажут многим русским, в письме описал все этапы поиска и попросил консультации. Через некоторое время мне на Чукотку из Ленинграда пришло письмо.

Приведу буквально дословно некоторые выдержки из него:

“Где находится эта сопка я не знаю. Однако, сообщу следующее. Еще в 20-е годы я прочитал в журнале “Вокруг света” статью одного геолога, который оказался зимой на Чукотке, в районе далеко на север от Анадыря (примеч.В.Л. — “совпадает с планами местности”!).

Заночевал в яранге у старика-чукчи. Ночью ему стало жарковато. Он вышел подышать свежим воздухом. При лунном свете увидел еле заметную тропочку, ведущую к небольшой сопочке, стоящей одиноко среди тундры (примеч.В.Л. “совпадает полностью”!).






Пошел к сопке. Увидел маленький пролом, уходящий внутрь. Начал спускаться по ледяным ступенькам (примеч.В.Л. — “значит, кто-то поддерживает вход, раз ледяные ступеньки!”) Он очутился в пещере. Осветил ее и от того, что он увидел, у него буквально встали волосы дыбом!

Он увидел ВМОРОЖЕННЫЕ В ЛЕДЯНОЙ МОНОЛИТ СТОЯЩИЕ ФИГУРЫ ЛЮДЕЙ В МЕХОВЫХ ОДЕЖДАХ. ТАМ ЖЕ БЫЛ ВМОРОЖЕН МАМОНТ!

Геолог побежал, разбудил старика-чукчу и рассказал ему об увиденном. Старик почему-то пришел в ярость...В этой статье были еще подробности, как на этого геолога чукчи устроили буквально охоту, чтобы убить его. Он чудом спасся.

Вернувшись в Ленинград, опубликовал эту статью, в которую никто не поверил... Ваши переводы с чукотского языка наименований сопки и другого правильные...”, согласился со мной в том, что перевод прямо показывает наличие в сопке скрытой пещеры.

Пожелав успехов в поиске, ученый-этнограф попросил меня попытаться выполнить одно задание, которое не удалось ему в годы его пребывания на этой земле, но что имеет важное научное значение в познании этнографии этого народа — попытаться узнать про “тынмай” — “закрытый” обряд захоронения знатных шаманов, когда рядом насыпалась горка оленьих рогов, увеличивавшаяся ежегодно в дни поминовений...

Забегая вперед, скажу, что это задание я выполнил, а сделать это было далеко не просто, т.к. чукчи не посвящают европейцев в свои закрытые обряды, не допускают даже многих соплеменников в некоторые места.

Почему открылись мне? За годы жизни на Чукотке я проследил судьбу всех героев известной во всем мире книги Т.З.Семушкина “Алитет уходит в горы”, разыскал еще живого Ивана Рынтыргина, у которого автор книги в начале тридцатых годов жил в яранге, по словам И. Рынтыргина, которые зафиксированы у меня на магнитопленке, “я возил его на собачках, знакомил с Чукоткой, с американцем Чарли, ...с Алитетом...”

(“Чарли”, которого чукчи называли “Красным носом” — это был представитель американской фирмы “Гудзон бай компани”, держал на Чукотке факторию, занимавшуюся торговлей с местным населением, настоящая фамилия — Чарльз Карпендель).

Т.Семушкин впоследствии вывел портрет главного положительного героя книги — “чукчи Айе”, который, как мне удалось выяснить, писался с И.Рынтыргина. Мы подружились.

Я прилетал к нему в Ванкарем — поселок, который в 1934 году знал весь мир, т.к. здесь проходила челюскинская эпопея, здесь жили спасенные челюскинцы, “Айе” не стоял в стороне, а сделал очень много доброго для жизнеобеспечения участников ледового плена.

Его судьба настолько интересна, что даже перечисление одного слова “первый” по отношению к множеству больших и малых дел Чукотки периода 30-70 годов заняло бы много времени.

Когда в 1976 году его не стало, мне много пришлось потратить сил, но итогом этого стало увековечение имени Ивана Рынтыргина в названиях улиц двух поселков на Чукотке — п. Ванкарем и п. Эгвекинот.

Много чукчей хорошо знали про эту мою многолетнюю работу по поиску фактов, свидетельств, по восстановлению по крупицам забытых страниц истории, а в 1977 г. Чукотское телевидение показало мою телепередачу про Ивана Рынтыргина.

Старики-чукчи не отказали мне в моей просьбе рассказать об обряде “тынмай”, узнав, что об этом просил И.С.Вдовин, которого хорошо помнили на Чукотке.

Присланное письмо от И.С.Вдовина и обнадежило, и дало ряд новых загадок, добавило много новых хлопот, поисков, маршрутов и километров по Чукотке, добавило поисков литературы и архивных документов.

Журнал с этой публикацией разыскать пока не удалось. В киевских библиотеках просмотр подшивок журнала “Вокруг света” не дал ответа.

Факты, изложенные в письме И.С.Вдовина, показывали: “...оказался зимой на Чукотке, далеко на север от Анадыря”.



Это место совпадает с местом на трех планах местности, полученных от найденных мной трех свидетелей.

Далее из письма: “...небольшой сопочке, стоящей одиноко среди тундры”. Снова совпадает, как говорится, один к одному! (из письма): “увидел небольшое отверстие, уходящее внутрь”.

По всем собранным свидетельствам, сопка имеет скрытый “лаз”, ведущий в пещеру! (из письма): “начал спускаться туда по ледяным ступенькам” (в письме эта фраза подчеркнута, т.е. И. С. Вдовин тоже обратил внимание:

раз есть “ледяные ступеньки”, значит, кто-то поддерживает вход, иначе эти ступеньки не сохранились бы долго).
Скорее всего, это — закрытое ритуальное место стариков-шаманов, куда допускаются лишь посвященные!

Поэтому вполне естественными и оправданными являются следующие строки из письма: “...старик почему-то пришел в ярость...на геолога началась буквально охота, его хотели убить... он чудом спасся”.

(из письма):

“Он увидел вмороженные в ледяной монолит стоящие фигуры людей в меховых одеждах рядом с вмороженным мамонтом!..”

Возможно ли такое? “Бабьи сказки” ли это? Чукотка богата, как и Якутия, и острова Ледовитого океана свидетельствами древнего прошлого — находки в вечной мерзлоте мамонтов, многие из которых неплохо сохранились и по сей день, причем, многие находки свидетельствуют, что древнейшие обитатели этих краев попали в какой-то катаклизм, результатом которого стало резкое, массовое исчезновение этих животных.

Не могли же они все “провалиться в болото”, которое, замерзнув, сохранило их до наших дней. Геологи Восточно-Чукотской геологоразведочной экспедиции, в которой я последние годы работал инженером, нашли в тундре неплохо сохранившийся рог шерстистого носорога, нам известны места, где из мерзлоты видны бивни мамонтов.

Всему миру стала известна колымская находка — великолепно сохранившийся мамонтенок, которому дали имя Дима.

Его внезапной могилой и “холодильником” стало болото, куда он провалился, а затем был заморожен, причем “законсервирован” довольно быстро, иначе болотные рачки — “чилимы” “выделали” бы его шкуру намного лучше скорняка — профи! Индейцы Северной Америки раньше выделывали оленьи шкуры, опуская их на несколько дней в болото.

Холодная, оледеневшая Чукотка внутри своих недр не замерзла совсем. Есть на ней и термальные источники, и горячие ключи.

А весь ее ландшафт прямо говорит сам за себя: тысячелетия назад земля корчилась, корежилась, рождая в муках горы, сопки, одни острова исчезали, со дна моря появлялись другие...

Так что нельзя отрицать вчистую, лишь руководствуясь известным пресловутым изречением — “такого не может быть, потому что быть такого не должно!”, что первобытные охотники на мамонтов (“фигуры людей в меховых одеждах”), охотясь на этого, “вмороженного” мамонта, не попали вместе с ним в какую-то “ловушку”, были залиты водой, которая быстро замерзла, сохранив до наших дней своих пленников.

Могло ли такое произойти в действительности? Ряд “маститых” ученых, к кому в разное время я обращался и рассказывал про эти свидетельства, в лучшем случае выслушивали меня со снисходительной усмешкой.



Повидимому “сработала” упомянутая аксиома “такого не должно быть...”! “Сказка” ли это, “домыслы” ли этого геолога?

Если рассказ геолога не выдумки, то остается единственное — это какое-то ритуальное место чукчей?

Я принял решение — искать дальше! К этому времени, как уже сказано выше, были планы местности, наименования.

Сообщенное И.Вдовиным чукчи, при осторожных расспросах, и не отрицали, но уходили от ответа однозначно — “не знаю, не слышал”.

Двое стариков отреагировали неоднозначно. Я понял, что они что-то знают!

В 1991 году я снова оказался на Чукотке, откуда уехал совсем в 1987 году после 16 лет работы в Арктике.

Киевская научно-поисковая экспедиция, в которой я был руководителем научной программы “История Чукотки и Аляски”, продвигалась по загадочной, малоисследованной Колючинской губе, пользующейся недоброй славой даже у чукчей, мало посещаемой людьми.

В одном из радиальных поисковых маршрутов мы обнаружили, обследовали и зафиксировали на фотопленку неординарное явление, которому я дал условное название — “Посадочная площадка НЛО”, так как обьяснения увиденному мы пока не нашли.

В маршруте мы встретили вездеход. Вездеходчик, наш русский мужик и мой давний знакомый, с которым я еще 10 лет назад жил в одном доме в райцентре — пос.Эгвекинот, женившийся на чукчанке и ездивший по тундре всей семьей, рассказал мне:

“Мы несколько лет назад проезжали в районе интересующей тебя сопки, там есть пещера, но мы почему-то все побоялись туда залезть, посмотреть, что там...стало как-то страшно, не по себе...быстро собрались и уехали...”

В конце экспедиции, в аэропорту “Залив Креста”, когда мы ждали “борт” на Анадырь, я разговорился с одним из ожидающих пассажиров — стариком, который ходил, опираясь на палку, и все время смотрел на залив, на окружающие сопки, как-бы прощаясь с ними навсегда.

Он действительно прощался. Это оказался первый председатель колхоза с.Амгуема в 50-е годы. Много общих знакомых оказалось у нас с ним!

Когда я упомянул про шамана Рультыпкира, с которым был неплохо знаком, старик сказал, что он...его тесть!

Когда я повел разговор о “пещере предков”, старик повторил мне то, что я когда-то слышал от шамана: “В район...километра и горы...ходить нельзя! Там можно пропасть навсегда. Никто тебя не найдет никогда! Чукчи говорят, что там Келе — черт, злой дух, там и вокруг никто не ходит!”

Слышали ли вы про мифическую подземную страну Шамбалу, о которой писал Николай Рерих? Красивая легенда?

Признаюсь, но я тоже скептически всегда относился к этой Шамбале. В последние годы, когда необьяснимо резко вырос интерес ко всему мистическому, когда в газетах обычными стали обьявления типа “Изгоняю бесов”, мы стали более терпимы и к загадочной Шамбале.

Решил как-то я прочитать более углубленно о Шамбале в описании Н.Рериха. Прочитанное буквально ошеломило: загадочная Шамбала имеет второй выход... на крайнем северо-востоке России...

На Чукотке!.. При подходе к этому району путник должен чувствовать страшный дискомфорт, сильное беспокойство... в этом районе должны быть выходы солей магния!..

...Небольшая геологоразведочная партия базировалась в районе, на удалении от которого примерно 25-30 км по собранным мной сведениям (см. выше) должна была находиться “долинка с сопочкой”! Такой шанс упустить было нельзя! В июле 1986 г. я получил разрешение отправиться в “поле”.

Крытый “Урал” долго ехал по трассе, по тундре (по понятным причинам наименования и места не сообщаются — В.Л.), остановился неподалеку от базы старательской артели, занятой добычей касситерита (“оловянного камня”), высадил меня и по “трассе” — еле заметным следам от шин автомобиля, петляющим среди камней и тундры, уехал.






Было довольно холодно, за близлежащими сопками чувствовалось дыхание Ледовитого океана. Окружающий пейзаж напоминал какой-то первобытный вид — многочисленные сопки с хаотическим нагромождением черных монолитов, вершины, ощетинившиеся “башнями крепостей”, кекурами, безжизненная холмистая тундра...

Я знал, что база геологов — три палатки — за небольшим перевалом сопки.

Заблудиться было трудно, но...необходимо! Зная, что меня не отпустят, тем более, что уйти надо было одному, потерять такой шанс было бы обидно.

Поэтому я...”заблудился” и, чтобы не “запаниковали”, зашел к старателям, предупредил их, чтобы передали по рации, что такой-то “слегка заблудился, не найдя базы, поэтому пришел к ним, где переночует, а завтра будет у вас”.

Никому не говоря, куда ухожу, пошел в сторону “долинки”. Страшно ли было? За плечами был многолетний опыт, в тундре не новичок.

К тому же, “вооружен до зубов”: ружье-”пятизарядка”, большой медвежий нож в чехле, в кармане ракетница (“гонять медведей”).

Рюкзак был тяжеловат, но зато в нем было все для “автономии”. Зная про “Келе” (злой дух, черт), который в “том месте” и про всякие “гибельные рассказы”, я шел, тщательно маскируясь, прижимаясь к сопкам, обходя открытые просматриваемые участки тундры.

По опыту знал, что эта первозданная тишина и полнейшее отсутствие на десятки км людей, обманчивы.

Так и осталось загадкой, которую чукчи не открыли даже мне: выходишь в тот или иной маршрут, никому не сообщаешь, куда идешь, знаешь, что район необитаем и людей в нем нет на сотни км, а когда приходишь к чукчам, то с удивлением узнаешь, что они знают, когда и откуда ты вышел, каким путем шел...! Воистину, “тундра имеет глаза и уши”!

За короткое время я “добежал” почти к цели. Уже просматривалась недалеко “долинка”...Из-за камней неожиданно поднялся средних лет, высокий, крепкий чукча, направил на меня ружье и сказал:

— Канто! (чукот.—”Уходи!”).

Новичка это, безусловно, обязательно бы “вогнало в стресс”, но мне уже приходилось встречаться “таким” образом. Хорошо зная тундровые законы, мало кому из “европейцев” известные ритуалы, медленно снимаю с себя свое ружье, ложу на землю, отстегиваю и ложу рядом нож, рюкзак и стою перед чукчей, не говоря ни слова. Помолчали. Я жду. Чукча вынужден первым произнести:

— Еттык?
— И-и, льыг`оравэтльан, — отвечаю, затем вынимаю пачку “Беломора” и протягиваю, приглашая.

Молча закурили. Чукча тоже опустил ружье на землю.

Что это был за “диалог”, оказавший такое магическое действие?
Русские, много лет живущие на Чукотке, чтобы стать “ближе к аборигенам”, выучили несколько “ходовых” слов и фраз на чукотском языке.

С целью установления “контакта” при встрече с чукчами, они первыми говорят слово “еттык”, зная что это обозначает “здравствуй!”. Потом возмущаются: “Что за люди!

Я поздоровался, а он на меня чуть ли не волком кинулся!” Дело в том, что настоящий перевод слова “еттык” - это не “здравствуй”, а “Ты пришел?”. Получается, что фактический “пришелец” на его, чукчи, землю, задает ему столь оскорбительный вопрос!

О каком контакте может идти речь? Этот вопрос должен задать именно чукча. Ответ “И-и” - “Да”. Знание таких простых канонов меняет отношения. Я потому и молчал, ожидая “проверочный” вопрос, а в ответе “И-и” добавил вообще малоизвестное русским слово - “льыг’оравэтльан”, означающее “настоящий человек” (уважительное обращение).



На этом ритуал (проверка) не кончился. Чукча, в ответ на продолжающееся молчание с моей стороны, к тому же он был явно обескуражен неожиданным для него ответом на ЕГО языке, предложил:

— Чай пауркын?

Я добавил: “Морауркын”. До чего же мудр древний закон чукчей! Даже с врагом, с кем ты сейчас будешь драться, надо сначала попить чаю, помолчать, курить, снова пить чай, снова молчать (“Болтливый мужчина — не мужчина!”), а потом уже говорить, выяснять отношения...

А может быть во время длительного чаепития и злость пройдет, может быть и драться не надо будет! (Чукча спросил: “Чай пить будем?”, я добавил: “А потом уже драться!”). Молча вместе собрали ветки стланика, развели костер, ждали, пока закипит вода, пили, молчали, курили...

Я, наконец, отрекомендовался: “Гым вэнвып`эткольын лейвыльын” — “Я — Тот, кто идет по следу” (тундровое “имя”, которое чукчи в свое время мне “присвоили”).

Чукча, которого явно разбирало любопытство, был невозмутим, как индейцы (внешне он выглядел стопроцентным представителем этого свободолюбивого народа!) безразличным тоном ответил, что знает.

И лишь после этого начался разговор. От моего вопроса: “Почему нельзя идти дальше?”, чукча уклонился и снова прозвучало: “Канто!” (“Уходи!”). Я начал “импровизацию”:

— Понимаешь, тумгытум (друг), я — геолог, мы тут недалеко стоим”.
— Знаю.

— Мы ищем горячие источники воды, чтобы проверить их потом в лаборатории, построить небольшую лечебницу, где будут лечить вас, чукчей, от простудных болезней..., мне надо проверить эту долинку, там должен быть горячий ключ, разреши мне поискать и скоро я уйду к своим.

— Кырым, канто!”(“Нет, уходи!”). Я начал “закипать”: “Перестань, надоело! Я пошел. Что я, сьем твою тундру?” Чукча вскочил. Бешеные глаза. В руке молниеносно выхваченный острый, как бритва, нож. 

Инстинктивно я заслонился рукой, но...шрам на предплечье левой руки остался на всю жизнь “на память”. Ситуация, как говорится, вышла из под контроля. Выход нашелся — чукотская фраза:

— Ты потерял свое лицо!
... Пришлось уйти. За время двухнедельного пребывания в геологическом отряде (срочно был отозван главным геологом на базу) я еще раз “случайно заблудился”, до глубокой ночи “искал” в сопках путь к лагерю...

Еще одно свидетельство. Знакомый чукча, грамотный человек, окончивший техникум (имя не сообщается — В.Л.), рассказал мне, что знает, где эта сопка, готов быть проводником, но “до входа в эту долину! Дальше не пойду никогда и никто не заставит!”



Теперь, из “области фантастики”, но с сопоставлением фактов:

Н. Рерих в своих, известных всему миру трудах, писал о загадочной “стране Шамбале”, находящейся в Гималаях. Помните, что “Шамбала” имеет “второй выход, находящийся на севере азиатского окончания России?

При подходе к этому району путник должен чувствовать сильнейший дискомфорт... Там должны быть выходы солей магния...”

При подходе к району “долинки с сопочкой” я чувствовал более, чем “дискомфорт” — какое-то чувство тревоги, усталость...

Недалеко от ЭТОГО района есть ... “выходы солей магния” (южная часть Колючинской губы, южнее п-ва Нутейквин берег осыпан белыми кристаллами солей магния).

Это не “подгонка” фактов, а простая констатация фактов.

И последнее, что навсегда останется загадкой. Шаман Рультыпкир, имевший большую власть и авторитет у чукчей, который постоянно был хорошо осведомлен о продвижениях экспедиций с моим участием и с которым все же удалось почти подружиться (у меня есть снимок, где мы сняты рядом в стойбище), у которого я все же рискнул спросить про “долинку и сопочку”, сказал, что не знает, но добавил: “В район ... ходить нельзя, там можно погибнуть...”

И неожиданно я услышал фразу от старого шамана, никогда не бывавшего за пределами своей Чукотки, абсолютно неграмотного, из всех языков знающего только свой родной язык — чукотский.

Я запомнил заинтересовавшую фразу, записал и стал искать ответ на ее смысл. Лишь через несколько лет “расшифровка” была найдена. Старый шаман сказал вполголоса, как бы про себя:

— ОМ МАНЕ ПАД МЕ ХУМ! 

А это — ЗАКЛИНАНИЕ-МАНТРА БУДДИСТСКИХ МОНАХОВ ГИМАЛАЕВ!

(В.Л. — за абсолютно точный перевод не ручаюсь, но специалисты мне перевели ее так: “Будь славен в веках, Цветок Лотоса!”)

Странно, но и любопытно! Один “руководящий” из районных властей на Чукотке, с кем я поделился собранными сведениями, предложил “оперативно решить эту проблему”:

“Возьмем вертолет, посадим взвод пограничников с автоматами, полетим и разгадаем все загадки!”. Этого делать нельзя! Можно восстановить коренное население против себя, последствия чего могут быть непредсказуемыми!

Этим можно восстановить местное население против русских. Акция подобного плана была бы надругательством над верованиями стариков, которых называют уважительным чукотским словом “льыг’оравэтльан”, что в переводе на русский означает “настоящий человек”.

А то, что сопка с пещерой — закрытое ритуальное место посвященных чукчей, сомнений у меня уже нет.

Вряд ли эта загадка будет когда-нибудь открыта, а жаль: такого подарка, как “вмороженные в ледяной монолит первобытные люди в меховых одеждах, вместе с вмороженным рядом с ними мамонтом”, мировая наука еще не знала.


В избранное (15) | Просмотры: 16209

Комментировать
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.