Фантастическая Пегги Ли
Автор Игорь Дмитрук   

Пегги Ли 
  
Фантастическая Пегги Ли

Не в первый раз мир облетает приятная для сильной половины человечества новость: красивых женщин становится все больше!.. Что правда, то правда.

Приезжайте в Киев, Минск, Питер – и убедитесь, что так оно и есть. А уж если зайдёте в столичный вуз, и вовсе голова закружится…

Пожалуй, надо пересмотреть известное утверждение, что нормальный мужчина каждые три минуты думает «об этом»: при таком изобилии красавиц счёт, наверное, идёт уже на секунды.

Однако подлинным ценителям женщин нечего «раскатывать губу».

Чувственность и сексуальность (не путать с распущенностью) дарятся природой не всегда одновременно со стройной фигурой и симпатичным личиком.

Многие глянцевые красотки отличаются лишь жеманством и капризностью. А уж стоит такой «мисс» произнести несколько фраз – и её привлекательность тает наполовину, а затем и вовсе испаряется, словно эфир… Оттого-то мы с детства любим Золушек и недолюбливаем принцесс.

Истинные сексуальность и чувственность редки, как большие самородные алмазы. И, видимо, главным смыслом этих природных даров является не возбуждение в мужчинах низменного начала, а рождение благородных порывов.

 Фото с Пегги Ли
  
Яркая женственность дарит жизненную энергию; она, будто рыцарский горн, заставляет мужчин втягивать свои животы и очищать мысли от похоти, согласно Фрейду, стоящей во главе всех чувств. (Автору этих строк ближе по духу Карл Юнг).

Поступки такой женщины вызывают преклонение и уважение у многих поколений. Чего, например, только стоит героическая поездка Одри Хепберн в гибнущую от голода и эпидемий Эфиопию!

На чём же основывается непобедимая привлекательность настоящей Женщины?

На многом, скажете вы, и прежде всего, вероятно, на душевном богатстве. Опять же, внешность, манеры…

Но, думаю, ни один из читателей не возразит против утверждения автора: все прелести удесятеряет обаятельный голос!

Да! Нас манит и волнует проникновенный женский голос – и всё, что с ним связано…

Во все времена материнская колыбельная была самым высоким и светлым воспоминанием для любого сына.

Повзрослев, мужчины навсегда теряют эту психологическую защиту. Повторить материнский голос не удаётся никому. А вот приблизиться к нему…

Вот и в эти минуты, когда автор работает над текстом, рядом звучит знаменитая «Лихорадка» в её исполнении.

Легкая дрожь обволакивает сначала плечи, затем спускается к ногам… отпускает. Вечерний ветер дышит из окна… или это снова мистический голос подкрадывается, словно кошка?!

И – никакого обмана, применяемого в современной звукозаписи. Самый настоящий, самый подлинный голос…

 
  
  
Джазовый критик всех времён, англичанин Леонард Физер откровенно определил эффект её пения:

«Если тебя не заводит, когда поет Пегги Ли, – значит, ты мертвый, чувак!».

В чем же секрет этой фантастической чувственности?

Ответ прост. В самой Норме Дэлорис Эгстром, – таково настоящее имя американской певицы.

Жизнь маленькой Пегги началась с больших испытаний.

Седьмой ребёнок в семье железнодорожника, – четырёх лет от роду Норма остается без матери…

Во время учебы в колледже она поет в церковном хоре и на школьной сцене. Нордическая красота, подаренная родителями, норвежцем и шведкой, сочетается в девочке с не менее стойким скандинавским характером.

Маленькая белокурая леди быстро взрослеет «благодаря» ежедневным побоям и наказаниям мачехи.

Позднее ей приходится работать на ферме; затем бывшие работники фермы вспоминали, что их уже тогда очаровывал тонкий мелодичный голос маленькой разносчицы молока…

Норма пела при любой возможности, – а петь было что: американский джаз рождал в то время великое множество заводных свинговых мелодий...

Пахнущая молоком, свежая, круглолицая, – в 14 лет она оказалась на местном радио. После простуды, перенесенной в детстве, её голос приобрел уникальный тембр; его можно было сравнить с бархатом, под которым бьется нежное, но отнюдь не слабое сердце.

Судьба ненадолго дала Норме роль официантки в родном городе Джеймстауне, штат Дакота, – а затем отправила её, по собственному выражению певицы, вслед за блуждающим светом…

 Фото с Пегги Ли
  
(«Trevelling Light» – есть в ее репертуаре и эта «вечнозеленая» романтическая мелодия.)

В городе Фарго, куда она приехала, руководитель одного из джазовых ансамблей предложил ей взять несколько легкомысленный, но звучный псевдоним – Пегги Ли.

Спустя шесть десятилетий этот сценический псевдоним стал неотъемлемым от мирового вокального искусства.

…Чем дальше уходила Пегги от времён своего детского щебетания в роли маленькой разносчицы молока, – тем дороже для одиноких мужских сердец становилось её пение.

В конце 30-х годов она искала счастья в Калифорнии, – но первые попытки найти работу на солнечном побережье были неудачными.

Можно сказать, что в ту пору за тучами, далеко в небе, уже вспыхнула её звезда, но свет последней ещё не был виден на Земле: у каждого талантливого человека есть «световые годы», которые должны пройти до признания и славы…

Не видя своей путеводной звезды, но словно чувствуя её поддержку, она внезапно обрела свой неповторимый стиль.

Вот как это случилось.

На калифорнийском курорте Палм Спрингс, куда приехала Пегги, вокруг сцены одного из известных заведений царили шум и суета.

Чтобы как-то привлечь публику, Пегги попробовала петь тише и мягче. И вот приятная и желанная неожиданность: чем вкрадчивее она пела, тем внимательнее и тише вели себя посетители!

Успех был огромным…

С этого момента обольстительный, с еле уловимой хрипотцой, полный нежности и напора голос Пегги получил свой «фирменный» характер.

В том самом заведении «Долл Хауз» оказался владелец одного чикагского отеля: он пригласил певицу выступить у себя, – а там ее пение услышал «сам» Бенни Гудмен…

Предприимчивость, таившаяся в одесских корнях великого музыканта и создателя джаз-оркестров, помогала Бенни различать в музыкальном мире и выводить к славе всё лучшее, истинное...

Так случилось и с Пегги, которая заменила в его оркестре ставшую звездой и ушедшую Хелен Форест.

В 1941 году гудменовские «музыкальные блинчики» (популярные номера) с новым женским вокалом не только усилили успех самого оркестра, но и, главным образом, подарили миллионам слушателям новый звездный голос.

  
   
 
Надо отметить, что тогдашнюю искушённую американскую публику провести «на мякине» было невозможно.

Она либо навсегда принимала в любимцы настоящий талант, либо столь же решительно перечёркивала карьеру дутой знаменитости. Пегги была сразу принята в любимицы.

Понятное дело, жизнь её состояла не только из пения… Первым мужем певицы стал гитарист из оркестра Гудмена. Первым, но не последним.

Более года длился её брак; на это время поклонники потеряли Пегги из виду. Семейная жизнь пришлась по вкусу нашей героине, но ни один ее брак не стал для нее счастливым – до конца жизни.

Все четыре замужества Ли заканчивались разводами…

После затяжного «медового месяца» Пеги возвращается к любимой работе, пробует себя и в популярной музыке.

Ни одну из больших джазовых величин не миновала чаша сия, – но и ведь популярная музыка того времени была не сродни сегодняшней!..

В творчестве немеркнущего Фрэнка Синатры популярные мелодии занимали немалое место.

  
  
Кстати, тогда и состоялась встреча двух талантов, двух «секс-идолов» публики.

Возник временный, но плодотворный творческий союз.

Пегги украсила своим голосом собственный оркестр Синатры.

Впрочем, в ее исполнении популярных мелодий навсегда осталась блюзовая грусть…

Успешными оказались и экранные, голливудские работы Пегги.

За роль джазовой певицы, страдающей алкоголизмом, в «Блюзе Пита Келли» (1955), её даже выдвинули на премию «Оскар»…

Песни её собственного сочинения украсили классический диснеевский мультфильм «Леди и Бродяга».

Между прочим, голосом Ли в мультфильме разговаривает собака Пег! Художник-мультипликатор не удержался от соблазна: им была с мастерской точностью скопирована и передана мультипликационной героине вызывающая походка певицы.

Собака повторяла чувственные сценические движения Пегги…

В 1958 году песня «Лихорадка» стала образцовой для стиля, чья суть выражена в названии: поп-эротизм.

Каждая из звёзд исполнила свой вариант этой, заводной мелодии, – но лишь у Пегги она звучала столь проникновенно, что даже спустя полстолетия этой записью можно пристыдить десятки самозваных «секс-символов»…

  
   
 
В 1969-м знаком общественного признания блестящего вокала Ли стала премия «Грэмми». Самые авторитетные музыкальные критики называли Пегги лучшей белой певицей.

И это было чрезвычайно весомое признание! Ведь мировой пьедестал женского джазового и эстрадного пения доселе прочно занимали только чернокожие богини: Элла Фитцжеральд, Билли Холидей, Бесси Смит…

Один из аккомпаниаторов и Пегги Ли, и Эллы Фицджеральд, так определил талант певицы: «Пегги Ли живёт в музыке. Она поет, наполняя песни чувством и душевными переживаниями, у нее дивная фразировка и замечательное чувство ритма».

Произвол киностудий и фирм звукозаписи был тогда самым обычным делом. Но Пегги, как наследница древней крови викингов, стала упорным и удачливым борцом за свои музыкальные права.

  
  
  
  
За тот самый мультфильм «Леди и Бродяга» диснеевская студия была вынуждена доплатить певице круглую сумму в два с половиной миллиона долларов.

Не просто было хрупкой и сентиментальной женщине бороться с компанией-гигантом, – поэтому ставшее знаменитым судебное разбирательство положило начало множеству дел подобного рода.

А незадолго до смерти Пегги Ли участвовала в судебном процессе трехсот музыкантов против одной из главнейших акул шоу-бизнеса, и небезуспешно…

Окрашенный чувственностью талант певицы крушил не только тысячи мужских сердец, но и грозные, почти неприступные позиции музыкальных магнатов, считавших обычным делом – этак между прочим утаить сверхприбыли с авторских гонораров.

Такого героизма еще не было в истории шоу-бизнеса, да вряд ли уже и будет.

«Звездная» пыль современных исполнителей при более пристальном изучении оказывается обычными блёстками, да еще и перемешанными с обычным житейским мусором...

В 1960-х годах джаз был потеснён новомодным течением – рок-музыкой.

Лишь спустя несколько лет Пегги Ли вернулась в центр внимания, – когда выпустила автобиографический альбом «Норма Дэлорис Эгстром из Джеймстауна, Дакота».

Но никто не слышал от великодушной певицы нападок на рок. Она была мудра и понимала, что такое смена времён…

В завершение маленького рассказа о великой певице упомянем вскользь, что изящество и грация давались ей нелегко.

Немощи, связанные с застарелой болезнью – диабетом, были постоянными спутницами королевы обольщения.

Но на закате жизни Пегги дала настоящий решительный бой своим болезням: выйдя на сцену, сверкнула для верных поклонников и нестареющей «нордической» красотой, и по-прежнему неповторимым голосом…

После вынужденного перерыва в несколько лет она делает ещё несколько записей на рубеже 1980-1990-х.

Ее последний альбом вышел в 1992-м году; голос Пегги не звучал с тех пор, как певицу разбил инсульт.

Но она так и не сдалась; не стала устаревшей, экспонатом в музее джаза. Её не заменили лучшие, – лучших не было.

Просто сделала в 2002 году следующий шаг: в вечность.

В избранное (38) | Просмотры: 22919

Комментировать
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.