Дети Снежной королевы
Автор Никита Кривцов   
Саамские девочки

Саамы - дети Снежной королевы

О
т самого слова «Лапландия» веет таинственностью и сказочностью. То ли оттого, что впервые о ней мы узнали из андерсеновской «Снежной королевы».

То ли оттого, что это самый далёкий, самый необжитой уголок Европы: сотни, тысячи квадратных километров холмистой лесотундры, изрезанной быстрыми порожистыми реками и испещрённой озёрами, пустынные плоскогорья – видды и скалистое побережье студёного Ледовитого океана.

Да и саамы, коренные обитатели Лапландии, – один из самых загадочных народов континента. Его происхождение туманно, а история драматична и даже трагична.

В значительной степени ассимилированные, поглощаемые современным постиндустриальным обществом, они тем не менее смогли сохранить свою самобытность. В этом я не раз убеждался во время своих поездок по Лапландии.

Кстати, сами саамы название «Лапландия» не любят и не употребляют. Как полагают, этот топоним (и в английском, и в шведском, и в русском языках – вспомните «лопарь» и «лопь») происходит от слова «лапп» – «заплатка», то есть означает человека, носящего латаную одежду.

В общем, термин довольно оскорбительный. Считается, что это «lapp» появилось в шведском языке в XII веке и пришло от викингов, употреблявших его в своих поселениях в окрестностях Ладожского озера. Ранее использовался этноним «фении», или «финны» (finn).


Георгиевская часовня в Нейдене

Именно так их называет греческий историк Пифей в 325 году до н. э., когда пишет о живущем далеко на севере народе (pinnai). В своём труде «Германия» (98 г. н. э.) Тацит тоже говорит о народе фениев (finni), описывая, по всей видимости, повседневную жизнь древних саамов.

В Норвегии имя «финн» в отношении саамов сохранилось, и оно присутствует в названии самой дальней и самой северной из провинций страны – Финнмарк.

Правда, есть и другая версия: русское «лопарь» (а значит и шведское «лапп») этимологизируется из финского как «житель окраинной земли». Во всяком случае, в русских летописях саамы впервые упоминаются под 1000-м годом как «лопь».

Когда-то предки современных саамов населяли весь север Европы – от нынешней Средней Швеции на западе до Северной Двины на востоке. В конце I – начале II тысячелетия н.э. область проживания саамов включала и Карелию, Приладожье, Прионежье, Белозерье, бассейн Северной Двины.

Об этом напоминают некоторые топонимы: названия всё с тем же корнем «лапп» встречаются вплоть до Южной Финляндии, а «лопскими погостами» в старину называли северо-западное Приладожье.

Топонимы, включающие название «Лопский», можно найти и в Архангельской области, а присутствие названий саамского происхождения прослеживается на юг до Вологодской области.

Например, в имени речки Печеньги, притока Сухоны (конечно же, «родни» Печенге кольской), – несложно найти саамский корень «пиечче» («сосна»), а имя поселка Нюксеница все на той же Сухоне происходит от саамского же «нюкша» – «лебедь».


Традиционный саамский срубВплоть до Южной Карелии встречаются и священные камни древних саамов – сейды.

Похожие я видел по всей Северной Норвегии – даже из окна поезда, на перевале между Му-и-Рана и Будё в провинции Нордланд…

Но, спасаясь от распространяющейся финской и карельской колонизации, а позже – шведской и норвежской, сопровождавшейся, вероятно, и обложением данью, саамы уходили всё дальше на север – вслед за мигрирующими стадами диких оленей.

«В прошлом лопаря не притеснял только ленивый, – писал в 1913 году побывавший в Лапландии литератор и археолог Сергей Дурылин.
– Единоплеменники, финны и карелы, оттесняли его на крайний унылый север, грабили его скандинавские и новгородские удальцы, обкладывали тяжелыми податями и норвежцы, и шведы, и русские, и часто все трое одновременно...»

Саамов не только притесняли, эксплуатировали, не только захватывали их земли. С саамскими шаманами и колдунами вовсю боролись миссионеры.

Известно, что 1685 год был отмечен сожжением саамских барабанов, преследованием тех, кто придерживался старых верований, и разрушением сейдов. В 1693 году некий саамский шаман был заживо сожжён за колдовство.

Даже саамские шапки были предметом преследования со стороны миссионеров, видевших в них фаллический символ – элемент языческого культа. Вообще весь XVII век оказался одним из самых тяжёлых в истории саамов – именно тогда началась колонизация их земель, поощряемая шведскими властями.

Вот так и получилось, что саамы оказались на самом севере Европы, в самом суровом и диком её краю.

Надо еще отметить, что до конца первой четверти XIX века границы между государствами в Лапландии проведены не были. И считавшие этот край своей землей саамы спокойно мигрировали со своими оленями. Но ситуация изменилась.

30 тысяч саамов живет ныне в Норвегии, 15 тысяч в Швеции, 5 тысяч в Финляндии, около 2 тысяч – в России. Однако если считать только тех, кто говорит на своём родном языке, то цифры будут другими: 10 тысяч в Норвегии, 5 тысяч в Швеции, 3 тысячи в Финляндии и одна тысяча в России.

Это все, что осталось от некогда большого и широко расселённого народа! Причем только в норвежской провинции Финнмарк есть районы, где саамы составляют большинство населения.


Ездовые собаки

О временах, когда саамы пришли в эти самые дальние и суровые места Европы, существует легенда, которую я услышал в Финляндии, в окрестностях лежащего на полярном круге Рованиеми. Её поведала мне хозяйка оленьей фермы, показывая шапку, напоминающую сшитые вместе четыре колпака, концы которых свешивались в разные стороны.

Некогда в этих северных краях человеку жить было невозможно из-за холода, ибо ветры дули одновременно со всех четырёх сторон. И вот пришёл сюда первый человек и сшил шапкуколпак, но не с одним, а с четырьмя концами.

Поднял он эту шапку и поймал в каждый из концов по ветру – южному, западному, северному и восточному. С тех пор и стало возможно здесь жить человеку. А шапку так и назвали – «шапкой четырёх ветров».

Эту легенду я вспомнил, когда разглядывал витрины музея в Рованиеми, посвящённого природе и народам Севера, – «Арктикума», где выставлены и головные уборы саамов.  Были среди них и высокие цилиндрические, и в виде рога, загнутого вперед, красные и синие, мужские и женские.

У каждой группы саамов свои собственные фасоны шапок. У меня есть буклет саамской библиотеки в норвежском городке Карашок на нескольких языках, так в нём норвежский, английский, немецкий и финский разделы обозначены «привычно» – государственными флажками, а саамские наречия – изображением шапочек.

Саамы, разделённые государственными границами, но проживающие на большой территории и традиционно ведущие кочевой образ жизни, так и не сложились в единую нацию.


Национальная одежда саамаИ хотя сами саамы считают себя единым народом, они действительно представлены несколькими группами, среди которых выделяют северную, южную и восточную.

При этом каждая из них делится ещё на несколько небольших подгрупп.

Самая большая группа – северные саамы: именно они живут в норвежской, шведской (до среднего Норботтена) и финской (кроме района озера Инари) Лапландии.

И у каждой группы – свой диалект. Потому-то у саамов диалектов столь же много, сколь и фасонов шапок!

Северный диалект наиболее распространён, и на нём говорят примерно 70-80% всех саамов.

Он-то и положен в основу литературного саамского языка в Скандинавии.

Им пользуется и большинство саамов норвежской Лапландии, проживающих в районе Альты, Каутокейно и Карашока, «саамской столицы» Норвегии.

Что же касается национальных костюмов, то у них есть свои особенности даже внутри одной группы. Например, нетрудно увидеть различия в одежде саамов из Карашока и Каутокейно, хотя два городка расположены сравнительно недалеко друг от друга, а их жители говорят на одном диалекте.

Но саамский костюм – это отдельный разговор. В нём прежде всего поражает яркость красок – красный, синий цвета почти всегда присутствуют, плюс зелёный и жёлтый.

На мужчинах чаще всего можно увидеть синие штаны и синие расшитые рубахи, на женщинах – синие платья с яркой оторочкой и широким поясом. А ещё массивные бронзовые броши, монисто, платки…

Головные уборы у мужчин – это высокие цилиндрической формы шапки, украшенные бисером, или шапки с четырьмя концами (те самые «шапки четырёх ветров»)... У женщин головные уборы напоминают и капоры, и кокошники. Поверх них нередко надевается платок, завязанный под подбородком.

Зимой костюм дополняется одеждой из шкур мехом наружу. Пояс, кожаный у мужчин и обычно плетённый из шерсти у женщин, носят всегда и непременно. Кожаные красно-белые пояса часто украшены серебряными подвесками, из-за чего они напоминают монисто. Особенностью же традиционной саамской обуви всегда был узкий загнутый нос…


Саамский костюм
Полный саамский костюм стоит немалых денег. Однако он есть у каждого саама, даже у тех, кто
живет в городе и наряжается только по особым случаям


Все цвета национального костюма лапландцев очень символичны. Они же, кстати, присутствуют и на саамском флаге, где синий – это цвет полярной ночи, а все остальные цвета напоминают о долгожданном и коротком лете.

Круг посредине – это солнце. Саамы считают себя детьми нашего огненного светила, энергия которого позволяет им преодолевать долгую и холодную зиму.

Да и яркие цвета саамских костюмов как бы компенсируют скудость красок снежной зимы, которая в этих краях длится полгода…

Конечно, ткани, платки и украшения саамы в былые времена выменивали на меха у торговцев, приходивших из более южных стран.

Но цвета выбирали сами, покрой одежды тоже веками оставался практически неизменным, а филигранные украшения из бронзы, серебра и других металлов они доводили до совершенства самостоятельно.

И в своих костюмах всегда выглядели весьма экзотично и даже этим отличались от живших южнее соседей – скандинавов, финнов, карел и русских.


АннаНо вернёмся к вопросу о происхождении саамов. Оно до сих пор точно не известно.

Одни считают их потомками древних охотников, рыболов и собирателей, поселившихся на Севере Европы еще во времена неолита. Другие видят в них переселенцев с востока.

В самоназвании же этого народа – «саами» прослеживают сходство с «суоми».

Возможно, предки современных шведов, первыми из европейцев вошедшие в соприкосновение с финнами и саамами, смешивали, путали два народа, отчего за первыми и закрепилось во многих языках имя, обозначавшее ранее вторых.

Но это и не случайно – саамский язык относится к финно-угорским, хотя и занимает в этой семье несколько обособленное место.

И, с точки зрения антропологов, саамы отличаются от своих ближайших соседей – финнов и карел, да и вообще не представляют собою единого типа: на западе у них преобладают европеоидные черты, на востоке – уральские.

А некоторые учёные ближайшей родней саамов склонны видеть сэту – загадочную группу людей, живущих на границе Эстонии и России, которая, вероятно, представляет собой «осколок очень древнего населения Европы, может, даже потомков охотников на мамонтов».

Есть и учёные, которые склонны отождествлять их с загадочной «чудью» – народом из древних летописей и сказаний. Не случайно ещё в позапрошлом веке бытовали предания саамов об их былом могуществе.

В чём же сходятся все специалисты, так это в том, что предки саамов шли вслед за отступающим ледником на север, став первыми обитателями Лапландии.

Кстати, предкам современных саамов приписывают и создание петроглифов на берегах Онежского озера и Белого моря. Эти «картинные галереи» древности очень близки и по стилистике, и по тематике, и по датировкам тем петроглифам, что обнаружены в Альте, на севере Финнмарка в Норвегии.

На скалах в Альте можно найти, в числе прочего, и изображения лодок. Они почти такие же, как на соседних реках Альта и Тана, только те, естественно, теперь снабжены ещё и мотором!

Кстати, рисунки на саамских бубнах очень напоминают наскальные изображения и в Альте, и в российском Беломорье, и на Онежском озере!


Анна-ЛуизаТипаж же современных саамов охарактеризовать довольно сложно.

Разглядывая старые фотографии лапландцев, часто обращаешь внимание на их небольшой рост, на монголоидные черты лица и у многих – на сморщенную кожу.

И, кажется, действительно находишь антропологическое родство саамов с другими народами Крайнего Севера. Но ныне таких лиц почти не увидишь.

Наверное, дело в том, что изменился образ жизни многих саамов, да и само качество этой жизни совсем иное.

Пища стала более разнообразной, не приходится столько времени проводить на морозе и пронизывающем ледяном ветру…

Я долго пытался определить какие-то общие черты в их лицах, найти наиболее распространённый цвет волос, глаз...

И вдруг меня осенило: если они на кого-то и похожи, то на наших сельских мужиков. Я это понял, когда однажды увидел в Альте одного саама с прикуснутой сигареткой в углу рта. Ну точно наш характерный деревенский типаж!

Это не означает, что все они на вид простоваты. Вовсе нет: среди женщин немало очень симпатичных и красивых. И как тут не вспомнить слова писателя и путешественника Василия Немировича-Данченко, который более ста лет назад писал о красавицах, встречающихся среди лопарей, как о «блондинках с черными глазами и брюнетках со светлыми».

…На самом крайнем севере Скандинавского полуострова, где «ветры дуют со всех четырёх сторон», саамам на протяжении многих веков удавалось сохранять традиционный образ жизни, включающий кочевое оленеводство, рыболовство и охоту.

Но главную роль в жизни саамов на протяжении столетий играл именно олень. Олень давал им мясо, молоко, шкуры. То есть пищу, одежду, материал для сооружения чумов. Жили саамы небольшими поселениями – «сийда» («сийт»).


Саамка на стойбище оленеводов-кочевниковЛёгкие летние саамские жилища – «лавву» напоминают «типи» американских индейцев: каркас из жердей, покрытый оленьими шкурами или парусиной.

Обычно их ставили на временных стоянках, когда кочевали вместе со своими полудомашними оленями.

А вот зимнее саамское жилище представляло собой бревенчатую постройку в форме четырех- или шестигранной усечённой пирамиды с дымовым отверстием наверху.

Её остов, однако, тоже покрывался оленьими шкурами или плотной тканью, а сверху клали кору, хворост, дёрн.

В центре жилища устраивался каменный очаг. Пол покрывался оленьими шкурами.

Чтобы понять значение оленей в жизни саамов, достаточно сказать, что у них существует примерно 400 слов, обозначающих только оленью масть!

Не случайно и мифология саамов, и многие их традиционные верования связаны с оленями. Особо ценятся белые олени – «габба».

Сегодня большинство саамов, по крайней мере в Норвегии, Швеции и Финляндии, живут в обычных современных домах. Но на фермах и в небольших городках перед домом саама всегда можно увидеть развешанные для просушки на ветру куски оленины.

Вяленая оленина была главным продуктом питания у саамов во время долгих походов вслед за стадами по лесотундре и видде.

Кстати, во время таких переходов, особенно зимой, саамы кладут кусочки наструганной вяленой оленины в кофе – свой излюбленный напиток. И согревает, и питательно, и бодрит, одновременно и суп, и десерт – кофе от оленины вкус почти не меняет.

Но образ жизни саамов, конечно, очень изменился. Большинство бывших охотников и оленеводов заняты в современных отраслях экономики, в сервисе, бизнесе, сфере культуры и органах управления.
 

Кормление оленя«Оленьих», или кочевых, саамов в Скандинавии сейчас совсем немного.

Лишь десятая часть саамов Норвегии ведет более или менее традиционный образ жизни.

Хотя в Карашоке их доля выше (в оленеводстве занята примерно одна пятая из 2700 его жителей).

Когда горные пастбища на границах со Швецией и Финляндией истощаются, саамы перегоняют оленей к северу, ближе к морю, доходя до самой северной точки Европы. Миграции эти, правда, немного видоизменились.

Через пролив к острову Магеройя, который мысом Нордкап уходит в безбрежье Ледовитого океана, изголодавшихся, слабых животных перевозят на пароме.

Но обратно они, как и прежде, несколько километров плывут через пролив сами.

Саамы же, кочуя вслед за оленями, используют не только свои лавву, но и жилые прицепы-«караваны» со всеми удобствами, и, загоняя стада, несутся по тундре зимой на снегоходах, а летом на квадроциклах.

Раньше снегоходы заменяли саамам лыжи. Охотники и оленеводы, они всегда, с глубокой древности, слыли отличными лыжниками. Подтверждения тому, что лыжи изобрели именно саамы, нет. Но то, что они первыми из европейцев встали на них, – это точно.

А вот традиционные саамские ножи не поддаются никакой цивилизации. Их можно увидеть на поясе у любого саама – мужчины, женщины, ребенка, которые имеют дело с оленями. Он непременно нужен для жизни среди природы.

Разжечь огонь, приготовить пищу, поставить лавву – без ножа не обойтись. Дети умеют прекрасно обращаться с ним лет с пяти. А взрослые мужчины разделывают ножом тушу оленя за считанные минуты!

Диких оленей в Норвегии нет. Все они принадлежат конкретным владельцам, хотя и могут пастись вроде бы совсем без присмотра. Спрашивать у саама, сколько оленей он имеет, считается крайне неприличным. Это примерно то же, что спрашивать, сколько у него денег.


Саамский ножНо олени – не только главное богатство саамов. Они определяют сам образ их жизни, старинные верования и ушедшие в прошлое ритуалы.

А приверженность саамов своим традиционным верованиям и была одной из причин преследования их на протяжении столетий, конечно, наряду с желанием прибрать к рукам их земли, богатые пушниной, рыбой и ценными минералами.

Саамов считали колдунами, связанными с магией и нечистой силой.

Потому и уничтожали ритуальные саамские бубны, убивали шаманов. И всегда пытались обратить в христианскую веру.

Правда, в начале XVIII века норвежец Томас фон Вестен не только обращал лапландцев в христианство, но и ввёл обучение на их родном языке.

Сегодня в городе Му-и-Рана в провинции Нурланд стоит памятник фон Вестену, на котором так и написано: «Саамский апостол».

Вообще церковь, несмотря на политику гонений на шаманизм, первой обратила внимание на саамский язык. Первая книга на саамском языке, представляющая собой карманный молитвенник, была издана в 1619 году, за ней в 1633-м последовал катехизис.

Евангелизация саамов на востоке, со стороны России, началась ещё раньше. Её связывают с именем основателя Трифоно-Печенгского монастыря у Печенги в нынешней Мурманской области преподобного Трифона, который, по преданию, и соорудил деревянную часовню в местечке Нейден в Финнмарке в 1565 году.

С тех-то ещё пор и появилась в Норвегии группа православных саамов, известных ныне как «скольт-саамы». А Трифон получил то же, что и фон Вестен, прозвище – «саамский апостол», только – православный.


Подготовка к обеду

Скольт-саамы, известные раньше как «русские лопари», жили первоначально в районе Печенги, на пограничной ныне реке Паз. С проведением в 1826 году границы они были вынуждены выбирать подданство, ибо свободно кочевать стало невозможно.

А в 1920-е годы, когда эта территория отошла Финляндии, норвежское правительство выкупило у неё права на промысел рыбы на реке Паз, и саамы вообще остались без средств к существованию.

Поэтому большая их часть откочевала со своими стадами на территорию Финляндии и поселилась там в районе Севеттиярви. Лишь около 250 человек остались в районе Нейдена, рядом со своей святыней – крошечной православной часовней.

Кстати, одна из версий происхождения названия «скольт» тоже свидетельствует, что отношения у саамов с властями – в том числе и с русскими – складывались не лучшим образом. Это слово выводят от норвежского «скале» – «череп».



В сувенирном магазине саамов

Так вот, согласно этой версии, скольтские мужчины мыли головы в крепком соляном растворе, чтобы избежать службы в царской армии: от соли головы лысели, и хитрые оленеводы получали белые билеты.

По другой версии, слово «скольт» происходит от названия Кола (так раньше называли Мурманск и окружающие земли) – мы, мол, «с Колы»…

А вообще-то скольтские саамы действительно сохранили во всей своей культуре русское влияние. Особенно оно заметно в женских костюмах – в кокошниках и сарафанах, очень напоминающих деревенскую одежду XVIII века.

А на небольшом кладбище около нейденской часовни можно найти могилы с архаичными русскими именами…

Правда, сами саамы, несмотря на то, что разделены границами четырёх государств, говорят на разных диалектах и носят разные костюмы, считают себя одним народом и не признают когда-то проведенных без спроса их мнения границ.


Хозяева фермы «Боазо»У них есть свой флаг, единый для всех саамов Норвегии, Швеции и Финляндии.

На северном, наиболее распространенном диалекте выходят газеты, журналы, ведутся радио- и телепередачи.

В Карашоке, помимо студии саамского радио и телевидения и редакции саамской газеты «Min Aigi», есть и свой парламент, разместившийся в большом здании, построенном в виде чума.

Первое заседание Саамского парламента Норвегии состоялось в 1989 году.

В нём сейчас 43 депутата, из которых 22 – женщины. Женщина же, Айли Кескитало, ныне и возглавляет его.

Парламент не имеет законодательной власти, однако любое решение, касающееся саамов или затрагивающее их интересы, должно получить его одобрение.

Чтобы избирать и быть избранным в парламент, необходимо соответствовать трём требованиям: быть не моложе 18 лет, чувствовать себя саамом и если не самому, то хотя бы родителям или даже их родителям говорить по-саамски.

Правда, рассказывали мне в Карашоке, с составлением списков избирателей возникают иногда проблемы. Дело в том, что саамы с недоверием относятся к различным спискам – сказывается их этническая память.

Обычно переписи означали ограничение прав, обложение налогами, особенно – во времена гитлеровской оккупации, завершившейся уничтожением всех городов и поселков в Лапландии.

Саамы, будучи опытными и умелыми охотниками, всегда отличались миролюбием. Средневековые авторы отмечали, что они были единственным племенем, с которым полководцы отказывались воевать.


Анна-Луиза со своими оленями

Саамы не верили в войну как средство разрешения конфликтов и в случае их возникновения просто «исчезали».

Поэтому во многих старинных летописях, в том числе и русских, говорилось, что «чудь» «уходит под землю», что ещё больше работало на их образ как таинственного и загадочного народа.

Миролюбие и сегодня возведено у них в один из главных принципов. Лишь один раз саамы по-настоящему взбунтовались.

В 1852 году группа саамов, требовавших запретить продажу алкоголя, в норвежском городке Каутокейно убила владельца лавки спиртных напитков и подожгла саму лавку, дом священника и полицейский участок.

Это практически единственное в саамской истории выступление было жестоко подавлено: двоих бунтовщиков казнили, семеро умерли в заключении. И вошло оно в историю как «восстание в Каутокейно».


Хозяин оленьей фермыЗапрет языка, преследование культуры, насильственная ассимиляция и, главное, захват земель саамов, которых со второй половины XIX века, как и североамериканских индейцев, в целях подкупа и обмана стали спаивать алкоголем, продолжались в Скандинавии вплоть до начала прошлого века.

Но и сто лет назад в Норвегии землю в собственность мог приобрести лишь тот, кто имел норвежское имя и владел норвежским языком.

А меры в сфере образования, нацеленные на полную ассимиляцию саамов, действовали вплоть до окончания Второй мировой войны.

В Швеции же статус саамского языка к середине XIX века был подорван настолько, что многие сочли излишним сохранять его дальше.

В начале прошлого столетия официальная государственная политика изменилась, правительство больше не настаивало на насильственном выполнении цивилизаторской программы, но саамское общество к тому времени уже неотвратимо шло к своему распаду.

Не удивительно, что отступавшие шаг за шагом саамы теряли не только свои земли, традиции, но и язык.

Датский хронист Саксон Грамматик еще в XII веке называл саамов искусными лучниками и лыжниками, а также магами и предсказателями. В начале ХХ века это подтвердил  Сергей Дурылин: «Лопарей в старину, и не в далекую ещё старину, считали за могучих чародеев и колдунов...».

Однако добавил:  «Но, должно быть, не сумел лопский народ, при всём своём чародействе и могуществе, сделать самого простого: выколдовать для себя самого счастливую жизнь, – даже только сносную жизнь, потому что лопская жизнь и прежде, и теперь – горький безнадежный труд...».

Тем не менее и сто лет назад в путевых заметках о Лапландии можно было найти свидетельства того, что будущее этого народа не столь уж безрадостно. «Лопари и те все грамотны», – писал, например, Василий Немирович-Данченко в 70-е годы позапрошлого века.


Саамские саниА тот же Дурылин замечал: «Надо удивляться не тому, что лопари бедны, грязны, невежественны, слабы, что смертность среди них необыкновенно велика, а тому, что при всем этом они ещё живут и не вымирают и сохранили в своём народном характере много самых отрадных и добрых черт...

Гостеприимство лопарей должно войти в пословицу.

Добродушие их, незлобивость, готовность оказать бескорыстно всяческую услугу известны всякому, имевшему с ними дело...»

Главное то, что саамы перестали быть «молчаливым меньшинством».

После Второй мировой войны в Финляндии и обеих скандинавских странах положение саамов улучшилось, и параллельно с этим выросло их национальное самосознание.

В 1950-е годы в Норвегии и Швеции создаётся саамский литературный язык.

Правда, в Финляндии и Норвегии саамский был признан официальным лишь в 1992 году, в Швеции еще позже – в 1999-м. Но доля саамского языка в школьном обучении неуклонно растёт.

Например, Акт о школьном обучении в Финляндии (1985 г.) предполагает до 240 академических часов в год для преподавания саамского языка.

Выработанный единый литературный язык саамов (на основе северного диалекта) с унифицированной орфографией позволил создать единое образовательное и культурное пространство для саамов Норвегии, Швеции и Финляндии.

К настоящему моменту в этих трёх странах существуют законы о саамском языке, регулирующие его использование в образовании и делопроизводстве.

В местностях с саамским населением тут и там можно видеть надписи и указатели на саамском языке. На саамском языке идёт служба в церкви в Карашоке. В школах можно учиться на саамском языке, хотя молодые саамы, конечно, прекрасно владеют норвежским и английским.


Хозяйка оленьей фермыЧто же до традиционных верований, магии и шаманизма, то они сохранились лишь как воспоминание об одной из составляющих ушедшей саамской культуры, а также в виде сопутствующих им артефактов – бубнов, сейдов, жертвенных камней.

Все саамы – христиане или атеисты. В возрождаемой культуре уже нет места древним шаманским поверьям, а тем более практике.

Центром же и душой саамских культуры и традиций является йойк.

Йойк – это вокальное искусство саамов, напоминающее горловое пение, которое на первый взгляд использует всего несколько нот, немного заунывное, но окрашенное столь же ярко, как и саамские костюмы, и наполненное невообразимым по широте набором эмоций.

Йойк дарят друг другу на праздники, поют как приветствие.


Есть любовные йойки, есть лирические, есть причиты, что-то сохранилось в них, видимо, и от древних колдовских обрядов. Йойк можно сочинить по любому поводу, спеть и для человека, который далеко, для оленя, для гор, леса и реки.

Сегодня йойк издают на компакт-дисках во всех скандинавских странах. Хотя каждый саам может и имеет право исполнять йойк, подлинных вершин в исполнении достигают немногие, а среди исполнителей есть свои знаменитости.

Например, Мари Бойн из Норвегии, записи которой транслировались по многим радиостанциям мира и с которой сотрудничал даже Питер Гэбриэл. Она поистине саамская гордость и знаменитость – её  имя носит даже одна из улиц в Карашоке.

Другой знаменитый исполнитель – Нильс-Аслак Валкеапяя – пел йойк на открытии Зимних Олимпийских игр в Лиллехаммере. Любопытно, что Валкеапяя живет в Финляндии, но, повторяю, для саамов это не имеет значения, они считают себя единым народом.

Добившись в последние годы реализации многого – создания комиссии по правам саамов и своего собственного парламента, а вместе с тем и соответствующего жизненного уровня, саамы поняли: единственный путь сохраниться как народу в мире космополитичной цивилизации – это оберегать свою культуру и менталитет.

Конечно, при этом саамы с их яркими костюмами, оленями и необычными традициями неизбежно становятся туристическим аттракционом. Но это, в общем-то, не имеет значения.

Стоит послушать йойк, понаблюдать, как даже городские саамы обращаются – и общаются! – с оленями, чтобы понять: они – где бы ни были, кем бы ни работали – остаются прежде всего самими собой.

И если вы спросите, они наверняка ответят, что гордятся тем, что они саамы.


В избранное (9) | Просмотры: 21894

Комментировать
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.