Австралия. Уютный и тихий континент
Автор Сергей Маневич   

Лучшее место для знакомства с культурой аборигенов – лагерь Тжапукай (Tjapukai), расположенный в штате Квинсленд, в 30 километрах от города Кэрнс.

Лучшее место для знакомства с культурой аборигенов – лагерь Тжапукай (Tjapukai),
расположенный в штате Квинсленд, в 30 километрах от города Кэрнс.

Австралия. Уютный и тихий континент

Вокруг Света
О
ткрытие Австралии очень долго связывали с именем английского мореплавателя капитана Кука, который «первым из европейцев» ступил на ее берег в 1770 году.

Быть может, именно это событие ускорило начало мрачного периода в истории Австралии: восемнадцать лет спустя британское правительство распорядилось отправлять туда каторжников.

Но только первооткрывателем был все-таки не он. Первыми европейцами, побывавшими у берегов этого континента и встретившими разрозненные племена аборигенов, были сначала французы, а затем голландцы.


К 18 веку ученый мир Европы допускал существование неведомой земли, которую впоследствии назовут Австралией (по-латыни auster означает южный ветер).

Это допущение не выходило за рамки средневековой космографии: считалось, что четвертый континент Южного полушария должен был служить противовесом Северному и не позволить Земле опрокинуться.

Подданный короля Франции Бино Польмье де Гонневиль не сомневался, что в начале 1504 г. ступил на побережье именно такого обширного островаконтинента. Он вышел из порта Онфлер на маленькой каравелле «Espoir» («Надежда») по направлению к Индии.



Предпринимателям было где развернуться на вновь освоенных территориях Австралии

Предпринимателям было где развернуться на вновь освоенных территориях Австралии

В ту эпоху все корабли под флагами Франции, Англии, Португалии, Испании и Нидерландов шли одним и тем же путем. Но именно Гонневилю, случайно отклонившемуся от курса из-за сильнейшей грозы, было суждено 6 января 1504 года открыть райскую землю в Южном полушарии.

Он назвал ее Южная Франция. Отныне французские суда, покинув мыс Доброй Надежды, отдыхали на промежуточной остановке по пути к Индии.

К сожалению, Гонневиль не смог точно указать координаты места, с которого отклонился от курса. Напрасно впоследствии французские моряки искали открытую им землю. Они заходили слишком далеко на восток или на юг.

Спустя два столетия после этого события другой француз, Сент-Аллуарн, все же высаживается на западном побережье Австралии и в 1772 г. вступает во владение ею от имени короля Людовика XV.



На старинной карте Австралия показана, как диковинный и романтический уголок Земли

На старинной карте Австралия показана, как диковинный и романтический уголок Земли

Во время короткого периода французского правления Луи Антуан де Бугенвиль проходит в 1766 г. Большой Барьерный риф. Сейчас от этих кругосветных плаваний остались только пожелтевшие документы в министерских архивах да несколько французских имен на карте.

Увы, из-за сурового соперничества с европейскими соседями и политических передряг внутри страны Франция в итоге потеряла интерес к будущему новой колонии. К началу 40-х годов 19 века фригийский колпак, теряющий свое величие под давлением английского цилиндра, оставит всякие притязания на Австралию, а затем покинет и Новую Зеландию.

Среди многих экзотических тихоокеанских земель французы в результате этого колониального преферанса сохранят только то, что им окажется по силам удерживать до наших дней. Они окопались далеко на востоке Тихого океана, в Новой Каледонии.

В Голландии честь официального открытия Южного континента принадлежит Виллему Янсзону. В 1606 г.он достигает северной оконечности Австралии, пересекает Торресов пролив и проплывает вдоль побережья полуострова Кейп-Йорк, даже высаживается на него, но находит землю слишком болотистой, и хоть называет ее Новой Зеландией, но считает частью острова Новая Гвинея.

Тасман же, открывший в 1642 году юго-западную часть названного его именем острова, считает его частью материка. Джеймс Кук приплыл к восточному побережью Австралии лишь 150 лет спустя и сразу же объявил ее английским владением.

Не в пример своим соседям по Старому Свету, англичане не ограничились фактом первооткрывательства и проводили систематические исследования, отправляя на новый континент экспедицию за экспедицией.

Одним из ярких примеров научной самоотверженности британцев является Чарльз Стерт. Этот рыцарь географии прибыл в Австралию в 1827 году в качестве офицера, ответственного за группу каторжниковпереселенцев.



Одна из главных климатических жемчужин Австралии – побережье «Золотой Берег» в Квинсленде. Здесь в субтропиках – лучшее место для серфинга, парусного спорта, рыбной ловли. И просто отдыха после трудового дня

Одна из главных климатических жемчужин Австралии – побережье «Золотой Берег» в Квинсленде. Здесь в субтропиках – лучшее место для серфинга, парусного спорта, рыбной ловли. И просто отдыха после трудового дня

В то время намерения стать путешественником и исследователем у него не было. Но спустя несколько лет после прибытия на континент он предпринял свою первую экспедицию в поисках мифологического австралийского внутреннего моря.

Следуя за течением реки Макуори, он в конце концов обнаружил реку Дарлинг, названную так в честь губернатора колонии. К большому сожалению первооткрывателя, экспедицию пришлось прервать, так как из-за засухи вода реки Дарлинг стала соленой.

В 1829 году Стерт исследовал бассейны рек Лаклан и Маррамбиджи вплоть до реки Муррей и далее вниз по ее течению до озера Александрия в Южной Австралии. Истощенные из-за недостатка продовольствия участники экспедиции с трудом проделали обратный путь в 1400 км вверх по течению.

В 1834 году Стерту были пожалованы сотни гектаров земли в районе нынешней Канберры. Удачливый офицер занялся животноводством, но исследования окрестностей озера Александрия не прекратил.

Четыре года спустя он стал главным инспектором Южной Австралии и в этом качестве развил исследовательскую деятельность. Его главное путешествие состоялось в 1844 году, когда в очередной раз были предприняты поиски внутреннего моря.

Героическая попытка проникнуть в центр континента привела его в каменистую пустыню, названную позднее в его честь, где экспедиции пришлось сделать вынужденную остановку на полгода.



В порту Сиднея чайки и ибисы окружают каждого, кто присаживается на лужайку. В отличие от наших воробьев и голубей, австралийские птицы не то чтобы наглые, но какие-то непуганные и непривычно доверчивые. Прикормив, например, чайку булочкой, можно взять птицу на руки и провести рукой по ее перьям

В порту Сиднея чайки и ибисы окружают каждого, кто присаживается на лужайку. В отличие от наших воробьев и голубей, австралийские птицы не то чтобы наглые, но какие-то непуганные и непривычно доверчивые. Прикормив, например, чайку булочкой, можно взять птицу на руки и провести рукой по ее перьям


Трудности путешествия смягчались тем, что Чарльз Стерт был внимательным, доброжелательным человеком, проявлявшим глубокое уважение ко всем участникам своих предприятий и заслужившим уважение аборигенов, воплощением образа английского джентльмена, к тому же наделенного даром слова. Вот как он описывает уникальное климатическое явление острова-континента.

«Ветер, все утро дувший с северо-востока, усилился до жестокого урагана; я никогда не забуду его разрушительного действия. Я искал убежища под массивным эвкалиптом, но палящие шквалы ветра были настолько ужасны, что мне казалось странным – почему не вспыхивает трава.

Право, в этом не было бы ничего сверхъестественного: ураган грозил уничтожить все живое и неживое; лошади стояли спиной к ветру, уткнувшись носом в землю, не в силах поднять головы; птицы умолкли, а листья с деревьев, под которыми мы сидели, падали вокруг нас, словно хлопья снега в буран.

В полдень я вынул из футляра мой термометр с делениями до +127 градусов и заметил, что ртуть поднялась до +125 градусов. Я решил, что виновато солнце, и положил термометр рядом с собой, в развилку дерева, где он был одинаково защищен как от ветра, так и от солнца.

Час спустя я взглянул на него и увидел, что ртуть поднялась до самого верха и разорвала шарик, – случай, насколько мне известно, до сих пор не отмеченный ни одним путешественником. Не нахожу слов, чтобы дать читателю представление о губительности этого невыносимого зноя».


Однако не географией единой славится шествие английских джентльменов по австралийской земле.

Начало колонизации было отмечено спорами о судьбе заключенных. Следовало решить, работать бедолагам на правительство далекой родины или на здешних вольных поселенцев.

Следовало также определить социальный статус отбывших наказание каторжников и их потомков. Первые губернаторы продавали продукты и товары на склады государства по тем ценам, которые казались им наиболее подходящими. Этими продуктами и необходимыми товарами обеспечивал колонию труд каторжников и поселенцев.

Занятной отметиной в австралийских хрониках конца 18 века стала история с «ромовым корпусом».



Птица кукабарра, или гигантский зимородок, обитает только в Австралии и в Новой Гвинее. Это пернатое существо успешно охотится на ядовитых змей. Крик кукабарры очень похож на хриплый человеческий хохот. С помощью истошных звуков птица обозначает границы занятого участка. Наверное, по этой причине передачи австралийского радио начинаются с позывных, в которых слышен вопль кукабарры

Птица кукабарра, или гигантский зимородок, обитает только в Австралии и в Новой Гвинее. Это пернатое существо успешно охотится на ядовитых змей. Крик кукабарры очень похож на хриплый человеческий хохот. С помощью истошных звуков птица обозначает границы занятого участка. Наверное, по этой причине передачи австралийского радио начинаются с позывных, в которых слышен вопль кукабарры

В период после отъезда в 1792 г. губернатора Филиппа и до прибытия в 1795 г. нового губернатора Хантера управление захватила маленькая группа офицеров армейского корпуса из Нового Южного Уэльса, прозванного «ромовым». Это воинское подразделение создало властям немало трудностей. Чего же хотели офицеры?

Они пожелали иметь в своем распоряжении заключенных, а также потребовали монополию на импорт, в частности на ром, который в то время утвердился в качестве разменной монеты.

Их правление, основанное на тирании и роме, оказалось бы гибельным для маленького сообщества молодой колонии, для ее будущего. Во время смуты прославился капитан Блайт, известный по бунту на корабле «Баунти».

В качестве временного губернатора он попытался запретить использовать ром как валюту. И через полтора года офицеры из «ромового корпуса» его сместили. Все успокоилось только тогда, когда этот корпус был отправлен в Англию. В память о своем герое австралийцы установили статую капитана Блайта.

В начале 19 века было решено развивать индустрию шерсти, которая оказалась прочнейшей основой будущей австралийской экономики.



На 300-метровой высоте сиднейской телебашни, откуда открывается головокружительный вид на весь город, можно вспомнить былую молодость. Пейзаж за стеклом меняется ежеминутно: мимо проплывают скверы, фонтаны и памятники, скользят улицы, площади и перекрестки, едут крыши сиднейских небоскребов. С каждым из этих объктов у почтенных дам наверняка связана хотя бы одна романтическая история

На 300-метровой высоте сиднейской телебашни, откуда открывается головокружительный вид на весь город, можно вспомнить былую молодость. Пейзаж за стеклом меняется ежеминутно: мимо проплывают скверы, фонтаны и памятники, скользят улицы, площади и перекрестки, едут крыши сиднейских небоскребов. С каждым из этих объктов у почтенных дам наверняка связана хотя бы одна романтическая история

Пионер этой индустрии Джон Макартур явился образцом всего хорошего и плохого, что характерно для развития капитализма.

Стада мериносовых овец, породу которых он вывел в 1797 г., стали впоследствии одним из главных источников процветания Австралии. Но скваттеры (фермеры, занимающиеся овцеводством) захватывали в ущерб производителям сельскохозяйственной продукции огромное количество земель.

Отцом-основателем австралийской нации и государственности считается Лаклан Маккуори, назначенный губернатором в 1810 году. Он получил разрешение ввести в колонии собственный режим.

Считается, что он был деспотом. Руководствуясь, однако, принципом «о покойниках либо хорошо, либо ничего», скажем: чтобы навести порядок в обществе, где существовала огромная разница между свободным и заключенным, богатым и бедным, именно такой человек и требовался.

Что касается заключенных, то Маккуори, наделяя их после освобождения земельными участками под фермерское хозяйство, обеспечивал бывшим каторжникам возможность жить честно.



Фермерша в Австралии не месит грязь в резиновых сапогах, не таскает полные ведра и даже не пьет самогон.  Здесь все цивилизованно и культурно: скотный двор аккуратно выложен плиткой, молоко идет по трубе в цистерну, а в качестве спиртного употребляется прекрасное австралийское каберне.  Так почему же не улыбаться, живя в таких условиях?

Фермерша в Австралии не месит грязь в резиновых сапогах, не таскает полные ведра и даже не пьет самогон.  Здесь все цивилизованно и культурно: скотный двор аккуратно выложен плиткой, молоко идет по трубе в цистерну, а в качестве спиртного употребляется прекрасное австралийское каберне.  Так почему же не улыбаться, живя в таких условиях?

За время своего правления Маккуори построил множество общественных зданий, основал банк, а чтобы покончить с монополией рома, ввел в оборот деньги. Он же способствовал расширению колонии.

В 1813 г. удалось, наконец, перейти через Голубые горы, за которыми простирались обширные, пригодные для скота пастбища. В Сиднее до сих пор стоят официальные здания, построенные губернатором Маккуори.

Однако, описывая историю освоения континента, не будем забывать и про другие события. За 53 года в Новый Южный Уэльс прибыли 83 тысячи каторжников. Они были закованы в тяжелые цепи; надзиратели дурно с ними обращались и скудно кормили; их жестоко наказывали за малейшее нарушение правил.

«Такой суровой дисциплины мир не знал», – говорит историк, описывая их жизнь. Но если поначалу «штрафная колония» была новым обиталищем только для уголовных преступников, то с годами контингент каторжников стали пополнять и политические вольнодумцы.

Это были участники чартистского движения в Англии.



Биржи, банки, посольства, страховые конторы. А рядом – исторический квартал Рокс, сохранившийся в первозданном виде с начала XIX века. С помощью кирок и лопат в скале была проложена улица Аргайл, на которой стоит старейший отель Сиднея – «Лорд Нельсон».

Биржи, банки, посольства, страховые конторы. А рядом – исторический квартал Рокс, сохранившийся в первозданном виде с начала XIX века. С помощью кирок и лопат в скале была проложена улица Аргайл, на которой стоит старейший отель Сиднея – «Лорд Нельсон».

В 1788 году к берегам Австралии прибыл так называемый «первый флот» каторжников, и в месте их высадки был основан порт Сидней, который впоследствии провозгласили административным центром созданной в 1824 году британской колонии Новый Южный Уэльс.

А вот «второй флот» привез на своих бортах не только новых каторжников, но и первых вольных поселенцев. Вот с этого-то времени и начинается «освоение», а если сказать точнее, разбойный захват материка.

В течение трех лет вооруженные до зубов отряды Ее Величества королевы Виктории (годы правления 1837–1901) установили тотальный суверенитет над всем континентом. На аборигенов устраивалась охота, за убитых выдавались премии.

Точь в точь как с освоением Дикого Запада в Америке, с той лишь разницей, что британский лев с местным населением церемонился гораздо меньше.

В том смысле, что рукопожатий враждующих сторон и театрализованного подписания бумаг здесь не было. У белого человека австралийские аборигены котировались ниже американских, так что с ними не церемонились.



Весь день сидит коала на дереве и слезает вниз, лишь обглодав все листья, чтобы перебраться на другое дерево.  Глаза у коалы похожи на стеклянные пуговицы – ни тени интереса. Легкое недоумение может вызвать лишь прикосновение двуногого существа.  Но трогать коал в штате New South Wales, где находится Сидней, запрещено законом.Весь день сидит коала на дереве и слезает вниз, лишь обглодав все листья, чтобы перебраться на другое дерево.  Глаза у коалы похожи на стеклянные пуговицы – ни тени интереса. Легкое недоумение может вызвать лишь прикосновение двуногого существа.  Но трогать коал в штате New South Wales, где находится Сидней, запрещено законом.

Весь день сидит коала на дереве и слезает вниз, лишь обглодав все листья, чтобы перебраться на другое дерево.  Глаза у коалы похожи на стеклянные пуговицы – ни тени интереса. Легкое недоумение может вызвать лишь прикосновение двуногого существа.  Но трогать коал в штате New South Wales, где находится Сидней, запрещено законом.

Не удивительно, что за столетие такого географического «освоения» большая часть коренного населения оказалась истребленной. Оставшиеся аборигены были согнаны с земель предков и оттеснены во внутренние пустынные области.

Так Австралия постепенно превращалась в большую тюрьму – не только для незаконопослушных подданных британской короны, но и для своих коренных жителей. Английские законы начала ХІХ века были беспощадны.

Провинность, за которую в его конце уроженцев Туманного Альбиона наказывали незначительным штрафом или нескольким днями заключения, во времена становления австралийской нации изгоняли на край света сроком от семи до четырнадцати лет, а за серьезное преступление – и пожизненно.

За кражу кролика даже детей ссылали в исправительные колонии на семь лет!



На курорте «Золотой Берег» в Квинсленде царит культ водных видов спорта, в особенности – серфинга.  На некоторых перекрестках даже установлены своеобразные памятники в виде досок для скольжения по воде. Местная детвора с азартом лазает по вертикальным алюминиевым конструкциям.

На курорте «Золотой Берег» в Квинсленде царит культ водных видов спорта, в особенности – серфинга. На некоторых перекрестках даже установлены своеобразные памятники в виде досок для скольжения по воде. Местная детвора с азартом лазает по вертикальным алюминиевым конструкциям.

Во второй половине ХІХ века в Лондоне стали применять новое средство борьбы с грабителями, душившими свои жертвы, и с истязателями женщин – двадцать пять плетей по голой спине.

Говорят, этот способ наказания усмирял даже самых отпетых головорезов, и не было человека, который бы вытерпел его до конца и не закричал после девятого удара, – как правило, крики раздавались раньше.

Для душителей и женоистязателей это наказание оказалось благотворным, но прошло несколько лет, и гуманный Лондон не выдержал: закон пришлось отменить. И немало избитых английских жен впоследствии сетовали на это проявление сентиментальной «гуманности»! Так действовали всего лишь двадцать пять плетей!

Но в Австралии и Тасмании каторжника награждали пятьюдесятью чуть ли не за любой ничтожный проступок, а порой жестокий надзиратель добавлял еще пятьдесят, и еще, если страдалец оказывался в силах выдерживать пытку.

В Тасмании один каторжник получил триста плетей за кражу нескольких серебряных ложек – об этом написано в старом рукописном официальном отчете.



Стрижка по-австралийски, или «овечий стриптиз». Стригаль сажает животное на задние лапы, как плюшевого мишку, проводит электроприбором сначала по животу, потом по бокам и в самом конце – по овечьей спине.  Через несколько минут кудрявая овечка становится остриженной «под ноль», но на ее теле не остается ни одного пореза.

Стрижка по-австралийски, или «овечий стриптиз». Стригаль сажает животное на задние лапы, как плюшевого мишку, проводит электроприбором сначала по животу, потом по бокам и в самом конце – по овечьей спине. Через несколько минут кудрявая овечка становится остриженной «под ноль», но на ее теле не остается ни одного пореза.

А ведь бывало и больше. Нередко орудовал плетью другой каторжник, случалось – самый близкий друг провинившегося; и приходилось стараться изо всех сил, не то самого отстегали бы за милосердие – ведь с него не спускали глаз, а другу это милосердие все равно не принесло бы пользы: плеть не миновала бы и его… Руки третьего каторжника отмерили бы наказание полной мерой. Сидней…

Вот как Марк Твен описал свое открытие Австралии:

«Сиднейская гавань отгорожена от моря скалами, которые тянутся на несколько миль, словно стена, и на первый взгляд эта стена кажется сплошной. Однако она прерывается посредине, но настолько незаметно, что даже капитан Кук проплыл мимо и не разглядел этого.

Возле прохода есть ложный проход, похожий на настоящий, и в былые времена, когда гавань еще не освещалась, он не раз являлся причиной бедствия для мореплавателей. Из-за него произошло памятное крушение «Дункан-Денбера» – одна из самых душераздирающих трагедий в истории безжалостного убийцы-океана.



Австралийский ковбой должен уметь добывать воду в засушливых территориях аутбэка, разводить костер при отсутствии дров, пасти овец с помощью обученной собаки, приручать диких мустангов и набрасывать лассо на убегающего бычка

Австралийский ковбой должен уметь добывать воду в засушливых территориях аутбэка, разводить костер при отсутствии дров, пасти овец с помощью обученной собаки, приручать диких мустангов и набрасывать лассо на убегающего бычка

«Дункан-Денбер» был парусным судном – прекрасным, пользующимся популярностью пассажирским пакетботом, и командовал им известный капитан с незапятнанной репутацией.

Судно шло из Англии, и Сидней ждал его, считая часы и приготовившись к восторженной встрече, ведь на нем возвращались в истосковавшиеся сиднейские дома их краса и радость – матери и дочери; дочери, которые воспитывались на чужбине, и матери, которые опекали их там.


Итак, в пасмурный полдень на борту «Дункан-Денбера», плывшего к мысу Сиднея, поднялась веселая суматоха. Пассажирки усердно готовились – ведь все были уверены, что еще до наступления вечера обнимут своих близких; эти бедные невесты смерти сбросили дорожную одежду и оделись в более подходящие для встречи, в самые нарядные, самые красивые платья.

Тем временем то ли упал ветер, то ли произошла ошибка в расчетах, но стемнело, а мыс все еще не показывался.

Говорят, что в любом другом случае капитан остался бы в открытом море до утра, но тут случай был не обычный: на капитана смотрели умоляющие глаза, лица, трогательно разочарованные, и движимый жалостью, он решил проскользнуть в проход, несмотря на темноту.




Сиднейская Опера – едва ли не главный символ Австралии. Это здание называют самым ярким сооружением XX века.  Его футуристические контуры рождают разнообразные ассоциации. Их сравнивают с раскрывшей створки раковиной, с распустившей паруса яхтой и даже с выброшенным на берег кашалотом

Сиднейская Опера – едва ли не главный символ Австралии. Это здание называют самым ярким сооружением XX века. Его футуристические контуры рождают разнообразные ассоциации. Их сравнивают с раскрывшей створки раковиной, с распустившей паруса яхтой и даже с выброшенным на берег кашалотом

Семнадцать раз он благополучно входил в порт и полагал, что хорошо знает эти места. Итак, он повел судно прямо к ложному входу, приняв его за настоящий.

Он понял, что ошибся, когда было уже слишком поздно. Корабль ждала неминуемая гибель. Бурные волны подхватили его и разбили вдребезги об острые рифы у подножья скалистой стены. Никто из находившегося на борту приятного общества не остался в живых.

Историю гибели «Дункан-Денбера» рассказывают каждому, кто проезжает мимо места катастрофы, и будут рассказывать впредь из поколения в поколения. Она никогда не устареет, время не лишит ее свежести, никогда не развеется заключенная в ней бесконечная скорбь.

На корабле было двести человек, а уцелел только один. То был матрос. Огромная волна подбросила его и швырнула на узкий выступ скалы где-то посередине между вершиной и подножьем; там он пролежал всю ночь.

В другое время он лежал бы там до конца своих дней без надежды на спасенье, но на следующее утро Сидней облетела ужасная весть: «Дункан-Денбер» разбился в виду родного города! И убитые горем жители мгновенно облепили стены гавани.




В Сиднейском порту иодистый аромат прибоя смешивается с дымком свежевыловленной рыбы, поджаренной на решетке и уложенной в мягкую булку.  Стоит уронить кусочек – слетятся сотни чаек и, галдя, будут требовать еще

В Сиднейском порту иодистый аромат прибоя смешивается с дымком свежевыловленной рыбы, поджаренной на решетке и уложенной в мягкую булку. Стоит уронить кусочек – слетятся сотни чаек и, галдя, будут требовать еще

Кто-то, свесившись над пропастью, чтобы разглядеть хоть что-нибудь внизу, увидел этот чудом уцелевший обломок крушения. Притащили веревки и почти невероятными усилиями спасли его.

Матрос отличался практической сметкой: он снял в Сиднее зал и за шестипенсовик с человека показывался публике до тех пор, пока не выкачал все доходы с добычи золотых россыпей за тот год.


…Мы вошли в гавань и бросили якорь, а утром, охая и ахая от восхищения, проплыли через бухты и излучины этого просторного прекрасного порта – любимца Сиднея и признанного чуда мира.

Не удивительно, что здесь гордятся им и выражают свои восторги в пышных словах. Гавань прекрасна и без Сиднея, но сама по себе она не была б и вполовину так хороша, как с ним вместе…


Формой она напоминает дубовый лист, который с двух сторон врезается узкими каналами прелестной голубой воды в материк и течет меж длинных пальцев суши – лесистых горных кряжей.

На этих кряжах там и сям под сенью листвы прикорнули хорошенькие виллы, и они радуют ваш взор, когда судно плывет мимо, по направлению к городу. Город одел камнем волнистую линию холмов и гребни их отрогов, а возвышающиеся над всем этим башни, шпили и иные архитектурные украшения прерывают плавные линии и придают живописность всей панораме».




Напротив здания Сиднейской Оперы – арка моста Харбор-Бридж, которую жители города называют не иначе, как «Вешалкой».  Это визитная карточка города и самый большой арочный мост в мире: 1100 метров в длину, 135 метров – в высоту.

Напротив здания Сиднейской Оперы – арка моста Харбор-Бридж, которую жители города называют не иначе, как «Вешалкой».  Это визитная карточка города и самый большой арочный мост в мире: 1100 метров в длину, 135 метров – в высоту.

Природа скупа на совершенный климат, а по отношению к Австралии – особенно. На этом обширном континенте по-настоящему хороший климат, несомненно, только у самых его краев. Взгляните на карту мира, и вы удивитесь, до чего Австралия велика.

На этом громадном пространстве стоит жара, если не сказать пекло; часть его плодородна, все остальное – пустыня; воды там мало, городов нет.

Стоит только пересечь горы Нового Южного Уэльса и спуститься в край, лежащий к западу от них, как вы почувствуете, что благодатный климат остался позади, а новый не имеет с ним ничего общего.

Взглянув на термометр, вы решите, что попали в палящий зной индийских джунглей. Такой пышущий жаром ветер проносится порой и над Сиднеем, неся за собой пыльную бурю. Говорят, что пыльные бури знакомы большинству австралийских городов.

И тем не менее знакомиться с характеристикой и описаниями Австралии и размышлять над ними – одно удовольствие: она кажется такой необычайной, вечно новой, таинственной, так удивительно и забавно отличается от других частей света, всем известных и всем приевшихся…



«Следующее шоу – 4:15» – гласит объявление перед входом в театр аборигенов.  «Шоу» – это демонстрация приемов метания бумеранга, добывание огня трением и игра на инструменте диджериду.  Возникающие в небе голографические иллюстрации к мифам из эпоса «Время сновидений»

«Следующее шоу – 4:15» – гласит объявление перед входом в театр аборигенов. «Шоу» – это демонстрация приемов метания бумеранга, добывание огня трением и игра на инструменте диджериду. Возникающие в небе голографические иллюстрации к мифам из эпоса «Время сновидений»

Итак, заполнив белые пятна в своих познаниях по ранней истории Австралии, теперь проследим, как же формировалось или даже ковалось австралийское национальное самосознание.

Скажем прямо: более жуткого начала для старта, пожалуй, не имело ни одно государство: здесь вам и каторжане с Большой земли в обильном количестве, и попрание (по уже накатанной схеме, правда, без миссионерских штучек) прав коренного населения.

Важным рубежом в освоении молодой колонииконтинента оказалась середина XIX. Тогда сразу в нескольких местах было найдено золото. Австралийское эльдорадо повлекло на свой солнечно-золотой свет поток переселенцев, главным образом англичан и ирландцев.

Капитал с Британских островов как будто только и ждал удобного случая, чтобы начать осваивать перспективный регион.

«Золотая лихорадка», а также распространение овцеводства на обширных пастбищах привели к стремительному развитию экономики, росту активного населения, и как следствие – административному оформлению владений.



Лучшее место для знакомства с культурой аборигенов – лагерь Тжапукай (Tjapukai), расположенный в штате Квинсленд, в 30 километрах от города Кэрнс.  Два раза в день здесь устраивают танцевальное шоу. Появляется молодой мужчина и принимает позу кенгуру, держа в руках ветки, похожие на свисающие передние лапы

Лучшее место для знакомства с культурой аборигенов – лагерь Тжапукай (Tjapukai), расположенный в штате Квинсленд, в 30 километрах от города Кэрнс. Два раза в день здесь устраивают танцевальное шоу. Появляется молодой мужчина и принимает позу кенгуру, держа в руках ветки, похожие на свисающие передние лапы

В 1870-х годах на территории Австралии уже существовало шесть отдельных колоний, каждая из которых боролась за получение самоуправления. К 1889 году переговоры между ними завершились оформлением федерации и выработкой проекта конституции.

Игроками в этой политической игре был, разумеется, вовсе не бывший криминальный элемент (которого в Австралии было с избытком!!!), а по всем законам капитализма «с человеческим лицом» – крупные овцеводы-скваттеры и промышленная буржуазия.

На рубеже XIX–XX веков Австралия не осталась в стороне от борьбы тружеников за свои права. Обострилась борьба работников против скваттеров, вспыхивают восстания на золотых приисках, организуются забастовки и демонстрации.

На этой волне возникают первые профсоюзы, образуется Австралийская лейбористская партия.



Женщины-аборигенки принимают участие в охоте и рыбной ловле наравне с мужчинами.  До сих пор новорожденной девочке туго перевязывают две фаланги мизинца, чтобы они отмерли.  Без этих, лишних, с точки зрения аборигенов, частей тела, женщине проще управляться с дротиком и рыболовными снастями

Женщины-аборигенки принимают участие в охоте и рыбной ловле наравне с мужчинами. До сих пор новорожденной девочке туго перевязывают две фаланги мизинца, чтобы они отмерли. Без этих, лишних, с точки зрения аборигенов, частей тела, женщине проще управляться с дротиком и рыболовными снастями

В первый день нового, 1901 года провозглашается рождение Австралийского Союза – федерации шести штатов: Виктория, Западная Австралия, Южная Австралия, Тасмания, Квинсленд, Новый Южный Уэльс.

По своему статусу Австралия по сей день (хоть и негласно) остается доминионом в составе Британского содружества наций. Несмотря на оформление Вестминстерского акта в 1931 г., эта страна получила полную независимость от Лондона в ведении внутренних и внешних дел.

На деле же она во всем в течение первой половины XX века следовала за Англией. А уж о выгодных поставках по заниженным ценам в метрополию шерсти, баранины, а также многих видов минерального сырья можно было и не сомневаться.

Историческая память такой опеки хранится у австралийцев по сей день – не зря несколько лет назад приезд Принца Чарльза был встречен демонстрацией протеста. Последний был даже забросан то ли гнилыми помидорами, то ли тухлыми яйцами, а может быть, и теми и другими.

Кстати, невиданный урожай винограда 2008 года в Австралии в размере 1,83 млн. тонн превзошел все ожидания.

Экспертами предполагалось, что в связи с продолжительной засухой и нехваткой воды урожай будет сокращен чуть ли не вдвое.



До сих пор в глухих уголках Австралии аборигены рисуют на себе зигзагообразные полосы, продевают кости через носовой хрящ, наносят татуировку на грудь и шрамы на спину.  Они малюют на коже орнаменты, фигуры людей или изображения зверей.  Превозмогая боль, выщипывают волосы, натирают тело охрой и разрисовывают несколько часов подряд

До сих пор в глухих уголках Австралии аборигены рисуют на себе зигзагообразные полосы, продевают кости через носовой хрящ, наносят татуировку на грудь и шрамы на спину. Они малюют на коже орнаменты, фигуры людей или изображения зверей. Превозмогая боль, выщипывают волосы, натирают тело охрой и разрисовывают несколько часов подряд

Вот как раз после создания Австралийского Союза и начинает складываться австралийская нация на основе консолидации англичан, ирландцев, шотландцев и уэльсцев. Коренное население – аборигены даже не принимались в расчет как демографическая единица.

Официальное отстранение, намеренная изоляция аборигенов от белого населения свели в конечном итоге к минимуму общения этих разных между собой обитателей большого австралийского дома.

Было заявлено, что аборигены не могут выдержать тесных контактов с европейцами, и потому их жизнь должна «оберегаться» в резервациях – землях, специально выделенных для коренных жителей. «Акты об охране аборигенов» ничем иным, как фарсом, назвать было нельзя.

Оказавшись под бдительной «опекой» государства, они получили не столько уютное жизнеобеспечение, сколько полное фактическое бесправие.

Позорным с точки зрения морали и права являются официальные отчеты о мероприятиях, направленных на «защиту» аборигенов от эксплуатации. Как правило, такая забота ограничивалась перечислением количества переданных им одежды, одеял и какой-никакой утвари.



В Сиднее пеликаны сидят на заборах и гуляют по улицам. Особенно много этих птиц на Рыбном рынке, куда свозится свежий улов.  Рано утром сотни покупателей ходят вдоль прилавков, выбирая на завтрак отборных креветок и лобстеров.  Пеликаны снуют под ногами, стремясь урвать себе кусочек лакомства. И частенько им это удается!

В Сиднее пеликаны сидят на заборах и гуляют по улицам. Особенно много этих птиц на Рыбном рынке, куда свозится свежий улов. Рано утром сотни покупателей ходят вдоль прилавков, выбирая на завтрак отборных креветок и лобстеров. Пеликаны снуют под ногами, стремясь урвать себе кусочек лакомства. И частенько им это удается!

Но как ни старались радетели за мнимый комфорт аборигенов изолировать их от кипящего котла бурных австралийских событий, все же за два века истории страны-континента кое-кому из «униженных и оскорбленных» удалось пробиться и к признанию, и занять свое место под жгучим австралийским солнцем.

Всемирно известным стало творчество художникааборигена Альберта Наматжиры (1902–1959), который воспел величественную природу своей родины в своих неповторимых акварелях.

Как водится, у больших талантов всегда найдутся последователи. Художники аборигены Д. Рафси и М. Анганмар продолжают традиции выдающегося самобытного живописца.

Большой резонанс среди литературной общественности получила повесть писателя-аборигена Г. Гилберта «Жизнь чернокожего» (1979 г.). В ней автор собрал множество интервью представителей коренного населения Австралии.



Прочным как дерево, из которого делают бумеранги, был творческий характер великого австралийского поэта Генри Лоусона (1867–1922). Такой же была его любовь к своему народу

Прочным как дерево, из которого делают бумеранги, был творческий характер великого австралийского поэта Генри Лоусона (1867–1922). Такой же была его любовь к своему народу

А несколькими годами раньше (1973 г.) в г. Дарвине прошла первая знаковая встреча писателей-аборигенов – Г. Гилберта, Б. Вонгара, К. Джонсона и других.

В 1978 году был снят знаменитый и за берегами континента остросоциальный фильм «Последняя волна», в котором главные роли сыграли артисты-аборигены Томми Льюис и Дэвид Гулпилил. Все это стало возможным после прихода к власти рабочей партии лейбористов.

Ученые считают, что австралийские аборигены живут на материке около 60 тысяч лет. Многочисленные племена были разбросаны по огромной территории, говорили на разных языках, имели собственные традиции и перемещались с места на место, чтобы выжить во время периодических засух.

В 1877 году, ступив на землю Австралии и увидев ее коренных жителей, капитан Кук заметил: «Это самые жалкие люди на свете». Аборигены не имели календаря, вели счет с помощью пальцев рук и ног, а ход времени отмечали по числу «снов». Они не знали обработки земли, скотоводства и колеса.



Лучшее место для знакомства с культурой аборигенов – лагерь Тжапукай (Tjapukai), расположенный в штате Квинсленд, в 30 километрах от города Кэрнс.  Два раза в день здесь устраивают танцевальное шоу. Появляется молодой мужчина и принимает позу кенгуру, держа в руках ветки, похожие на свисающие передние лапы.  Совсем как настоящая самка кенгуру, поводящая носом и время от времени вздрагивающая всем телом!  А двое из группы аборигенов, что на фото справа, спустя минуту- другую заиграют на диджериду – уникальном инструменте аборигенов.

Лучшее место для знакомства с культурой аборигенов – лагерь Тжапукай (Tjapukai), расположенный в штате Квинсленд, в 30 километрах от города Кэрнс.  Два раза в день здесь устраивают танцевальное шоу. Появляется молодой мужчина и принимает позу кенгуру, держа в руках ветки, похожие на свисающие передние лапы.  Совсем как настоящая самка кенгуру, поводящая носом и время от времени вздрагивающая всем телом!  А двое из группы аборигенов, что на фото справа, спустя минуту- другую заиграют на диджериду – уникальном инструменте аборигенов.


Сегодня, как и тысячи лет назад, в глухих уголках австралийского континента часть племен живет в постоянной схватке с природой, в нескончаемых поисках воды и пищи. Мужчины рыбачат, лежа в каноэ и опустив лицо в воду.

Заметив плывущую рыбу, бьют по ней острогой. Чтобы поймать эму, аборигены опускают в источник ядовитое растение и хватают одурманенную птицу. Охотясь на уток, закрепляют на голове тростниковый куст, залезают по горло в озеро и приближаются к стае наподобие плавучего островка.

Подкрадутся близко, схватят жертву за ноги и резко затянут под воду – та даже крякнуть не успеет. Не брезгуют аборигены и растительной пищей: клубнями, семенами, листьями, кореньями, стручками, ягодами. Но самым изысканным деликатесом считаются дождевые черви.

Их бросают в горячий пепел и слегка обжаривают – по вкусу блюдо похоже на подслащенную яичницу.

В засушливое время воду добывают в сердцевине бутылочного дерева или в стволе баобаба. Аборигены выкапывают лягушек, сохраняющих воду в своих телах во время засушливого сезона.



Инсценировка древнего обряда аборигенов в лагере Tjapukai

Инсценировка древнего обряда аборигенов в лагере Tjapukai

У ряда племен, когда нет воды, принято пить кровь кенгуру. В других племенах страдающие от жажды мужчины, чьи жены кормят грудью детей, сосут их молоко. В крайнем случае питье готовят из толченых зеленых муравьев.

Аборигены смешивают с золой толченые листья растений питури и баланда. Смесь хранят за ухом, в нужный момент набивая пьянящим куревом длинные деревянные трубки или клешни крабов. Странствуя от одной стоянки к другой, мужчины несут оружие – копья и бумеранги, а их жены – имущество семьи и маленьких детей.

Овощи складывают в дилли – небольшие сумки, сплетенные из растительных волокон или сшитые из коры. Там же самые дорогие вещи: кость умершего родственника и высушенная в пчелином воске пуповина младшего ребенка.

С наступлением сентября, когда в Австралию приходит весна, аборигены собираются вместе.

Мужчины расписывают на теле новые узоры, женщины украшают себя цветами. Время ухаживаний называется коробори, и это слово вмещает многое: изобилие пищи, прекрасную погоду, всеобщее возбуждение.

Может быть, у кого-то браки заключаются на небесах, но только не у аборигенов. Они предпочитают мягкую подстилку из свежей травы и шуршащих прошлогодних листьев. Звучат песни, слышится смех, доносятся сладостные стоны.

Весной аборигены становятся в круг и исполняют танцы, подражая движениям животных. Главный танцор принимает позу кенгуру, держа в руках ветки, похожие на свисающие передние лапы. Настоящая самка, поводящая носом и вздрагивающая всем телом!

Жаль только, она не замечает охотников с копьями, окруживших ее со всех сторон. В таком ритуале выражается миропонимание аборигенов: человек – это часть природы.



Напротив здания Сиднейской Оперы – арка моста Харбор-Бридж, которую жители города называют не иначе, как «Вешалкой»

Напротив здания Сиднейской Оперы – арка моста Харбор-Бридж, которую жители города называют не иначе, как «Вешалкой»


Художник-абориген всегда изображает зверей вместе с их внутренними органами. Он прорисовывает невидимые глазу детали, что позволяет определить пол того или иного животного.

Если, например, во внутренностях ящерицы нарисованы яйца – значит, это самка. Знатоки аборигенского искусства называют такие изображения «рентгенографическими» и считают главным достоинством их стопроцентную честность.

Главный принцип, которым аборигены руководствуются в творчестве: все живое на земле было создано во время сновидений. Миром движут сны, и художник создан для того, чтобы отображать их в своем творчестве.

«Дримтайм», или «Время сновидений», – это «Калевала» и «Махабхарата» древних австралийцев, их самый значительный миф. В нем говорится о том, что давным-давно на земле жили боги, положившие начало всему вокруг.

С появлением каждого зверя, растения, источника в «Дримтайме» связана определенная легенда. Герои рассказов, первопредки, совершают необыкновенные поступки и дают каждому племени свое животное или растение в качестве тотема.

Согласно одному из мифов, в далекие-далекие времена мальчики спали со своими сестрами. С тех пор, в качестве наказания, каждый из них обязан подвергаться процедуре обрезания. Мужчины ложатся ничком, сверху на них кладут инициируемого и срезают ему осколком камня оттянутую крайнюю плоть.



Внутренняя Австралия. Гряда Флиндерса

Внутренняя Австралия. Гряда Флиндерса

Позже ее съедает тот, кого выбирает руководитель церемонии – вабуду. Для быстрейшего заживления раны к кровоточащему пенису прикладывают горящую головешку, а новообрезанный держит в зубах корзину, чтобы не закричать от боли. Женщины танцуют в отдалении, не имея права видеть этот жестокий ритуал.

Сейчас в собственности аборигенов находится 12 процентов территории Австралии. Есть заповедник Вуллу Муллу, есть аборигенский город Блэктаун, есть два национальных парка – Какаду и Айэрс-Рок, есть острова Торресова пролива.

Но мало кому удается побывать в далеких и малодоступных местах засушливого и пустынного аутбэка или на крохотных островках далекого архипелага, где аборигены рисуют на теле зигзагообразные полосы, продевают кости через носовой хрящ, наносят татуировку на грудь и шрамы на спину. Чтобы оказаться там, нужно получить специальное разрешение.

Что же остается туристам? В штате Квинсленд, на восточном побережье, в 30 километрах от города Кэрнс есть местечко Тжапукай, превращенное аборигенами в подобие традиционного парка.

Туда ведет канатная дорога, проходящая над джунглями. Внизу проплывают верхушки высоченных эвкалиптов, тут и там видны островки лианы Wait a minute.

Это необычное растение размножается усиками, словно земляника, и с их помощью переползает с дерева на дерево. Тут же видны влагосодержащие пальмы, не горящие даже при самом страшном пожаре.



 	 Коралловое море, омывающее северо-восточные берега Австралии, получило свое название из-за обилия коралловых рифов и островов.  Большой Барьерный риф, протянувшийся вдоль северо-восточного берега Австралии на 2000 километров, — самое уникальное коралловое образование в мире.  Ширина рифа в северной части в среднем два километра, к югу она увеличивается, достигая местами 150 километров. От материка риф отделен лагуной, глубина которой достигает 50 метров

      Коралловое море, омывающее северо-восточные берега Австралии, получило свое название из-за обилия коралловых рифов и островов.  Большой Барьерный риф, протянувшийся вдоль северо-восточного берега Австралии на 2000 километров, — самое уникальное коралловое образование в мире.  Ширина рифа в северной части в среднем два километра, к югу она увеличивается, достигая местами 150 километров. От материка риф отделен лагуной, глубина которой достигает 50 метров

Ростом они с человека и имеют курчавую черную верхушку – потому-то первые белые поселенцы принимали эти деревья за остолбеневших от удивления аборигенов.

Англичане так и называли эти пальмы: «черные мальчики». Но в наше время такое словосочетание стало считаться неполиткорректным, сейчас говорят: «травяные пальмы».

Кабинка фуникулера останавливается на территории лагеря Tjapukai. Здесь каждый белый человек может стать членом общины аборигенов, научиться добывать огонь трением, разбираться в лечебных растениях, играть на диджериду.

Магазин сувениров предлагает произведения искусства, сделанные руками туземцев, а местный театр – традиционные танцы. Кроме того, в лагере показывают замечательное лазерное шоу со светом, музыкой, дымом, голограммами.

Сцена вдруг становится экраном, на котором возникает знаменитая скала Улуру, главная святыня всех аборигенов.



Но самое интересное – уроки метания бумеранга. Согласно одной из легенд «Дримтайма», в давние времена, когда мир был еще совсем молод, небо находилось низко над землей и было очень тяжелым. Живые существа ползали на четвереньках, а деревья не могли вырасти.

Нашелся один виринун – мудрец, знахарь, волшебник, который хотел облегчить людям жизнь. Он отыскал среди кустарника крепкую ветвь, поставил ее вертикально и оттолкнул небо от земли, отчего оно взлетело высоко-высоко. Но палка уже не была такой прямой, как прежде, тяжесть неба согнула ее.

Так появился на свете первый бумеранг.

Главный символ Австралии сделан из твердого дерева и похож на гнутую саблю без рукоятки. Бумеранги бывают двух видов. Тяжелый, предназначенный для охоты на кенгуру, не должен возвращаться. Легкий, для охоты на птиц, описывает дугу и поворачивает обратно, к своей отправной точке.

Метание бумеранга требует сноровки, но эту науку может освоить каждый. Нужно лишь приспособиться бросать загогулину из-за плеча, повернув на 45 градусов к направлению ветра. В зависимости от того, куда дует ветер, бумеранг следует бросать либо коленом вперед, либо наоборот.

Ускорение должна придавать только кисть – локоть и плечо не работают. В лагере Tjapukai австралийские аборигены пытаются воссоздать тот образ жизни, который вели их предки до прихода европейцев. Получится это или нет – кто знает?

Во всяком случае, на аборигенском флаге, который развевается здесь, нарисованы две полосы – красная и черная, а посередине выведен желтый круг. Что это, как не величественнный символ темнокожего народа, живущего на красной земле под солнцем надежды?


В избранное (0) | Код ссылки | Просмотры: 2776

Комментировать
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.