В Новый год с елкой...
Автор Никита Кривцов   

В Новый год с елкой...

Т
радиция праздновать Новый год с елкой, в компании с непременными Дедом Морозом и Снегурочкой, так прочно укоренилась сегодня во многих странах, что кажется, будто существовала эта традиция всегда.

Еще сто десять лет назад в, вышедшей в Петербурге книге «Рождественская елка», говорилось: «Все так уже привыкли к этому обычаю, что без елки святки — не святки, рождественские праздники — не праздники».

А в 1906 году философ Василий Розанов писал: «Много лет назад я с удивлением узнал, что, в сущности, обычай рождественской елки не принадлежит к числу коренных русских обыкновений.

Елка в настоящее время так твердо привилась в русском обществе, что никому в голову не придет, что она не русская». Действительно, привычный для всех рождественско-новогодний ритуал в России сравнительно молод.

Деревья восточные славяне почитали всегда, но главным культовым деревом в Древней Руси была береза (достаточно вспомнить Троицу).

Ель же считалась деревом смерти: не случайно по сей день еловыми ветками принято устилать дорогу, по которой идет похоронная процессия.

Новое, праздничное значение елка получила в России с указом Петра I от 20 декабря 1699 года, в котором «по примеру всех христианских народов» день «новолетия», до этого отмечавшийся 1 сентября, переносился на 1 января.

День этот объявлялся праздничным: предписывалось на домах вешать «украшения от древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых». Правда, тогда речь шла об украшении домов снаружи, а не внутри.

Это петровское предписание довольно быстро забылось и сохранилось почему-то лишь применительно к... питейным заведениям, крыши которых перед Новым годом украшали елками. Поэтому кабаки получили в народе название «елки».

Да и в Западной Европе в XVIII веке обычая устанавливать новогодние елки в домах еще не было. Исключение составляла лишь Германия — подлинная родина новогодней елки, где уже в XVI веке эти деревья украшали сахарными изделиями и яблоками.

Возможно, это шло от старинной традиции почитания немцами ели, известной среди немцев, как дерево мира. Только в начале XIX века новогодняя елка стала завоевывать Европу, оставаясь при этом, выражаясь словами Диккенса, «милой немецкой затеей».


 
   

"Церковь Рождественского Деда"

В России елки первыми начали ставить в своих домах петербургские немцы. Этот обычай у них переняла столичная знать, а уже в 1840-е годы начался настоящий «елочный бум».

По этому поводу писатель Иван Панаев заметил: «В Петербурге все помешались на елках. Без елки теперь существовать нельзя. Что и за праздник, коли не было елки».

При этом Рождество становилось не только церковным, но и светским праздником, в котором нашел себе место языческий обряд поклонения вечнозеленой растительности.

В деревнях елка не приживалась, русская православная церковь относилась к ней вообще негативно; но в городах рождественские праздники с елкой быстро стали традиционными.

Во многих домах стали устраивать праздничные вечера или детские утренники «под елкой», для которых готовились специальные программы с представлением. Нередко использовали классические стихи и поэмы: «Светлану» Жуковского, «Сон Татьяны» из «Евгения Онегина», «Гадания» Фета...

А вот Дед Мороз со Снегурочкой появились на наших елках, да и то в городах, только к концу XIX века.
Ho родословная Деда Мороза гораздо длиннее и запутаннее, чем история рождественской елки, и имеет корни как в нашей стране, так и далеко на юге, где теперь расположена Турция.

В III веке в Малой Азии, на берегу Средиземного моря, в городе Патара, в богатой семье родился сын Николай. Он был совсем молодым человеком, когда получил сан епископа в городе Миры (сейчас он называется Демре), в южной части Ликии.

Епископ Николай, унаследовавший огромное состояние, помогал бедным и несчастным. Легенда связывает с ним разные чудеса. Однажды епископ отправился в паломничество к святым местам в Иерусалим. Корабль попал в шторм, люди потеряли надежду спастись, но Николай укротил бурю, и все остались живы. После смерти Николай из Мир Ликийских был признан святым.

В Демре и по сей день сохранилась церковь, где покоились останки епископа Николая. Турки назвали эту церковь «Баба Ноэль Килизе» — «Церковь Рождественского Деда».

Однако в 1087 года пираты из Бари выкрали его останки и перевезли к себе в Италию. В результате Николай из святого «местного масштаба» превратился в объект поклонения всех западных христиан, которые стали отмечать день смерти епископа, 6 декабря, как праздник.


 
   

Рождественский Отец

В России он тоже считался одним из самых почитаемых святых и известен как Николай Чудотворец, или Николай Мирликийский.

У нас его часто называют и просто Николай Угодник. «Второй после Бога заступник», — говорили о нем раньше люди.

Его считали своим защитником мореплаватели и рыбаки. Но особенно он покровительствовал детям.

Существовало предание, что в день «своего» праздника епископ раздает подарки, малышам... но не всем! Считалось, что святой добр и внимателен к послушным ребятам, а шалунов непременно наказывает.

В Западной Европе широко известна история о том, как святой Николай однажды бросил в трубу дома, где жили три бедные сестры, золотые монетки. И упали они в чулки, которые сушились у камина.

Отсюда и пошел обычай в ночь перед Рождеством и Новым годом ставить к дверям башмаки и вешать чулки у кровати, чтобы утром найти в них дары Рождественского Деда.

Традиция делать детям подарки в день святого Николая сложилась в Германии еще в XIV веке. Но под влиянием религиозных протестантских деятелей этот обычай сместился на три недели, и подарки стали делать на Рождество.

Поэтому родилась легенда о том, что в ночь под Рождество, еще у себя в Ликии, святой Николай надевал красный плащ с колпаком и, обходя дома прихожан, оставлял у порогов подарки: яблоки, сласти, детские игрушки в ярких чулках.

Жители Мир не догадывались, что это за таинственный незнакомец. Николаю долгие годы удавалось хранить свой секрет, пока однажды его не задержал ночной дозор. Стражники узнали епископа, а в мешке нашли подарки для детей...

Претерпевший метаморфозы Николай был «экспортирован» в Америку, куда его привезли с собой немецкие и голландские эмигранты. В Новом Амстердаме, голландской колонии, расположенной на том месте, где сегодня стоит Нью-Йорк, одна из первых церквей была названа Синтер Клаас, или Синт Николаас.

Когда город перешел англичанам, эту церковь стали называть Санта Клаус. Так святой Николай — голландский Синтер Клаас — превратился на новой земле в Санта Клауса.

Точной же датой его рождения можно считать 1822 год, когда в Америке появилась поэма Клемента Кларка Мура «Приход святого Николая». В ней рассказывается о таинственной встрече одного мальчика со святым Николаем в ночь накануне Рождества.

И здесь Николай уже не строгий епископ с посохом и в митре, а добрый седобородый старик, который живет на Северном полюсе и на оленях с мешком игрушек разъезжает по всем континентам, вручая детям подарки.

С тех пор в США пышным цветом расцвел культ рождественского старца. Нигде в мире на один квадратный метр не приходится так много Санта Клаусов, как в районе Нью-Йорка — Манхэттене…

В 1858 году Санта Клаус, или по-французски «Пер Ноэль» (Рождественский Отец), появился в Париже. А из Западной Европы «мода» на Деда Мороза стала проникать и в Россию, где упала на благодатную почву.

Дело в том, что Мороз, Морозко, Студенец — повелитель зимних холодов — с древнейших времен присутствовал в фольклоре славян. Его представляли в образе низенького старика с длинной седой бородой, который бегает по полям и улицам и стучит палкой — от этого стука начинались трескучие морозы.

Иногда он предстает и в образе богатыря-кузнеца, сковывающего реки. Мороз не любит тех, кто дрожит, жалуется на стужу, а бодрым, веселым, здоровым дарует крепость телесную и румянец.

Он покрывает оконные стекла узорами, леденит поверхности озер и рек, чтобы можно было покататься, замораживает снежные горки, веселит честной народ бодрящими морозами и веселыми зимними празднествами...

Бытовало и предание, согласно которому Мороз живет в ледяной избушке и одаривает пришедших к нему в зимний лес. Не правда ли, уже похоже на сегодняшние представления о Деде Морозе?

Тем более любопытно, что в старину в русских деревнях практиковалось «кормление» Мороза, причем именно накануне Рождества. Старший в семье выходил на порог с ложкой кутьи или киселя и «угощал» ими повелителя зимних холодов.

В этом обычае нетрудно проследить связь с традицией кормления дедов-предков. Возможно, поэтому и появилось само имя «Дед Мороз»..


Новогодняя открытка Сытинской типографии, начало ХХ века  
Новогодняя открытка Сытинской типографии, начало ХХ века  

Снегурочка

Так в конце прошлого века в крупных русских городах, где соседствовали народные обычаи и западноевропейская традиция, и появился наш Дед Мороз, соединивший в себе черты Санта Клауса и фольклорного Мороза-Морозко.

И если в Западной Европе Санта Клаус нередко изображался в рясе из грубой шерстяной ткани светло-коричневого цвета, подпоясанной веревкой, — похожим на монаха-францисканца, — то в России частенько представал в образе этакого деревенского мужичка.

А вот Снегурочка родилась именно в России. Она — героиня народной сказки, поэтический образ вылепленной из снега и ожившей девушки.

Один из вариантов сказки, в которой Снегурочка тает от солнечных лучей, творчески развил Александр Островский в одноименной пьесе-сказке, написанной в 1873 году, а затем легшей в основу оперы Николая Римского-Корсакова «Снегурочка».

Но, в отличие от большинства вариантов сказки, где Снегурочку лепят старики, мечтающие о внучке, Снегурочка у Островского — дочка Мороза и отправляется к людям из леса.

Возможно, что в городской среде с этим сказочным образом слились и западноевропейские зимние женские персонажи — святая Екатерина, святая Люция.

Но при этом Снегурочка осталась чисто русским явлением и больше нигде в мире на новогодних и рождественских праздниках не фигурирует.

В первые послереволюционные годы традиция устраивать елки еще сохранялась в неприкосновенности.
Однако, в 1929 году была введена пятидневка, и Рождество стало обычным рабочим днем. Елка и все связанные с ней традиции были не только отменены, но и запрещены. Теперь их стали именовать «поповским обычаем».

И вдруг, в конце 1935 года, «Правда» напечатала заметку «Давайте организуем к Новому году детям хорошую елку». Появление этой статьи было, вряд ли случайным: ведь именно в 1935 году Сталин произнес свою знаменитую фразу: «Жить стало лучше, жить стало веселее».

Правда, в Советском Союзе елка из рождественского превратилась уже в новогоднее дерево. Создавая советские новогодние традиции, вспомнили и о Снегурочке: она прочно и навсегда вошла в сценарии зимних праздников, как спутница и помощница Деда Мороза.

В сознании людей «западный» Санта Клаус постепенно с Северного полюса перебрался чуть южнее, в финскую Лапландию.

И это не случайно. Лапландия всегда считалась страной полусказочной. Вспомните хотя бы «Снежную королеву» Андерсена — именно туда отправилась Герда на поиски Кая. Оленеводы-саамы — коренные обитатели этого края — славились своим колдовством и магией.

В общем, Санта Клаус быстро и легко прижился в Лапландии. В наши дни он обзавелся там вполне внушающей доверие биографией и даже водительскими правами (правда, на управление оленьей упряжкой).
В них вместо даты рождения просто написано: «Давным-давно».


 
   

Штаб-квартира Санта Клауса

Лапландия, согласно «финской версии», Деду Морозу приглянулась уже несколько сотен лет тому назад.

Саамы знали его, как добродушного лесного владыку, который помогал людям, заплутавшим в лесу, и лечил заболевших лесных обитателей.

Хотя саамы и живут в местах, где долгие месяцы длится полярная ночь, они носят очень яркие и красивые костюмы. От них-то Дед Мороз, наверное, и перенял свой красный наряд.

У Деда Мороза, как и у его соседей—саамов, тоже есть свои олени.

Ho сколько их — это секрет. Потому что спрашивать о величине оленьего стада у северян так же неприлично, как у нас — спрашивать о количестве денег.

Хотя несколько стран претендует на то, чтобы именоваться родиной Деда Мороза, — ведь Лапландия поделена границами четырех государств, — финские дети всегда верили, что Санта Клаус живет именно в Финляндии, а точнее, на горе Корватунтури, у самой границы с Россией. «Корва» по-фински означает «ухо», «тунтури» — «сопка».

Так что имя «Корватунтури» можно перевести как «Гора Ухо». Сопка своими очертаниями действительно напоминает ухо, и в 20-е годы популярный радио ведущий Маркус Раутио сумел убедить финских детей, что именно потому, что Санта Клаус живет на «Горе Ухо», он и может слышать желания всех детей.

Ha Корватунтури не то в избушке, не то в недрах горы и жил Дед Мороз вместе со своей женой Муори и множеством трудолюбивых гномиков.

Ho так как Корватунтури находится очень далеко, вдали от проезжих дорог, и детям в гости к Санта Клаусу ездить было сложно, он решил перебраться немного поближе, на Северный полярный круг, в окрестности Рованиеми, где устроил себе вторую квартиру и офис, в котором может принимать посетителей.

Эта штаб-квартира Санта Клауса официально открылась в 1985 году. Ho ее история прослеживается еще с лета 1950 года, когда Рованиеми посетила бывшая «первая леди» США Элеонора Рузвельт. К ее визиту была сооружена небольшая деревянная хижина.

Вначале эта хижина была открыта только в летние месяцы, но с каждым годом она становилась все более и более популярным местом у приезжающих в Лапландию туристов. Поэтому в 60-е годы была построена новая, большая хижина, которая ныне вошла в состав Деревни Деда Мороза.

«Деревней» называют целый комплекс построек, включающий собственно офис Деда Мороза, мастерские, где делают подарки и сувениры, торговый центр, кукольный театр и ресторан. Здесь же находится и один из официальных пунктов пересечения Полярного круга. Hедаром адрес Деревни Деда Мороза — «Финляндия, Рованиеми, Полярный круг».


 
   

Традиция эта надолго...

В своей деревне на Северном полярном круге Дед Мороз проводит теперь все дни, и его можно увидеть там в любое время года.

А желающих встретиться с Санта Клаусом немало: ежегодно его дом посещает полмиллиона гостей!

Ho больше всего работы у Деда Мороза, естественно, под Рождество, когда к нему приезжают тысячи детей со всего мира.

Те же, кто приехать не могут, шлют ему письма, которых приходит так много, что доброму сказочному старику пришлось даже обзавестись собственным почтамтом.

И его почтамт погружен в работу не только в канун Рождества. Мешками с почтой уставлена вся комната, где сидят одетые в красные костюмы помощники Деда Мороза — эльфы, склонившиеся над стопками писем и над клавиатурой компьютеров…

Но самое интересное, что это не сказка, а быль! У детей Финляндии давно уже существовала традиция отправлять письма с пожеланиями рождественских подарков Санта Клаусу с адресом, вроде того, на который писал чеховский Ванька Жуков: «В Лапландию».

В 50-е годы местные лесорубы начали для забавы отвечать на эти письма, чтобы скоротать свободное от работы время. А еще два десятилетия спустя Центр по развитию туризма Финляндии, узнав об этой обильной переписке, создал почтовую службу Санта Клауса. И работы у нее с каждым годом все больше.

В 1994 году Санта Клаус получил 216 тысяч писем из 150 стран. А на Рождество 1998 года Деду Морозу пришло уже 630 тысяч писем — из 162 стран, больше всего из Великобритании, Японии, Польши, Италии и, конечно, из Финляндии.

Дети из России тоже прислали немало — аж 40 тысяч посланий! Полностью переварить такое огромное количество почты не под силу даже вооруженным самой современной техникой «эльфам». Ho Санта Клаус старается ответить на как можно большее количество писем.

В России тоже пытались отыскать собственное «постоянное место жительства» Деда Мороза. Как-никак, тоже северная страна.

В середине 90-х он вроде бы обзавелся даже избушкой в Русской Лапландии — это Лапландский заповедник в Мурманской области. Ho то ли место было уж очень далекое, то ли не помогли Деду «раскрутиться», про ПМЖ нашего Санта Клауса в мончегорской тундре как-то позабыли.

Зато в 1999 году удалось «разыскать» новое и теперь, видимо, действительно «постоянное место жительства» русского Деда Мороза. Им оказался старинный город Великий Устюг в Вологодской области.

Оттуда Дед Мороз и прибыл на последние новогодние праздники в Москву. Судя по его дружбе с московским мэром, традиция эта надолго…

Так вот и получилось, что обычай ставить елку на Новый год мы позаимствовали в Западной Европе; Дед Мороз родился в Турции, а затем через Европу, США и вновь Европу пришел и к нам, чтобы слиться со своим древним прообразом.

А Снегурочка на новогодний праздник явилась из наших народных сказок, творчески переработанных выдающимся драматургом.


В избранное (10) | Просмотры: 20165

Комментировать
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.