Схватка над водопадом
Автор Алексей Горяйнов   

Схватка над водопадом
Схватка над водопадом

Из будней африканской экспедиции

Н
а этом участке реки работы гидрогеологической партии были закончены, однако гидролог Александров всякий раз находил повод возвращаться сюда.

Его, как магнит, притягивало это живописное место с бушующим в глубоком каньоне водопадом и расположившейся в тени пальм деревенькой на берегу реки.

На этот раз, сказав начальнику, что ему необходимо продублировать промеры сечения русла возле водопада, Александров снова примчался на экспедиционной машине в деревню.

Ему приятно было увидеть на другом берегу реки Маис, темнокожую девушку с обликом европейки. На ней всегда белела футболка с рекламой пепси-колы.

У нее была бабушка, женщина патриархального уклада, с большим хозяйством кур, овец и огородом.

И если у ее внучки — маленький, заостренный с благородной горбинкой носик и утонченные черты лица, то у бабушки — некрасивый нос, плоский и широкий подбородок, как лопата.
Но глаза у обеих женщин — приветливые, лучащиеся светом доброты и потому похожие.

— Здравствуйте, господин Александров. Как поживаете?

— Здравствуйте, мадам Лаура. Хорошо. Вот вам от меня презентик, — Александров достал из сумки, лежащей в лодке, бутылку «Совиньона» и протянул старушке.

— Спасибо, всегда тебе рады, — отозвалась она. — Маис, почему гостя не встречаешь? — И старушка Лаура пригласила Александрова в дом — сложенную из пальмовых ветвей и обмазанную глиной хижину.

— Нет-нет, не беспокойтесь, мне скоро возвращаться, — сказал он. — Мы лучше вместе с Маис полюбуемся водопадом.

Маис, не дождавшись его приглашения, кивнула и послушно, как ребенок, пошла вперед. Они спустились каменистой тропой, идущей через густой кустарник к площадке, откуда открылся великолепный вид на водопад.

Кругом возвышались серые скалы, оставляя вверху лишь небольшой кусок неба, и в этом безмолвном окружении грохотал водопад.

Маис по-прежнему шла впереди, но вдруг остановилась, вскрикнула, отпрыгнула назад и спряталась за спину Александрова.
Длинная серая змея лениво переползла тропинку и скрылась в расщелине меж камней.

— Не бойся, это полоз. Неядовитая змея, — как смог объяснил по-французски Александров.

Она заговорила только возле лодки.

— Меня в детстве укусила гадюка, поэтому при виде змей меня охватывает ужас, я цепенею, — сказала она и, быстро поцеловав его в щеку, убежала домой.

Еще несколько раз, улучив момент, приезжал он в эти места.

Он почти всегда заставал Маис либо в хижине возле завешанного мелкой сеткой входа, либо на циновке перед домом и непременно с книгой в руке — скоро каникулы Маис закончатся, а она еще не успела прочесть и половины привезенных с собой книг...

В этот раз он вез в подарок Маис собственноручно сделанный из раковины перламутровый гребень. Послезавтра она уезжает в Конакри — начинается новый учебный год. Там, в столице, ждет ее жених...

Вообще-то, если бы не ее парень, казалось ему, он сделал бы ей предложение, и добрая бабушка Лаура скорее всего сразу бы согласилась выдать внучку за белого: у него были все основания думать так, ибо она хорошо к нему относилась.

 

 

 

Следовало торопиться

Старый негр поджидал его на переправе. Александров заплатил, взял лодку и отчалил. Вдоль берега течение было не такое сильное.

Он осушил весла, примостился на передней корме. Близость воды не спасала от тропического зноя.

На ветке прибрежного куста сидела небольшая ярко-голубая птичка. Это был зимородок. Мутноватая толща воды притягивала взгляд и успокаивала.

Вдруг перед самым носом он увидел огромную голову змеи. Она была покрыта желто-зеленоватыми чешуйками. Глаза, окаймленные пергаментными веками, смотрели на него гипнотически. Чернеющая линия, загнутая вверх на уголках пасти, создавала иллюзию злобной улыбки. Мерзкие роговые челюсти змеи довершали портрет чудища.

Вначале Александров даже не испугался, подумав, что это какое-то наваждение и видение вот-вот исчезнет. Но оно не исчезало. Оно было слишком реально и, осознав это, он схватил лежавшее под рукой весло, вскочил, мощно взмахнул, ударил и промахнулся.

Второй удар пришелся точно по голове бесстрашной рептилии. Перевернувшись, змея показала свое белесое брюхо.

Он взял себя в руки и, поддев веслом грузное неподвижное тело, принялся внимательно рассматривать его. Судя по размерам (а в змее было около пяти метров) и сетчатому узору, это был удав. Ядовитые змеи такими большими не бывают. Он хорошо это знал.

«Надо показать этого удава Маис, — подумал он, — может быть, даже дать ей подержать его в руках. Пусть привыкнет немного, тогда у нее наверняка не будет испуга при виде любой ползущей твари».

...Маис как всегда читала книгу, сидя на циновке перед домом. Спрыгнув на берег, Александров привязал лодку к стволу ивы.

— Смотри, что я добыл, — крикнул он издали.

Маис, увидев лежащего в лодке удава, остановилась, как вкопанная, и прижала к груди руки. Глаза ее испуганно расширились.

— Зачем ты его убил?
— Так получилось. У меня есть фотоаппарат, давай я тебя с ним сфотографирую?
— Нет! — она даже отступила назад.
— Не бойся, он мертв.

Она некоторое время молча рассматривала чудище, наконец, вздохнув, обреченно сказала:
— Ну хорошо.

Александров взвалил на себя тяжеленного удава и вышел на берег; опустил его рядом с девушкой на землю, а сам, отбежав, навел объектив и щелкнул затвором. Следовало торопиться: ему надо было вернуться в экспедицию до семи часов. Он решил показать коллегам экзотическую добычу и положил удава в лодку — на корму между пустых бочек.
 
 

Ты же боялась змей

Он работал веслами и видел, как Маис смотрела ему вслед. Потом она ушла в хижину, и он представил, как ребята будут резвиться, позируя с огромной мертвой змеей фотографу.

Потом Маис снова появилась на берегу, но неожиданный грохот бочек заставил Александрова обернуться.

Удав ожил и воинственно поднял голову. Вынув из уключины весло, гребец, словно в лихорадке, перегнулся через сиденье, замахнулся, чтобы наотмашь ударить по приподнятой голове змеи, но не удержал равновесия. И промахнулся.

Пока он разворачивался — инерция тяжелого весла слишком велика, — удав скользнул к его левой ноге и быстро обвился вокруг нее. Александров не удержался и упал на дно лодки. Стальные живые кольца стали сдавливать голень и бедро, подбираясь к торсу. И вот обвили все тело.

Неуправляемая лодка неслась по течению. Минута — и она достигнет стремнины, откуда ее уже невозможно вывести. И тогда — греби, не греби — она неминуемо рухнет с головокружительной высоты вместе с водопадом.

Между тем Маис, войдя в дом, взяла с циновки плод гуавы, большой, оставшийся от деда нож и снова вышла на улицу, чтобы посмотреть, благополучно ли Александров добрался до берега. Вначале она не могла понять, что произошло.

Лодка плыла по течению, а русский конвульсивно бился на ее дне. Вдруг она увидела извивающийся хвост змеи, а когда Александров попытался приподняться, — и всего удава, намертво опоясавшего своего пленника.

Маис вскрикнула. Отбросила надрезанную гуаву и прямо в одежде с ножом в руке прыгнула в воду. Вот она почти догнала лодку, до нее оставалось каких-нибудь два десятка метров. Наконец, обессилев, она чудом перевалилась через борт.

Глаза рептилии уставились на нее, они гипнотизировали девушку. А широкая пасть чудища как бы саркастически улыбалась, радуясь очередной жертве.

Не помня себя, Маис ухватила удава за шею. Несколько мгновений страшной борьбы — и она, изнемогая, уже рубила удава. Потом, поняв, что он мертв, воткнув весла в уключины, стала быстро грести метр за метром, уводя лодку из опасной зоны.

Александров, освободившись от удава, сбросил его в реку. Некогда сильное, а теперь безобразное, беспомощное, кровоточащее тело рептилии подхватило течением, и оно исчезло в пасти водопада.

Когда Александров и Маис вышли из лодки и сделали несколько шагов, он сказал ей:
— Как же это получилось... Ты же боялась змей!

В ответ она только улыбнулась.

В избранное (11) | Просмотры: 20112

Комментировать
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.