Микены. Город сокровищ
Автор Игорь Мельник   
 
   
Злата, весами отвесивши, выложил десять талантов.
Вынул четыре он блюда и два светозарных тренога.
Вынул и кубок прекрасный…
Гомер, «Илиада»

 

 

Ошибка оракулов
Извиваясь, словно змея, дорога привела нас к узкому перешейку, соединяющему центральную Грецию и Пелопоннес. Мы подъезжаем к рукотворному каньону-каналу, носящему имя Коринфский.

Канал превратил полуостров Пелопоннес в остров. В мощных известняковых породах прорезано глубокое ущелье. Идущий далеко под нами пароходик кажется игрушечным. Это гидротехническое сооружение построено в конце ХIХ столетия.

Испокон веков торговые маршруты из Эгейского моря в Адриатику и далее в Тирренское море проходили вокруг Пелопоннеса в районе островов Кифера и Антикифера. Ветра в этом районе сильны; разгоняют они высокую крутобокую волну. Шторм может начаться внезапно, при хорошей видимости.

Сотни, если не тысячи кораблей нашли свою гибель в этих местах. Если плавание оканчивалось счастливо, — благодарили Посейдона, позже — Нептуна, а после принятия христианства — святого Николая.

Еще в глубокой древности родилась мысль о необходимости построить канал. Самой природой была создана для него низина, пересекающая перешеек...

Уже две с половиной тысячи лет тому назад существовал шестикилометровый путь волоком, часто использовавшийся мореходами для доставки товаров в обход Пелопоннеса.

Сооружение канала начали коринфские цари-тираны — еще в IV в. до н.э. Как ни странно, строительство оборвалось не по техническим причинам, а по воле оракулов, которые предсказали, что воды, хлынувшие в созданный канал, могут затопить весь полуостров.

Время доказало ошибку оракулов. Но в древности они пользовались непререкаемым авторитетом, и запрет на сооружение канала был неукоснительно исполнен…

Зато сейчас рукотворный путь оказывает неоценимую помощь судоходству. Он значительно сокращает дорогу от западного до восточного побережий Греции, перенося на своих водных «плечах» миллионы тонн грузов, и, что не менее важно, обеспечивает безопасность плавания.

После перешейка дорога поднимается в гору. Пелопоннес, вообще, горист. Некоторые его вершины превышают 2000 метров. Долины сухи, безлесы и недостаточно плодородны. Плантации маслин, рощицы кипарисов, сухой кустарник и трава — вот и вся небогатая растительность легендарной земли.

Но так было не всегда. Еще в начале II тыс. до н.э. климат как материковой, так и островной Эллады был намного мягче. Землю эту покрывали непроходимые леса. Но цепь природных катаклизмов изменила облик Греции, и в наши дни дорога в Микены петляет по безлесым холмам.

Рельефы на Львиных воротах  

Рельефы на Львиных воротах

 
 
   
Пелоп, сын Тантала
Рядом с цивилизациями Хуанхэ, Инда, Междуречья и Нила можно назвать равной по древности Крито-Микенскую цивилизацию.

А в ней важное место играет Пелопоннес, южная оконечность Балканского полуострова.

Богатая эпическая традиция рассказывает о легендарном правителе, давшем свое имя этой земле. Им был Пелоп.

Его отец Тантал, сын Зевса, — образ жестокого деспота, душу которого обуяла непомерная гордыня.

Насмехаясь над богами, посетившими его пир, Тантал подал им, как угощение, зажаренное тело собственного сына. Боги не стали есть человечину, а Зевс приказал Гермесу оживить юного Пелопа.

Тантал за свои грехи был отправлен в царство мертвых, где с тех пор мучается вечным страхом, голодом и жаждой (отсюда выражение «танталовы муки»).

Пелоп из Малой Азии перебрался на юг Греции, где женился на Гипподамии, дочери Эномая — царя небольшого государства Элида.

Приход Пелопа в царский дом связан с предательством и обманом, навлекших затем на его потомков проклятия и беды.

Со временем власть Пелопа распространилась на всю южную Грецию, которая была переименована из Апии в Пелопоннес — остров Пелопа...

Умер Пелоп в глубокой старости. Он был похоронен на берегу реки Алфей, впадающей в Ионическое море недалеко от города Олимпия. При его захоронении устроили большие погребальные игры, которые стали прообразом более поздних Олимпийских игр...

Пелопоннес — сокровищница греческой культуры и истории, а Микены, к которым мы подъезжаем, — жемчужина этой сокровищницы. По одной из легенд, вернувшись после долгих странствий, этот город основал легендарный герой Персей.
Лодки. Фрески с острова Фера  

Лодки. Фрески с острова Фера

 
Лодки. Фрески с острова Фера  
   
Земля потомков Геракла
До расцвета Микен главную роль на полуострове играл лежащий неподалеку город Аргос.

Античные авторы часто ошибочно объединяли Микены и Аргос в один город.

Иногда Микены считались крепостью Аргоса, что также было неверным.

Предположительно, возвышение Микен связано с разделением царского дома, возможно, некогда правившего и Микенами, и Аргосом.

На такую мысль наталкивает миф о рождении Персея, божественного потомка Зевса. Опять-таки, вполне поверив оракулу, предсказавшему, что Персей лишит престола своего деда, Акрисий, тиран Аргоса, новорожденного внука и его мать Данаю предал морским водам.

Последовали чудесное спасение героя, дальние походы и возвращение в родной дом с молодой женой Андромедой. Но, видимо, стены древнего Аргоса оставались для Персея не слишком родными, так как позже он перебирается в Тиринф, а затем строит Микены.

Если придерживаться не легендарной, а исторической традиции, — возвышение Микен происходит около 1600 г. до н.э., после первой экологической катастрофы, постигшей Эгейский регион.

Американские ученые определяют ее дату с точностью до года — это 1628 год до н.э. Мощное вулканическое извержение, сопровождавшееся землетрясением и буйством морской стихии, разрушило поселения на Крите и Кикладских островах.

В эпической традиции эта катастрофа очень близка мифу о борьбе богов-олимпийцев с титанами и подземным чудовищем Тифоном. Миф повествует о море огня, о том, как взрывались горы, летали по небу огромные камни и скалы.

От страшного пламени горел сам воздух и плавилось все вокруг. По легенде, борьба эта длилась более десяти лет. Последствия столь сильного природного катаклизма могло ощущать на себе несколько поколений людей.

Пелопоннес пострадал меньше, что дало возможность окрепнуть городам на материке. Выдвинувшись, Микены заняли главенствующую роль в Эгейском мире. Потомки Персея оказались достойными памяти победителя Медузы Горгоны.

Один из них — главный персонаж греческого эпоса, Геракл. Мать Геракла, Алкмена, приходилась Персею внучкой. Зевс, отец Геракла, пророчил своему сыну царствование над Микенами и другими городами.

Но судьба распорядилась иначе. Великий герой так и не стал властителем Микен. Его потомки еще три поколения боролись за власть над Пелопоннесом.

Описанная в мифах схватка за владение полуостровом находит свое подтверждение в исторических событиях. Возможно, этот сюжет навеяло вторжение дорийских племен, кочевавших ранее на севере Балкан (XIV- XII вв. до н.э)...

Да, мифология почти всегда несет на себе отпечаток реальных событий, — например, еще двух экологических катастроф, потрясших Эгейский бассейн в 1500 и 1450 годах. Последняя, наиболее крупная из всех трех, произошла после взрыва конуса вулкана на острове Фера (Санторин)*.

Этот взрыв соответствовал термоядерному. Разрушительные силы природы уничтожили цивилизацию на многих островах.

И дело не только в том, что волнами цунами и землетрясениями были разрушены города и дворцы. Тысячами тонн пепла покрылись плодородные земли, дававшие прекрасные урожаи. Климат стал холоднее.

Погибли превосходные леса. Катастрофа была настолько глобальной, что современные исследователи Антарктиды находят остатки пепла в ледовых слоях, относящихся к этому периоду**.

В мифах о Геракле одно из ведущих мест занимает война богов-олимпийцев с гигантами, порожденными Геей — Землей. Олимпийцы призывают великого героя усмирить взбунтовавшихся детей Земли (читай, стихии).

Геракл помогает богам, получая взамен бессмертие. Не связано ли это предание напрямую с губительными катаклизмами 1500, 1450 годов до н.э.?..

...Мы въехали на утрамбованную площадку, которая в летние месяцы может вместить больше сотни автобусов с туристами. Сейчас все пустынно.

Микенская крепость сложена из монолитных глыб; она весьма внушительна, даже при том, что, фактически, мы видим лишь ее основание, — верхние стены, башни и здания не сохранились. Хочется склониться перед техническим гением и трудолюбием древних строителей...

Тропинка привела нас к кассе, перед которой в лучах послеобеденного солнца дремал пожилой грек. Встрепенувшись, он с молниеносной быстротой затараторил на греческом, а затем и на английском.

Это был краткий монолог, из которого мы поняли, что осень — не лучшее время года для посещения Микен, но, раз уж мы приехали, то он готов сделать для нас экскурсию. Стоимость ее оказалась нам не по карману. Купив билеты и поблагодарив старика, мы отправились к Львиным воротам самостоятельно.

Единственное, что стражу Микен удалось нам продать дополнительно, — это небольшую брошюру об истории раскопок города. Там были фотографии греческих и английских ученых, работавших здесь с середины ХIХ века.

К моему глубочайшему удивлению, не было в брошюре ни слова о том, кому мир обязан открытием Микен. Не был в ней упомянут великий мечтатель и авантюрист прошлого Генрих Шлиманн.

Генрих Шлиманн   Софья Шлиманн в «уборе Елены»  

Генрих Шлиманн 1874 г.

 

Софья Шлиманн в «уборе Елены»

 
Генрих Шлиманн
Личность Генриха Шлиманна у людей науки вызывает резкую антипатию.

При одном упоминании этого археолога-бизнесмена кабинетный ученый содрогнется так же, как его коллега 150 лет тому назад, и приведет вам массу фактов неграмотности, а подчас и беспринципности исследователя.

Не столь близкие к науке люди видят в Шлиманне скорее баловня судьбы.

Сын бедного пастора, он стал купцом и сказочно обогатился на торговых сделках в Петербурге.

Да, именно Россия позволила будущему открывателю легендарных городов стать богатым и знатным. Нужно отдать должное фанатическому упорству, с каким Шлиманн достигал поставленных целей.

Судите сами: английский язык он изучает за год, французский — за полгода, голландский — за два месяца; на испанский и португальский ему потребовалось всего по шесть недель.

Упорство принесло Генриху успех в Калифорнии, где компания, основанная им, скупала золотой песок. Везение и тонкое коммерческое чутье приумножило его состояние за годы Крымской войны. Чем только не торговали фирмы, основанные им...

Но в 1866 году, оставив коммерческие дела, Генрих Шлиманн задался целью открыть вещественные доказательства правдивости гомеровского эпоса.

Как и во всем, упорство и настойчивость помогли ему быстро освоить греческий язык и добиться разрешения у турецкого правительства начать изыскания на берегу Мраморного моря. Оказалось, что холм Гиссарлык хранит под собой останки города, описанного в «Илиаде», — священной Трои!..

Позже Шлиманн добился разрешения на раскопки в Микенах, в Орхомене и на острове Крит. Шлиманн везде и всегда спешил. То, на что другие ученые потратили бы десятилетия, он делал за один год. И, к большому сожалению, спешка, а подчас и дилетантизм, вели к неправильным трактовкам раскапываемых объектов.

Многие исследователи считают, что Шлиманна интересовало только золото, а точнее, золотые изделия, найденные в кладах и гробницах Трои и Микен.

Погоня за золотом вредила качеству раскопок. Разрезая Гиссарлыкский холм вертикально до материка длинным и глубоким рвом, Шлиманн разрушил , а в некоторых случаях и смешал материальные слои. Найденные при этом золотые украшения, кубки и погребальные маски он необдуманно отнес ко временам Троянской войны.

Примеряя драгоценное ожерелье на свою жену, гречанку Софью, Шлиманн считал, что его носила прекрасная Елена.

Но это было не так. Позднее выяснилось: находки, сделанные искателем, гораздо старше событий троянской эпопеи. К ним никогда не прикасались руки легендарных царей и их неверных жен...

Но, как бы то ни было, следует отдать должное упорству Генриха Шлиманна. Не забудем также, что найди троянские ценности турки, они немедленно переплавили бы их в золотые монеты! Алчность и продажность турецких чиновников разрушила бы и микенский клад. В лучшем случае, он разошелся бы по частным коллекциям...

Немец по рождению, американец по паспорту, русский по коммерческим связям, грек по пристрастию и авантюрист по призванию, — Генрих Шлиманн, пусть и с большими оговорками, заслужил право именоваться первооткрывателем гомеровских городов.

Микенская женщина — жрица со змеями  

Микенская женщина — жрица со змеями

 
Львиные ворота Микен  

Львиные ворота Микен

 
Микены
...Огромным массивом нависают над нами Львиные ворота. Горизонтальная плита, поддерживающая многотонные камни с высеченными львами, — самая большая и тяжелая из всех, когда-либо использованных строителями в Древней Греции.

Узкая дорожка, входящая вовнутрь крепости, приводит нас к круглой площадке, окруженной двумя рядами вертикально стоящих камней.

Первоначально считалось, что это цирк для проведения представлений.

Позже Шлиманн открыл под слоем земли шахтные гробницы, где были захоронены члены царской семьи.

Цари Микен должны были обладать сказочными богатствами, чтобы такое количество золотых украшений и масок похоронить вместе с покойными.

Окруженная частоколом камней площадка — не что иное, как дворцовое кладбище, имевшее, очевидно, и культовое значение.

Мы поднимаемся по лестнице на самую высокую часть холма. Дорога ведет к развалинам дворца властителей Микен.

Хорошо сохранившийся мощный фундамент веками служил основанием большому зданию, имевшему в плане несколько этажей.

Как оно могло выглядеть, можно судить по уникальному изображению, открытому на злополучном острове Фера. Как помнит читатель, именно на этом острове вулкан разразился страшным взрывом, повлиявшим на всю минойскую цивилизацию.

В 1967 году, во время раскопок на Фере, в поселении Акротири, под слоем песка и пепла были обнаружены фрагменты стен здания, покрытые удивительнейшей росписью.

На фресках целый флот различных судов двигался от одного острова к другому; на самих островах отчетливо просматривались дворцы, сложенные из ровных, хорошо обработанных камней. На крышах были разбиты террасы, где стояли и всматривались в морскую даль многочисленные жильцы.

Все изображенные здания — прямоугольной формы, с большим количеством окон; фасады окрашены в разные цвета. Без сомнения, подобным был и микенский дворец. Перекрытия и крыша поддерживались мощными колоннами. Сами колонны и стены здания были искусно расписаны. Об этом говорят не только фрески с острова Фера.

В самих Микенах были найдены фрагменты штукатурки, покрытые декоративной росписью. Это боксирующие мальчики, богиня, женская фигура и другие.

...Солнце начинает садиться. Завороженные красотой заката, мы идем от дворца по улице «златообильного» города. Даже сейчас по развалинам можно судить, что он был велик и многолюден.

Процветало здесь ремесленное производство. Аккуратные таблички указывают на дома, в которых были гончарные мастерские, красильни; а вот и кузница.

Возможно, здесь изготавливались прекрасные бронзовые изделия: кубки для вина, мечи и доспехи. Внизу появилась фигура смотрителя. Он машет нам, показывая, что город-музей закрывается.

С неохотой покидаем Микены. Кажется, что здесь царит дух античных героев, бродит тень последнего великого царя гомеровской Греции, Агамемнона...

В сосредоточенном молчании преодолеваем мы дорогу назад, в Афины. Развалины впечатлили, но и слегка опечалили. Однако, предстоит еще увидеть сами микенские сокровища, хранящиеся в Национальном музее!..

Гемма с изображением лодки  

Гемма с изображением лодки

 
   

Золотая маска

 

Голова льва

 
Сокровища Микен
Как и все музеи мира, Афинский имеет свою поучительную историю.

До его появления национальное достояние Греции уплывало в различные государственные и частные коллекции Европы и Америки.

Иначе, как разграблением, назвать это нельзя... Судьба многих шедевров остается невыясненной до сих пор.

Однако, многое уже сделано. Большое количество ценностей возвращено и составляет теперь гордость страны.

Основная часть микенских находок была сделана в гробницах, как внутри крепости, так и за ее пределами.

Захоронения и предметы искусства относят, в основном, к периоду с 1600 по 1300 гг. до н.э.

Связывают их с именами царей из династии Пелопа.

Сын Пелопа, Атрей, был отцом Агамемнона и Менелая, возглавлявших поход греков в Трою.
Похищенная Елена была женой Менелая... Поражение Трои и гибель царского дома отразились и на победителях.

Обескровленные и ослабленные войска греческих царьков по возвращении на родину не смогли оказать сопротивления вторгшимся племенам дорийцев.

Великая культура была погребена варварскими племенами. На Грецию опустился занавес забвения. Все величие старых городов так бы и осталось легендой, если бы не были найдены золотые клады Микен и Трои...

В полумраке Афинского музея лежат золотые маски, укрывавшие лица усопших микенских царей и цариц. Золото деформировано временем, но общие черты угадываются хорошо. Поражают жесткие, если не сказать жестокие, черты лиц-масок.

Образы строги и печальны. В следующей витрине — диадемы и нагрудные украшения, ритуальные чаши-ритоны в виде льва и быка, высокие золотые кубки и вазы.

Тончайшая работа ювелира видна на кольцах, — изображения батальных сцен и охоты. Эти находки сделаны Шлиманном и его супругой Софьей в захоронениях внутри Микен.

Не менее удивительны находки за пределами крепости. Здесь не только золото, но и прекраснейшая гемма, вырезанная на аметисте, и чаша в виде лебедя из горного хрусталя, и бронзовые заколки-булавки с головками в виде бутонов цветов, сработанных из горного хрусталя. Нет предела фантазии древних ювелиров.

Среди находок — золотые кольца, инкрустированные серебряными изображениями, изделия из сплава серебра и золота — электрума, из мрамора, гранита, малахита. Яркий, полный образов мир предстает перед нами в витринах, хранящих бронзовые ножны мечей, украшенные золотом и серебром, рельефными изображениями сцен охоты...

Закрыв глаза, я неожиданно увидел этот удивительный город во всем его великолепии. Какой прекрасный мир, забытый более чем на три тысячи лет! Как искусны были мастера, создавшие эту красоту!..

Удивительна эпическая история богов, героев и людей, их любви и предательства, добродетели и лжи. История великой гордыни, обуявшей этих людей с такой силой, что боги, т. е., природа разрушила их мир, не оставив потомкам почти ничего!

Но даже те крохи, которые остались, кажется, иллюстрируют слова Гесиода*** об олимпийцах: «Создали прежде всего поколенье людей золотое…

Жили те люди, как боги, спокойной и ясной душою,
Горя не зная, не зная трудов. И печальная старость
К ним приближаться не смела».****

* Есть предположение (высказанное, в частности, С. Маринатосом), что именно этот катаклизм описан философом Платоном, как гибель Атлантиды. (прим. ред.)

** Лед прирастает ежегодно, оставляя в срезе тончайшие слои, чем-то напоминающие годовые кольца деревьев. По этим слоям довольно точно определяется возраст ледяного покрова.

*** Гесиод — греческий поэт (VIII - XII вв. до н.э.). Приведен фрагмент его поэмы «Работы и дни».

**** Фрагмент поэмы Гесиода «Работы и дни».

В избранное (14) | Просмотры: 22166

Комментировать
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.