Днестровский челн "Персей"
Автор Игорь Мельник   

Чёлн «Персей»
Чёлн «Персей»

Днестровский челн "Персей"

У
ютный провинциальный городок Бендеры расположился на берегах Днестра, всего в нескольких километрах от столицы Приднестровья — Тирасполя.

Я — в историко-краеведческом музее.

Моя собеседница, директриса музея Ирина Смирнова, приложила титанические усилия, чтобы в неспокойные для Молдовы и Приднестровья времена музей работал, оставаясь очагом культуры и просвещения.

Мой главный интерес — фрагмент большого челна-однодерёвки, не так давно занявший своё место в экспозиции.

— А было это так, — рассказывает Ирина Георгиевна. — В середине девяностых годов, после сильного паводка на левом берегу Днестра, краевед Александр Васильевич Юдин обнаружил сильно заиленный деревянный чёлн больших размеров.

К сожалению, его не удалось вынуть из ила целиком.

Во время подъёма чёлн раскололся поперёк на две примерно равные части. Одна из них была доставлена в музей; первичный обмер дал следующие результаты: длина 4,5 метра, ширина — 1,15 метра.

По прошествии этих лет древесина усохла, и сейчас ширина челна составляет не более 0,95 метра. При этом, борта имеют толщину до семи сантиметров, а днище — до двадцати.

Долгое время находка хранилась во дворе музея, сейчас — в зале, посвященном средневековому периоду нашего края. Какого возраста чёлн, пока что неизвестно...

С разрешения директора, я фотографирую и беру несколько отщепов древесины внутри и снаружи челна. Видно, что лодку внутри выжигали, а форму ей придавали грубым инструментом. По бортам — небольшие отверстия, их предназначение не совсем понятно.

Первое плавание «Персея»
Первое плавание «Персея»

  Средневековая лодка-долбленка. Бендеры. Возраст: 1420 год
 

Средневековая лодка-долбленка. Бендеры. Возраст: 1420 год

Они могли служить как для крепления на растяжках небольшой мачты, так и для привязывания вёсел. Находка в Бендерах очень интересна.

Чёлн, общая длина которого приближалась к 9 метрам, пожалуй, самый большой из тех, что известны сегодняшней науке.

Вот только, каков его возраст? Кто построил его? Взятые отщепы древесины после проведения радиоуглеродного анализа помогли ответить на первый вопрос.

Интерес же к подобным челнам очень большой. Эти простейшие лодки, первые управляемые человеком суда древнейших эпох. Они пришли на смену плотам, которые несло по воле волн и ветров.

Изобретение челна-однодерёвки — такая же революция в хозяйственной деятельности древнего человека, как и открытие бронзы или умение обжигать глину.

Именно такие примитивные суденышки открыли людям морские дороги.

Находки, сделанные по всему миру, говорят о том, что подобные челны строились и эксплуатировались уже 12 тысяч лет тому назад. Создавали их и в Черноморском регионе.

От Бендер до Днестровского лимана, впадающего в Черное море, всего 80 км. Мог ли найденный чёлн плавать в Черном море? Именно этот — неизвестно, но вот другие подобные лодки точно бороздили черноморскую гладь.

Попрощавшись с музеем, я возвращаюсь в Украину через пограничный пункт невдалеке от села Граденицы, лежащего в пойме притока Днестра, реки Турунчук.

Низина богата лесом; даже в наши дни здесь растут вековые гиганты — тополя и вербы, а в прошлом росли могучие дубы, из которых и строились челны, подобные бендерскому.

Заготовка для лодки-долбленки
Заготовка для лодки-долбленки. Из нее будет построен "Персей"

Спуск на воду «Персея». Овидиополь  

Спуск на воду «Персея». Овидиополь

 
От Бендер до Днестровского лимана...

И
нтересна и поучительна история юга Украины. Её морской рубеж проходит по северо-западной границе Черного моря, Моря Гостеприимного, как называли его греки.

Черное море — внутреннее, не соединенное напрямую с океаном и практически не подвластное его воздействию.

Стихии, волнующие его поверхность, зарождаются на материке. Но всего за IV-V тысяч лет до н. э. оно было соединено со Средиземным морем — речным руслом и пресноводным проливом на месте современного Мраморного моря.

Повышение уровня Мирового океана, а с ним и уровня Средиземного моря, привело к нынешнему положению вещей. Берега Чёрного моря в древности никогда не были густо заселены.

До прихода сюда первых колонистов из Греции местные племена не знали кораблестроения и мореплавания. Основой их жизни было скотоводство.

Перегоняя скот с пастбища на пастбище, они кочевали по бескрайней степи, не часто выходя к морю. Однако, степняки быстро оценили выгоды владения судами.

Отсутствие специальных знаний, а с ними и пил, сверл, крепких топоров, не давало возможности создавать быстроходные лёгкие лодки, но грубо тесаные однодерёвки получались у древних хоть и неказистыми, но прочными и устойчивыми.

Строили их так: в стволе большого дерева сначала выжигали середину, затем внутреннюю поверхность обрабатывали топором. Толщина борта уменьшалась до 8-10 сантиметров.

Спуск на воду «Персея». Овидиополь
Спуск на воду «Персея». Овидиополь

  Лодка-долбленка. Брест. Франция
 

Лодка-долбленка. Брест. Франция

Выдолбленный чёлн заполняли водой, в которую опускали раскаленные на кострах камни. Происходил процесс распаривания древесины; потом ее раздвигали поперечными распорками и клиньями.

Метровый в диаметре ствол хвойного дерева при такой обработке можно было растянуть до 1,5 метров. Высота такого челна составляла 0,6-0,7 метра; длина, возможно, достигала 10-12 метров.

После изготовления остова судна его основные борта наращивали досками. Эти грубые доски изготовляли без применения пил, раскалывая стволы клиньями и обрабатывая топорами.

Суда-однодерёвки с наращенными бортами имели простое парусное вооружение.

Античный историк Страбон писал: «Некоторые черноморские народности живут морским разбоем, для чего у них есть небольшие, узкие и легкие лодки вместимостью приблизительно до 25 человек; у греков они называются «камарами» — крытыми судами…»

Снаряжая флотилии таких «камар» и нападая то на купеческие корабли, то даже на какую-нибудь страну или город, прибрежные племена господствовали на море. Иногда им помогали даже жители Боспора, предоставляя свои корабельные стоянки, рынок для сбыта добычи.»

Подобные плавсредства были, по утверждению Тацита, и у крымских тавров. Пользуясь ими, тавры совершали нападения на проплывавшие или терпевшие бедствие в море лодки или корабли.

Эти суда строились без единого железного или медного гвоздя и имели следующую особенность: верхние части их бортов располагались близко друг к другу, а корпус расширялся.

Во время штормовой погоды борта наращивались досками, образуя крышу, защищавшую судно от захлестывания волнами. Острые, загнутые внутрь нос и корма способствовали тому, что судно могло при необходимости пристать к берегу любым концом...

Вспоминая выдержки из текстов Страбона и Тацита, я и не заметил, как дорога привела из Градениц в Троицкое, второй пункт моей командировки. В Троицком расположился крупный леспромхоз, на угодьях которого я собирался искать реликт — дерево больших размеров...

«Персей» станет частью возрождающегося древнего города

Ч
итатель, наверное, уже догадался, что поездка в Бендеры и сбор исторических материалов о челнах-однодерёвках — не просто прихоть, а звенья одной цепи.

Наша группа, исследуя историю древнего мореплавания, разработала проект воссоздания большого судна, схожего с челнами времен заселения черноморских берегов.

Однако, история здешних однодерёвок не заканчивается «камарами». Через полторы тысячи лет подобные «камарам» суда-однодерёвки с наращиваемыми бортами строили черноморские казаки. Своими лодками они наводили ужас на турецкий флот.

Д'Асколи пишет: «10 лет тому назад (в 1624 году — прим.авт.) 300 с лишним челнов вышли в море и сразились с целым флотом падишаха».

По словам очевидцев, «если бы в день битвы была тихая погода, то ни одна турецкая галера не вернулась бы обратно, — но при поднявшейся сильной буре галеры смогли двинуться против неприятеля на всех парусах и потопить несколько лодок.

Однако, с тех пор до тридцати и более челнов казаки спускали ежегодно на воду и в битвах причиняли столь жестокий вред, что берега всего Черного моря стали совсем необитаемыми, за исключением некоторых местностей, защищенных хорошими крепостями». Д'Асколи также отмечал, что суда эти вмещают до 50 человек, ходят на веслах и под парусами...



Этот реликт станет челном   По технологии предков...   Команда строителей «Персея»

Этот реликт станет
челном

 

По технологии
предков...

 

Команда строителей
«Персея»




Гийом Боплан — французский инженер, состоявший на службе у польского короля — в своём труде «Описание Украины» был более скептичен к казацким челнам.

Он писал: «Казацкие челны — грубой работы, ручной техники: прямой парус почти никогда не поднимают, идут под 20-30 веслами, вместо руля — весла на носу и на корме. В основе корпуса — дуплянка (однодерёвка — прим.авт.) без киля. Челн не способен под парусом идти близко к ветру, держится на волне только благодаря камышу. На таких судах в море могли выходить только отчаянные люди, и то в летние месяцы»...

Удивительно, но факт: технология строительства лодок на базе одного ствола дерева просуществовала более четырех тысяч лет! Кикладские и критские суда, корабли «народов моря», черноморские «камары», казацкие «чайки» — вот неполный перечень однодерёвок, бороздивших черноморские просторы...

Директор леспромхоза, Людмила Изатулина, встретила меня очень приветливо, но вот такого большого дерева, которое я искал, в своих угодьях не встречала. Забегая вперед, следует отметить, что ствол диаметром около двух метров найти нам не удалось не только на юге, но и вообще по всей Украине.

Специалисты лесного хозяйства с уверенностью сказали, что такие гиганты могли сохранится только на юге Белоруссии или глубоко в российской тайге.

Я и мои друзья были готовы к такому развитию событий. Решили: в крайнем случае, если мы не найдем подходящий ствол, то соберем наш чёлн из двух брёвен метровой толщины.
Из Одессы мы связались с журналом «Лісовий і мисливський часопис», главный редактор которого, Валентина Максименко, обратилась в крупнейшие леспромхозы Тернопольской и Закарпатской областей с просьбой оказать нам помощь.

Шло время; незаметно пролетела зима, пришла весна, которая могла принести с собой дожди, а с ними — бездорожье... Наконец, в Тернопольской области были подобраны два необходимых дерева.

Непосредственную помощь в их поиске оказали Александр Левандовский, Андрей Тырчик — директор Тернопольского гослесхоза, лесники Микуленского лесничества Игорь Барабаш и Павел Голубенный.

Каждый день с надеждой я смотрел прогноз погоды. Только бы не начались дожди. Несколько командировок в Тернопольскую область, — и вот, наступил день, когда два реликта были свалены и подготовлены к погрузке. В апреле их доставили в Одессу.

На всякий случай, Тернопольский леспромхоз нашел для нас еще более могучие деревья на самой границе с Молдовой. Эти гиганты росли на речных островах.

Один из сваленных стволов пришлось подтаскивать ручными лебёдками к краю берега. Какого же было наше изумление, когда реликт, скатившись в воду… утонул! Мощная моторная лодка с большим трудом подтянула дерево к месту, удобному для подъёма, в двух километрах выше по течению.

С доставкой второго ствола оказалось не меньше сложностей. Ломался кран, пытаясь поднять восьмитонный гигант на машину. Затем не выдержал задний мост «Камаза»...

Но, вопреки всем сложностям, работы по созданию челна велись столь быстрыми темпами, что я не успевал фотографировать все этапы строительства. Нос челна украсила маска Медузы Горгоны, которую победил Персей, с развевающимися волосами-змеями.

На парусе был изображен сам герой. Дни строительства лодки пролетели, как одно мгновение. Приближалось 15 июня, — день, когда мы собирались представить наш новодел городу Овидиополю, к празднику его 209-летия.

Почему мы решили посвятить наше судно городу Овидия? Все очень просто. Белгород-Днестровский лиман богат легендарными традициями. С глубочайшей древности на его берегах поселились греческие колонисты, основав крупные города Тиру и Никоний, а также множество мелких поселков.

Никоний лежал невдалеке от современного Овидиополя. Сегодня — это село Роксоланы. Многолетние раскопки доказали величину и значение города, славившегося своими ремеслами и виноделием. Наверняка, в Никонии строились и однодерёвки, плававшие через лиман...

Бережно и медленно кран опускает «Персей» на воду. Тысячи лет не видел лиман античного судна. Вода неспокойна; как-то поведёт себя наша лодочка? На удивление, чёлн садится в воду легко и даже не покачивается. Вот что значит вес!

Срубленные всего два месяца назад огромные деревья не высохли, и сейчас, даже по самым скромным подсчетам, вес лодки около семи тонн. Разбита бутылка шампанского.

Председатель районной администрации Владимир Левчук поздравляет жителей с днем основания города и спуском на воду копии древней лодки.

Именно ему принадлежит идея создания на набережной города античной пристани, такой же, какая стояла здесь как много веков назад. Построенный нами «Персей» станет частью возрождающегося древнего города.

Экипаж рассаживается по местам. Пора учиться плавать на столь необычном судне. Поднять паруса... Всё, как и тысячелетия назад. «Персей» отправляется в своё первое плавание на противоположную сторону лимана, от стен Никония к древней Тире...  Пожелаем ему удачи.

Технические данные лодки «Персей»:

    • длина —10,7 м;
    • ширина — 1,9 м;
    • вес — 7 тонн;
    • материал — тополь, дуб,
    • весла —10 шт.,
    • парус прямой, площадь 20 кв.м.
    • Декоративные украшения выполнены из древесины шелковицы и виноградной лозы.
    Над созданием лодки, получившей имя легендарного греческого героя — «Персей», работали:

    Валерий Воропаев, Геннадий Селенко, Николай Пульга, Борис Иващенко, Геннадий Кимаковский, Сергей Бегин, Олег Кравцов, Сергей Ластовецкий, Валерий Устянский, Александр Ерес, Анатолий Павленко, Владимир Войтеш, Александр Эминеску, Виталий Шевченко.

    Маска Горгоны Медузы: автор и исполнитель — Вадим Рудой.
    Автор изображения Персея на парусе — Вячеслав Ерес.


В избранное (11) | Просмотры: 23501

Комментировать
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.