Путешествие в Непал. Гималаи
Автор Валентина Розуменко   


Непал  

Непал

 
Путешествие в Непал. Гималаи








И
тогда, когда я еще находилась в Непале, и спустя несколько лет, уже дома, я не могла и не могу сказать однозначно, что меня больше всего восхищало в далекой горной стране: невиданные до тех пор шедевры искусства и архитектуры?

Божественное величие Гималаев? Мужество и терпение наших украинских альпинистов и туристов, храбро шедших трудным горным путем?

Наверное, все вместе. Потому что все это было связано воедино удивительной реальностью Непала...

Шумный город Катманду

П
рипоминаю свои разговоры в Киеве, накануне поездки, с одним альпинистом, который неоднократно бывал в Непале. Тогда мне казалось необъяснимым его желание снова и снова посещать эту страну. Теперь я испытываю то же самое...

Пять лет назад мне посчастливилось участвовать в украинской гималайской экспедиции «Ама-Даблам-99». (Что такое Ама-Даблам, я объясню позже.) Поход возглавлял опытный горовосходитель, президент ассоциации «Украина-Непал» Иван Валеня.

Впервые за всю историю подобных экспедиций в Непал вылетели четыре женщины, да не обычные, а географини, как нас любил называть Валеня: Людмила Мелько, Светлана Поплавская, Валентина Бойко и автор этих строк; все — преподавательницы, члены Ассоциации учителей географии Украины.

Сильный пол был представлен такими неординарными личностями, как патриарх украинского альпинизма, заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер Украины, доктор биологических наук, профессор Владимир Моногаров; народный депутат Украины Владимир Рябика и народный депутат прошлых созывов Александр Чародеев.

За острыми ощущениями отправились также известный украинский фотохудожник Виталий Запорожченко, влюбленные в горы альпинисты Александр Гребенников и Михаил Ковалев из Ровно; харьковчане Геннадий Лебедев, Алексей Боков, Алексей Волков, Виктор Назаренко, Геннадий Копейка; Борис Тенигин из Ялты. Большинство перечисленных — «снежные барсы»...

Для нас, четырех географинь, всё, впервые увиденное в столице горного королевства, городе Катманду, стало ошеломляющим зрелищем.
Улицы переполнены машинами, мотоциклами, рикшами. Все сигналят, кто чем может — клаксонами, звонками, дудками, объезжая коров и телят, свободно бродящих повсюду. Дороги заполнены разношерстной толпой.

Стоит невыносимый гам — жизнь бурлит в полную силу! Поначалу голова шла кругом; возникала иллюзия, будто всё это происходит не с тобой. Затем, рассматривая всё вокруг, мы захотели вобрать в себя побольше неуемной жизненной энергии этих смуглых суетливых людей...



Бродячий монах рядом с четырьмя «географинями» и Александром Чародеевым  
Бродячий монах рядом с четырьмя «географинями» и Александром Чародеевым  
Отшельник-садху с волосами длиной в несколько метров.  

Катманду. Отшельник-садху с волосами длиной в несколько метров. Фотографируется с туристами за деньги. Трезубец на лбу — знак поклонения Шиве

 
Главные улицы Катманду протянулись с севера на юг.

Основная магистраль города — Кингсроуд, «королевская дорога»; на ней и вправду находится резиденция короля, стоят дворцы принцев — братьев монарха, посольства и различные государственные учреждения.

Не покидая центра, вспотевшие от жары, усталые, мы, наконец-то, подъехали ко входу симпатичного отеля «Нирвана».

Гостиница сразу всем понравилась; это был настоящий маленький рай среди зноя, пыли и шума.

Сложив ладони перед лицом, с лёгким наклоном головы, открытой улыбкой на устах и протяжным «намасте», встречали нас работники отеля.

Кстати, приветствие «намасте» не простое — оно обозначает: «Я приветствую Бога в твоём лице».

Затем мы гуляли узкими улочками, на которых словно сливались в единое кипучее целое люди и машины, собаки и «священные» коровы...

От этого бесконечного потока подымалась жуткая пыль. Колорит улиц дополнялся характерным смрадом: гнили под жгучим солнцем груды бытовых отходов.

Их тут убирают не слишком часто, а дождь отсутствует по полгода... Местные жители, очевидно, ко всем своим неурядицам привыкли, — а для нас, понятно, первые прогулки были настоящим испытанием.

Гуляя городом, я обратила внимание, что нигде нет табличек с названиями улиц. Ведь есть же у них названия?! Иностранцы здесь ориентируются, кто как может; но, как ни странно, заблудиться немыслимо.

Куда бы ни пошел, скоро выйдешь на знакомую улицу.
  Индуистский храм, построенный в стиле «шикхара», то есть вершина. Символизирует золотую гору Меру — индийский Олимп, центр Земли и Вселенной
  Индуистский храм, построенный в стиле «шикхара», то есть вершина. Символизирует золотую гору Меру — индийский Олимп, центр Земли и Вселенной
Броуновское движение — иначе не назовёшь эту городскую суету, где себя чувствуешь маленькой молекулой и все время остерегаешься, чтобы никто тебя не зацепил: ни рикши, ни моторикши, ни велорикши, ни мотоциклы или авто...

Но, наверное, непальские водители — лучшие в мире: без аварий и наездов, с миллиметровой точностью они ухитряются разминуться между собой и с пешеходами.

Сигналят громко, создавая при этом невероятную какофонию звуков, к которой мы скоро начали привыкать. Здесь нет ни светофоров, ни пешеходных переходов, ни малейшего намёка на правила дорожного движения — хотя, вообще-то, оно левостороннее.

Как ни удивительно, этот гудящий, кружащийся рой быстро включил нас в свою толчею. Все неудобства непальской столицы не затмили нашего впечатления от увиденного и услышанного. Начиналась жизнь в другой реальности...

Свободное время мы использовали для экскурсий по городу, чтобы полюбоваться традиционными народными ремеслами.

Деловая суета здесь властвует всюду: нигде в мире, наверное, нет стольких ювелирных лавочек, магазинов, мастерских, как на улицах Катманду. Мне еще никогда не приходилось видеть такую массу женских украшений из натурального камня, с серебром и золотом. В витринах радовало глаз бесконечное разнообразие колец, ожерелий, браслетов.

Радушные продавцы, вовсю улыбаясь, приглашают посетить их магазины и приобрести хоть что-нибудь на память.

В магазине вы имеете замечательную возможность сколько угодно рассматривать украшения; их можно до бесконечности примерять, любоваться, просить показать другие... И — будьте уверены — после всего этого вы просто не сможете отказать себе (а также продавцу) в покупке хотя бы одного из блестящих изделий. Если, конечно, позволят средства...

Непальцы верят в чудодейственную силу самоцветов, — поэтому прежде, чем предложить их, обязательно знакомят с гороскопом.

Вы должны подобрать именно свой камень. Чрезвычайно велик выбор ожерелий из природных минералов: топаза, граната, бирюзы, аметиста, циркония, александрита... Всё это поочерёдно навешивают вам на шею, чтобы вы оценили несравненную красоту камней и не смогли расстаться с ними.

Кроме женских украшений и драгоценностей, витрины и выкладки пестрели разнообразнейшими сувенирами: изделиями ручной работы из дерева, слоновой кости, металла, глины. Наше особое любопытство вызвали кхукри — непальские ножи, чудесно украшенные и разных размеров.

Резные статуэтки слонов и сов, присущие только азиатским странам, издавали манящий аромат сандалового дерева. Много было изображений богов — индуистских и буддийских; встречались и игривые рельефы из камасутры — науки любви...

Туристу пройти по улице незамеченным просто невозможно: к тебе непрерывно цепляются бродячие торговцы, очень назойливо предлагая сувениры: глиняных слонов, свирели или своеобразные скрипки из кокосовых орехов, на которых они мастерски и весело наигрывают. Так, под непальскую музыку, и сопровождают тебя торговцы вплоть до отеля, умоляя приобрести хоть какую-нибудь малость...

Непальцы — народ простодушный и доброжелательный. Здесь верны традициям и почитают старших  
Непальцы — народ простодушный и доброжелательный. Здесь верны традициям и почитают старших  
Эта дама принадлежит к одной из высших каст. Но в любом слое общества обилие детей считается главным богатством  
Эта дама принадлежит к одной из высших каст. Но в любом слое общества обилие детей считается главным богатством  
Справедливый отшельник Не

К
оролевство Непал — государство небольшое, его площадь всего лишь 140 800 кв. км (четверть Украины).

Когда мы посещали страну, ее население равнялось 23 400 000 человек. С Востока на Запад королевство протянулось на 885 км; ширина этой гористой ленты не превышает 241 км.

Столица, Катманду, с численностью населения более 400 тысяч человек, основана в 720 г. Она расположена на северном берегу реки Багмати, в долине, которая также называется Катманду (вернее, город получил название по долине).

Рядом с нынешней столицей — два города, бывших центрами древних государств: Лалитпур (бывший Патан, основанный в 299 г.) и Бхактапур (некогда Бхадгаон, год основания — 889).

В Бхактапур из Катманду можно проехать на троллейбусе, расстояние всего 12 км. Лалитпур фактически слился со столицей; их разделяет лишь речка Багмати, приток великого Ганга.

Непал делится на три основных географических региона, каждый из которых расположен выше другого. Рельеф страны можно сравнить с широкими ступеньками, которые поднимаются к заоблачным вершинам Гималаев.

Кстати, еще во время подготовки к отъезду мне стало интересно: а что, собственно, обозначает название «Непал»?

Иногда в подобных случаях специалисты отвечают, что ответа нет: смысл утерян в веках. Но на сей раз мне предложили... свыше двадцати этимологических толкований!

Их так много потому, что Непал населяет целых 26 народностей; каждая из них имеет свою версию. Тибетцы уверены, что слово «Непал» переводится, как «дом шерсти» (не — дом, пал — шерсть).

В народе лепча это же название расшифровывают, как «святая пещера»; народность лимбу убеждена, что «Непал» — это «ровная земля» (ничего себе ровная, почти сплошь из гор!).

Но вот санскритское значение слова как раз вполне «географично»: Непал — «земля возле подножия гор».

Если же стать на точку зрения неваров и киратов (кираты — древнейшие жители Непала), то окажется, что перед нами — «срединная земля» (не — середина, пал — земля).

Многие ученые считают, что страна получила свое имя от древнейших племен «нип» или «неп», которые занимались разведением скота (нип — скотовод, ал — возле). Возможно, что современные невары как раз и являются потомками этих племен.

А вот люди, далекие от науки, предпочитают верить старой легенде о мудром и добром отшельнике Не, который когда-то правил горной страной. Непал — это, собственно, и значит: «край, где справедливо правил Не»...

Маленькое королевство будто зажато в тиски между двумя азиатскими гигантами, Китаем и Индией. Отсюда и его своеобразная культура, сложившаяся под влиянием как китайских, так и, особенно, индийских традиций.

На лице у малыша — не косметика. Черная сажа, разведенная на целебном масле, защищает глаза от попадания инфекции. В достаточно грязном и пыльном Катманду это важно...  

На лице у малыша — не косметика. Черная сажа, разведенная на целеб-ном масле, защищает глаза от попадания инфекции. В достаточно грязном и пыльном Катманду это важно...

 
Чтобы не фотографиро-вали бесплатно, отшель-ник, сидящий в нише маленького храма — ступы — быстро набра-сывает ткань на лицо  

Чтобы не фотографиро-вали бесплатно, отшель-ник, сидящий в нише маленького храма — ступы — быстро набра-сывает ткань на лицо

 
Служители храмов — одна из самых многочисленных групп населения  

Служители храмов — одна из самых многочисленных групп населения

 
Религия и бытовая жизнь — в Непале всегда рядом... Маленькая пагода на углу жилого дома  

Религия и бытовая жизнь — в Непале всегда рядом... Маленькая пагода на углу жилого дома

 
Камасутра и аскеты

М
ногие у нас читали о суровых азиатских обычаях, о том, насколько принято здесь отказываться от земных радостей, о твердости обетов, даваемых ламами или садху...

Поэтому всех новоприбывших туристов сбивают с толку эротические мотивы в храмовой скульптуре и широкая продажа подобных сувениров в магазинах.

Христианство с давних времён убеждало верующих, что секс — это отражение первородного греха; но, оказывается, для верующего индуиста плотская любовь знаменует слияние двух извечных начал — мужского и женского.

Встреча мужчины и женщины на ложе есть богослужение, соединяющее в себе и ритуал, и искренность чувств.

Все скульптурные пары размещены на лотосоподобных пьедесталах в специальных нишах, посвященных тому или иному божеству.

По мнению ученых, эта традиция связана с древнейшими культами плодородия. Некогда полевым работам предшествовало любовное слияние; сексуальные сцены были специфической формой жертвоприношений.

Рельефные изображения мужских и женских половых органов играли и играют немалую роль в религиозной магии; эротические сцены рассматриваются, как акты магического противодействия злу, они несут в себе призыв к благочестию и добропорядочности.

В Катманду перед храмами-ступами часто увидишь постамент, напоминающий средоточие женской сути, а на нем — символ мужского начала, белый каменный член-лингам высотой до четырёх-пяти метров.

Вообще же, существует много объяснений того, что именно обозначает храмовая эротическая скульптура в индуизме.

Одни исследователи полагают, что влюбленные, отдающиеся взаимным утехам, символически отображают единение человеческой души и высшего Духа*.

Другие специалисты считают, что на «соблазнительных» рельефах запечатлены лишь проявления силы Камы — бога желаний и страстей.

В сценах участвуют и боги, это обозначает безграничную мощь Камы... Есть версия, что совокупляющиеся фигурки предназначены для сексуального образования населения.

Бытует также мнение, что эротика храмовых скульптур предназначена для искушения йогов, испытания их духовной силы.

Это — своеобразный «тест» для верующего: если ты пришел в храм пообщаться с богом и не отвлекаешься фривольными композициями, значит, твоя молитва и, соответственно, вера вполне искренни…

Вообще, нам, украинцам, православным, повторяющим слова молитвы — «Не введи меня во искушение», очень тяжело понять религию индуистов. Но надо учиться быть веротерпимыми.

В Индии всегда считали, что секс необходим для духовного освобождения — как мужчин, так и женщин...

Духовная культура народов Непала издавна тесно связана с религией; вера и священные книги вдохновляли мастеров на лучшие произведения литературы, живописи, скульптуры, резьбы по дереву.

Великолепные танцы и музыка создавались для храмов. Религия для непальцев и сегодня — нечто большее, чем просто представление о неких верховных распорядителях человеческой судьбы.

Она, по сути, определяет весь образ жизни народа, пронизывает его быт, этику взаимоотношений, выражается в многочисленных обычаях и обрядах.

Но, строго говоря, индуизм — это великое множество верований, и богов в нем — тьма-тьмущая...

В городах, едва ли не на каждом шагу, мы видели храмы, от огромных до крошечных; бесчисленные статуи божеств, высеченные из дерева, камня, отлитые из меди.

В своем подавляющем большинстве жители Непала — индуисты, но пользуется почетом здесь и другое великое восточное учение, буддизм. Характерной особенностью страны является именно мирное сосуществование двух могучих религий.

Напомню, что основа буддизма — это так называемые четыре благородные истины, которые проповедовал Будда народу: существует страдание; у страдания есть причины; от страдания можно освободиться; есть определенный путь к прекращению страданий.

Полное освобождение — в нирване, состоянии абсолютного успокоения. Нирваны же можно постепенно достичь, отказавшись от всех страстных желаний. Как видим, все это достаточно далеко от индуизма с его культом плотской радости...

В долине Катманду встретишь святилища разных конфессий и нескольких типов. Вот каменные шикхари («вершины»), которые действительно сужаются кверху; вот пагоды — многоярусные сооружения с широкими верандами и выступающими крышами.

Знаменит храм бога Шивы, построенный во время правления короля Джаястхити Малла. Каждый год в августе здесь происходит ярмарка в честь праздника Джанай Пурнима.

На площади перед одной пагодой я увидела круглую ступу, а в ее стене — вырубленную нишу. Там сидел полураздетый, черный, немощный, худой, как щепка, аскет. Это был его дом. На еду отшельник зарабатывал своей экзотической внешностью: на лбу — белый трезубец, с головы свисают трехметровые, свалявшиеся в веревки, грязные волосы.

Конечно, всем туристам хочется сфотографировать или снять на видео такого чудаковатого анахорета, — но за это надо платить. От тех, кто не платил, аскет быстро закрывался дерюгой.

Религиозное одиночество предусматривает разные виды отчуждения от мира. Можно уединиться в лесу, — а можно, не покидая людей, отказаться от напрасных мыслей. Снова и снова вспоминаю проповедь Будды: любое существование есть страдание; прекратить страдания можно, избавившись от всех желаний…

Детская смертность в Непале почти вчетверо выше, чем в Украине, зато прирост населения — 2,5 процента в год.  

Детская смертность в Непале почти вчетверо выше, чем в Украине, зато прирост населения — 2,5 процента в год. А у нас — около одного процента убыли...

 
На непальских свадьбах, как в старину на Руси, лицо невесты закрыто  

На непальских свадьбах, как в старину на Руси, лицо невесты закрыто

 
В Непале похорон нет

Д
умаю, не ошибусь, если скажу, что для европейца, который впервые побывал в индуистских странах, наиболее впечатляющее ритуальное зрелище, которое надолго остаётся в памяти, — это кремация покойников.

В Катманду обряд огненных похорон происходит в самом большом храмовом комплексе — Пашупатинатхе, который стоит над речкой Багмати на восточной окраине столицы.

Вообще, Непал считается родиной бога Пашупати («властитель всех живых») — одной из ипостасей бога Шивы.

Потому храм этого божества считают одной из наиболее чтимых индуистских святынь в мире; он — своего рода Мекка для индуистов.

Даже в обычные дни, не говоря уже о праздничных, сюда стекаются тысячи и тысячи людей; многие приходят из Индии.

Местные историки, исходя из старинных текстов, уверяют, что Пашупатинатх существовал уже в начале шестого века.

В храме люди осуществляют пуджу — подношение Шиве в виде цветов, святой воды, пасты из сандалового дерева. Иноверцам вход строго запрещён.

В священных книгах Востока говорится, что тело человека состоит из четырёх стихий: земли, воды, воздуха и огня.

 
Возле храма Пашупатинатх стоят каменные помосты — гхати — для сжигания трупов
 

Возле храма Пашупатинатх стоят каменные помосты — гхати — для сжигания трупов. Тело уже лежит на дровах, рядом — соломенные снопы: их будут увлажнять в реке и бросать в пламя, чтобы замедлить процесс горения

Обычные похороны, такие, как у христиан, считаются возвращением тела стихии земли; погружая труп в воду, возвращают его стихии воды; возвращение тела стихии воздуха происходит с помощью жителей воздушной среды — птиц, пожирающих мертвую плоть (так «хоронят» в Тибете и по законам зороастрийцев); кремация — это возвращение тела стихии огня.

Непальцы, как правило, сжигают тела умерших на похоронных кострах возле воды. Так сказать, сочетание двух стихий... Мы имели возможность наблюдать за ритуалом кремации вблизи почти высохшей, очень грязной речки Багмати.

На одном из каменных похоронных помостов, или гхати, и проходила церемония, за которой мы наблюдали — кто с ужасом, кто с любопытством... а в общем, и с тем, и с другим.

Чтобы при сгорании тело не скручивалось от сокращения мышц, на голову и ноги кладут массивные деревянные брёвна. Вот языки пламени начинают «наслаждаться» человеческой плотью, обвивать и пожирать ее...

Тем временем жрец, намочив в речке несколько снопов, кладет их на костер, чтобы замедлить процесс сгорания. Надо успеть выполнить все обряды, прочесть соответствующие тексты...

По вере индуистов, с пеплом остается на земле все грешное и несовершенное, что было в человеке; огонь же освобождает праведное начало.

Есть еще поверье, что дух покойника, видя свое бывшее тело, будет стремиться снова войти в него; если духу это удастся, мертвец превращается в вампира.

Поэтому кремация как бы исключает вампиризм... А еще индуисты свято верят, что, если пепел умершего бросить в воду, то душу ждет вечное блаженство.

Густой дым от сжигания расползался по всей территории Пашупатинатха, извещая, что и богу, и стихиям отдано все, что положено...

Свадьба в высокогорном селении  
Свадьба в высокогорном селении  
Валентина Розуменко, Светлана Поплавская и Иван Валеня: встреча с японскими альпинистами  

Валентина Розуменко, Светлана Поплавская и Иван Валеня: встреча с японскими альпинистами

 
Жилище снегов

П
осле незабываемых дней в Катманду мы, девять членов экспедиции, вылетели в Гималаи, в Луклу, которая находится на высоте 2700 м над уровнем моря.

Базовый лагерь ждал нас возле горы Ама-Даблам (вот откуда название экспедиции), на высоте 4800 м. Разность высот нам предстояло одолевать уже без техники, собственными ногами...

Через сорок минут после вылета из Катманду (маленькая страна!) наш самолет приземлился на овеянной мечтами ученых и мистиков, воспетой поэтами и художниками земле Гималаев, — земле, которая из-за своих красавцев-восьмитысячников считается одним из самых труднодоступных мест в мире.

Но даже для того, чтобы увидеть вблизи знаменитые горы-великаны, следовало пройти нелегкими тропами еще много километров...

Десятки туристических агентств предлагают увлекательные маршруты к подножию восьмитысячников — Аннапурны, Ама-Даблам, Дхаулагири... Необходимо лишь разрешение властей Непала.

Подобными маршрутами ходит не только молодежь, но и люди старшего возраста. В сопровождении носильщиков идут они по караванным тропам, которые веками связывают здешние поселения.

Не обязательно подниматься на вершины труднодоступных гор — для многих достаточно ощутить их свежесть, увидеть красоту; пройтись долинами речек, одолеть небольшие перевалы; полюбоваться окружающими пейзажами, ощутить волшебство всесильной и вечной природы.

Ведь пребывание человека в горах — это доказано — повышает его физические и умственные возможности.

Трекинг — вид пешего туризма в Непале. Его название пошло от английского слова, которое означает «пересекать», «осуществлять марш». Это активный, замечательный отдых, но — доступный лишь относительно обеспеченным людям.

Небольшие группы туристов сопровождают опытные гиды, носильщики и даже повара. За все услуги нужно платить. Для местных жителей подобные походы — один из главных источников заработка. Носить груз нанимаются даже дети, начиная с тринадцати лет...

Для облегчения трекинга мы наняли шерпов-носильщиков, за жалованье в 500 рупий за день каждому. Они были еще совсем детьми, младшему — всего лишь 13 лет...
Я даже не воображала, что этот длинный и нелегкий путь принесет мне столько радости.

Мало того, что мне, как географу, интересно было проследить, как выглядят в натуре изменения высотной поясности, как сменяются ландшафтные зоны. Душу переполняли первые впечатления: от нетронутой красоты гигантских гор, от необычайно чистого, дурманящего воздуха приходило ощущение счастья, какое бывает только в детстве. Казалось, что душа оставляет тело и летит над землей, словно птица...

Поднимаясь каменистой тропой, я невольно вспомнила строки индийского мыслителя Шри Ауробиндо: «Тайна — в радости. Постигни чистую радость, и ты постигнешь Бога»...

Общая площадь Гималаев (в переводе — «жилище снегов») — около 650 тыс. кв. км; это почти на 50 тыс. кв. км больше площади Украины.

Горы, состоящие из нескольких огромных хребтов, тянутся на 2500 км. На севере они переходят в Тибетское плато, на юге — граничат с Индо-Гангской равниной, расположенной на высоте всего лишь 100 м над уровнем моря.

По поводу этой, самой мощной на планете, горной системы бытует справедливое выражение: «Гималаи начинаются там, где заканчиваются остальные горы». Одиннадцать из четырнадцати вершин мира, превышающих высоту в 8000 м, находятся в «жилище снегов».

Один из хребтов носит название Центральные, или Большие Гималаи. Но третье имя хребта — Гималаи Непальские. Они занимают три четверти территории страны. На этом небольшом участке можно обнаружить почти все характерные ландшафты нашей планеты — от равнин до высочайших вершин, от тропиков до Арктики.

Непальские Гималаи, имея 200 км длины, включают восемь восьмитысячников, в том числе высочайшую вершину мира — Эверест (8848 м). Тибетцы называют ее Джомолунгма («богиня — матерь мира»), непальцы — Сагарматха («властительница мира»). Здесь издревле обожествляли эту гору, не зная, что она — самая высокая на Земле!

На горных тропах можно встретить камни с написанными молитвами — пожеланиями удачной дороги путникам  

На горных тропах можно встретить камни с написанными молитвами — пожеланиями удачной дороги путникам

 
Как бы ни был беден непалец (а Непал — одна из беднейших стран мира), улыбка не покидает его лица  

Как бы ни был беден непалец (а Непал — одна из беднейших стран мира), улыбка не покидает его лица

 
Гигантская священная колесница Джаганнатха (одно из имен бога Вишну)
 

Гигантская священная колесница Джаганнатха (одно из имен бога Вишну). Когда-то религиозные фанатики во время праздничного выхода такой колесницы бросались под колеса, чтобы обрести освобождение от телесных перевоплощений

 
Настоящего Маугли здесь можно встретить и в столице...  

Настоящего Маугли здесь можно встретить и в столице...

 
Здесь живут шерпы

И
дем долиной неширокой речки. Мы — на высоте около 2800 м. Поднимаемся...

Выше трех километров климат становится умеренно холодным. Лиственные деревья постепенно вытесняются хвойными — серебристой елью, голубой сосной, лиственницей, древовидным можжевельником и знаменитым гималайским кедром — деодаром.

Переход от одного привала до другого занимает приблизительно час. Останавливаются возле «отелей», небольших домиков, как правило, стоящих у дороги.

Вновь идя горным путем, минуем продолговатые дома бедняков. Они сложены из естественного камня, даже не скрепленного глиной.

В высокогорных районах дома нередко строят вплотную один к другому. Крыши — плоские, крытые просмоленной дранкой или тонкими каменными плитами. Одна половина дома отведена для дров и скота, другая — для жилья. Кое-где в дома втиснуты магазины.

Я обращаю внимание на то, что свет проникает в жилое помещение через два-три небольших окошка с деревянными ставнями.

Печки в доме нет. Квадрат из каменных плит на полу служит домашним костром. Когда его жгут, комната заполняется едким дымом. Черная копоть покрывает потолок и стропила.

Мебель почти отсутствует. Спят на циновках или коврах, лишь иногда глава семьи имеет кровать. Постельное белье держат в сундуках...

Валеня предложил мне и Светлане Поплавской в альпинистском темпе дойти до поселка Намче Базар. Здесь, в самой возвышенной части Непала, проживают народы тибетского происхождения — бхотии и шерпы; у них ярко выраженная монголоидная внешность: широкие скулы, узкий разрез глаз, желтый оттенок кожи.

Сами коренастые и ширококостные; мужчины — среднего роста, женщины еще ниже, худые, смуглые, с черными волосами.

В горных районах женщин больше, чем мужчин; где-то, соответственно, 107 на 100. Причина тому — выезд мужчин на заработки в долину Катманду и в Индию.

Кажется, что нести груз — естественное состояние шерпа; ноша для него — будто часть тела. Главный вес приходится на широкий пояс, который, впрочем, надевают не на поясницу, а на лоб.

Очевидно, такое приспособление действительно облегчает титаническую работу маленького носильщика.

Взрослый шерп ровной местностью несет почти 50 килограммов, по крутым склонам — 30-35кг. Чем больше груз, тем большую плату получает гималайский «муравей»...

Носить тяжести шерпы начинают ещё с детских лет. Мы встречали маленьких детей, не старше трех-пяти лет, несших пластмассовые бачки с водой. А воды в бачке — до десяти литров... Наблюдая за ними, я вспоминала наших детей: как мы их оберегаем, как с ними нянчимся!..

Подошли к Намче Базару. Его называют столицей шерпов, главным торговым и транзитным центром округа Соло-Кхумбу.

Сверх того, здесь разместилась администрация национального парка Сагарматха. Из-за этого многое меняется в патриархальной жизни горцев; с годами становится меньше изоляция района от центра и других частей страны.

Поселок, насчитывающий больше сотни домов (для здешних мест — немало), расположен на склоне горы, на искусственных террасах. Каменные двухэтажные здания тесно стоят в узких, похожих на лабиринты улочках. На первых этажах — частные магазины.

Продаются, в основном, теплые вязаные вещи из шерсти яка и другой товар, предназначенный для путешествующих. Есть столовая, кафе, отели. Чудо-сервис для высоты в 3440 метров!..

Во время трекинга посетили мы и известный монастырь Тянг-Боче; он находится в том же районе Соло-Кхумбу, на высоте 3867 м над уровнем моря, и является одним из самых высокогорных монастырей мира.

Монастырь был построен в 1923 г. на средства, собранные жителями поселка Кхумбу; через десять лет землетрясение разрушило его, но обитель восстановили...

Согласно очередной легенде, монастырь возведён на месте, где споткнулся об камень и упал лама. На языке шерпов название обители значит примерно «отображение пяток»... Отпечатки на скале этих самых пяток, ступней святого ламы, можно увидеть до сих пор!

...Началось самое трудное восхождение. Такого мы еще не испытывали. Идем медленно, шаг за шагом; часто отдыхаем. Воздух здесь настолько сух и прозрачен, что вершины гор видны за сто и более километров! Создается впечатление, будто окружающий мир уходит куда-то под землю, а ты стоишь на самой его верхушке... Вокруг — лишь пики гор да небесная бездна.

Все надежды возлагаем на шустрого шерпа-носильщика: он идет так уверенно... Наконец, подходим к базовому лагерю, расположенному на небольшом плато у подножия снежной двуглавой красавицы Ама-Даблам.

Торжественно встречают нас руководитель группы Валеня и патриарх украинского альпинизма Моногаров: как-никак, новички преодолели почти пятикилометровую высоту! Выше — уже безжизненное царство камня, снега и льда...

Начинается праздничный вечер... Скажу сразу: он удался на славу! Палатка-кухня, в которой все собрались, была не слишком просторна для такого количества людей.

Посередине из камней был составлен импровизированный каменный стол; вокруг него звучал веселый разговор, звенели альпинистские песни под гитару. А как был вкусен горячий чай на такой высоте! Как хотелось, чтобы этот вечер не заканчивался!..

Я не забуду его никогда.

Даже самые юные шерпы уже обучены носить груз, достигающий 50 кг  

Даже самые юные шерпы уже обучены носить груз, достигающий 50 кг

 
Шудра — представитель низшей из четырех варн (наследственных социальных групп) традиционного индуистского общества  

Шудра — представитель низшей из четырех варн (наследственных социальных групп) традиционного индуистского общества. Шудры — землепашцы и бедные ремесленники

 
Восхождение к истине

С
огласно мифам, гималайские пики — не просто горы, а пристанища богов, и потому они священны.

Не случайно многие храмы в Непале своим видом напоминают горы. В Гималаях будто бы царствует Химават — отец богини Ганги и богини Парвати, жены самого разрушителя вселенных, Шивы.

Имя Парвати означает — «горянка». Именно здесь находится гора Меру, центр Земли и даже целого мироздания.

На трёх её вершинах — золотой, серебряной и железной — живут боги; на четырёх горах, окружающих Меру, растут огромные деревья. Боги не любят, чтобы смертные проникали в их владения...

Похоже, что мифы не лгут. «Главная» вершина планеты, Эверест, он же Джомолунгма или «Мать Богов», берёт суровую дань с восходителей.

На склонах гиганта закончили свой жизненный путь свыше 160 человек — из семисот, которые штурмовали гору, то есть каждый четвертый!

Все альпинисты хорошо знают, что под этим, овеянным мечтой, горным небом они могут найти или свою славу, или могилу; что каждое восхождение может стать последним в их жизни.

В горах покоятся вечным сном все, кто здесь замерз от злого холода, пал от истощения, сорвался в бездну. Но снова идут люди в горы, и конца этому не будет…


 
Буддийский монах зажигает разноцветные свечи
 

Буддийский монах зажигает разноцветные свечи для торжест-венной храмовой церемонии. Дым свечей и курительных палочек придает особый аромат всей стране

  Кажется, что носить грузы — жизненное предназначение шерпа
 

Кажется, что носить грузы — жизненное предназначение шерпа. Буквально с младенческих лет эти крепкие малорослые горцы таскают на себе огромные тяжести

Считаю своей святой обязанностью поделиться с земляками теми мыслями и переживаниями, которые посетили меня в Гималаях — величавом обиталище богов.

Гонясь за материальным достатком, общество не думает о накоплении духовных богатств. А ведь лишь во взаимопонимании, в братской поддержке, в любви к природе и ко всему живому на Земле сможет существовать человечество.

Всё, что нам даровано Всевышним, ныне недооценивается и уничтожается; мы разрушаем природу, хищнически используем ее.

Создается темная, отрицательная аура планеты, а результаты наяву: техногенные катастрофы, разрушительные стихийные бедствия — ливни, наводнения, засухи, землетрясения, тайфуны...

Наша Земля — живая, как и человек; если накапливается негатив, она «приходит в негодование», «изливает свой гнев» в виде катаклизмов на людей, которые пренебрегают ею, а в первую очередь — друг другом.

Мы должны помнить, что окружающий мир одухотворен и обладает умом, — и, соответственно, изменить к нему свое отношение.

Будучи в Гималаях, я неоднократно спрашивала спутников — чем их влекут горы? В особенности, интересовалась у опытных альпинистов. Меня долго беспокоил этот вопрос.

А потом — ответила на него сама себе, ощутив необыкновенную легкость в душе и в теле — будто какое-то освобождение от будничности жизни... от тех самых страданий, о которых говорил Будда!

Как малый ребёнок, всё воспринимала по-новому: те же самые горы, природу, религию и самую суть жизни.

Думала и о непальцах. Они чрезвычайно бедны, но — опять-таки, высокая одухотворенность этого народа позволяет надеяться, что перед ним открыто будущее. Я понимала, что духовностью не накормишь детей... но была также уверена: без неё человечество рухнет в бездну, в царство черных сил.

Я связала вместе волшебное очарование гор — с терпимостью и неприхотливостью местного населения, с глубоким религиозным мировосприятием непальцев, их верностью традициям и обычаям. Они живут тяжелее, чем мы, но не теряют присутствия духа и умеют радоваться каждому дню.

А напоследок хочется сказать, что многие из европейских народов даром щеголяют своей цивилизованностью, своим более высоким интеллектуальным уровнем в сравнении с «азиатами».

Последние, в частности, непальцы, выигрывают перед людьми Запада своей близостью к природе, из которой они черпают неиссякаемую энергию.

Для них природа — это то, что мыслит и творит; то, что достойно почета, любви и понимания. Они с благоговением относятся к животным, растениям, к каждому камню, — и в этом сила, и в этом чистота, и в этом преимущество людей Востока.

Прощание с Гималаями навело меня на мысль: не потому ли люди так мечтают о покорении горных вершин, никогда не останавливаясь на достигнутом, поскольку восхождение в гору так напоминает трудный подъем человека к истине, к божественной сущности мира?..



* Примерно такое же толкование дает христианская церковная традиция откровенно эротической «Песни песней» из Ветхого Завета. (Прим. ред.)


В избранное (10) | Просмотры: 24654

Комментировать
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.