Владислав Городецкий и "Дом с химерами"
Автор Алексей Браславец, Дмитрий Шленский   

Владислав Городецкий  

Владислав Городецкий

 
Владислав Городецкий и "Дом с химерами"






В
1938 году, через четыре года после перенесения столицы Советской Украины из индустриального и архитектурно «продвинутого» Харькова в тихий и почти патриархальный Киев, поэтесса Ольга Анстей (1912 - 1985) написала непривычный для той эпохи пасторальный сонет об одном из лучших образцов «киевского модерна», известном киевлянам как «Дом с химерами» — бывшем доме архитектора Владислава Городецкого на улице Банковой, 10.

Безвкусный фантазер, манерный мим
Тебя придумал в сне самолюбивом.
Над площадью заносчивым массивом
Ты вырос, удивлен собой самим!..
Ты весь кричишь, недвижностью томим,
Но суждено коснеть хвостатым дивам
И необузданных нереев гривам
Застынуть в судороге пантомим!..

Киевляне прекрасно знают этот дом, считают его гордостью своего города — своеобразной диковинкой, этакой драгоценной безделушкой — и всегда стараются привести сюда своих гостей, дабы потрясти их воображение.

Безудержная фантазия Городецкого до сих пор околдовывает... хотя возбужденные ею чувства разноречивы, от восхищения до возмущения столь явным «вызовом» привычной архитектуре, проявленного и в стихах Ольги Анстей.

«Дом с химерами» (дом Городецкого). Фото 1960-х гг.  

«Дом с химерами»
(дом Городецкого).
Фото 1960-х гг.

 
Лешек Дезидерий Владислав Городецкий (таково полное имя архитектора, названного у нас Владиславом Владиславовичем) родился 4 июня (23 мая по старому стилю) 1863 года в старинной польской семье, в живописном селе Шелудьки, что на Южном Буге.

Один дед Городецкого отличался свободолюбием и участвовал в польском восстании 1831 года; другой — был знаменитым этнографом и теоретиком аграрного дела.

Отец архитектора, Владислав Городецкий, был храбрым уланом и участвовал в Крымской войне 1853-1856 годов, за что получил бронзовую медаль.

Когда вспыхнуло польское восстание 1861-го, Владислав-старший, с его солидным боевым опытом, стал командиром отряда повстанцев.

Но повстанцы были разбиты; имение Городецких — конфисковано, семья осталась без средств...

Весьма символично, что Владислав Городецкий родился именно в год, когда вспыхнуло знаменитое Январское восстание, последнее из крупных польских мятежей в Российской империи.

Видимо, либерально-демократический дух времени, пора надежд многих поляков на возрождение былой государственности Польши и сформировали характер будущего архитектора.

История его собственной семьи была овеяна ореолом героического мученичества. Тяга к романтическому и необычному навсегда вошла в характер и мировоззрение Городецкого...

Мать будущего зодчего переезжает в Одессу, где мальчика отдают в реальное училище при лютеранской церкви святого Павла. У Лешека рано проявился талант к рисованию; после окончания училища он поступает в Императорскую академию искусств в Петербурге, которую блестяще заканчивает в 1890 году.

С этого времени и вплоть до Гражданской войны судьба связывает Владислава с Киевом. Первыми архитектурными творениями Городецкого стали охотничий тир и павильон в усадьбе Киевского отделения Императорского общества правильной охоты, что располагалась возле Лукьяновского кладбища.

К сожалению, эти сооружения были из дерева и до наших дней не сохранились.

Городской музей древностей и искусств (ныне - Национальный художественный музей). Фото 1910-х гг.  

Городской музей древностей и искусств (ныне - Национальный художественный музей). Фото 1910-х гг.

 
Дом Городецкого. Почтовая открытка 1910-х гг.  
Дом Городецкого. Почтовая открытка 1910-х гг.  
Улица Николаевская (ныне архитектора Городецкого) и гостиница «Континенталь» (здание справа). Фото 1910-х гг.  

Улица Николаевская (ныне архитектора Городецкого) и гостиница «Континенталь» (здание справа).
Фото 1910-х гг.

 
На рубеже веков

В
первых же своих кирпично-каменных постройках зодчий обращается к популярному в конце ХІХ века стилю — историзму, основанному на заимствовании и использовании архитектурных форм минувших эпох.

Образцом такого стиля, пышного и яркого, стало здание Городского музея древностей и искусств на улице Александровской (ныне Михаила Грушевского).

Оформленный в виде античного храма с шестью дорическими колоннами и портиком, музей весьма удачно завершает перспективу Европейской площади в направлении Печерска.

У лестницы, ведущей к парадным дверям, настороже сидят два огромных льва.

Мало кто знает, что при строительстве этого «храма» Городецкому пришлось применить недюжинный талант, чтобы при помощи форм античного стиля замаскировать... недостаток капиталов Общества любителей древностей, на средства которого в 1898 - 1901 гг. и строился музей!

Оргкомитет Общества, возглавляемого тогда Богданом Ханенко, сумел собрать лишь половину требуемой для постройки суммы.

Здание осталось попросту недостроенным, — но роскошный фасад отвлекал внимание смотрящих, и мало кто вообще замечал иные части дома...

В полном объеме проект Городецкого был завершен лишь к началу 1970-х гг.

Параллельно Владислав Городецкий по заказу киевского табачного короля Соломона Когена занимался строительством на улице Большой Подвальной (ныне — улица Ярославов Вал), 7, кенасы — молельни для общины караимов, небольшой народности со своеобразной религией, включающей элементы ислама, иудаизма и других восточных культов.

Решенное в мавританском стиле, это здание напоминает одновременно и мечети Аравии, и дворцы из «Сказок тысячи и одной ночи», а резные каменные арабески вызывают ассоциации с оставленной арабами-завоевателями архитектурой Гранады и Альгамбры...

На рубеже веков в Киеве начинается строительный бум; дома вырастают, как грибы. Киевские архитекторы завалены высокооплачиваемой работой. По проекту Городецкого было возведено здание для мебельной фабрики австрийского фабриканта Кимаера на сложном участке в районе улиц Ольгинской и Институтской.

Насколько прочным и удобным оказалось это здание, можно судить по простому факту: в доме бывшей фабрики долгое время квартировало...

Министерство просвещения, а сейчас находится Министерство юстиции! Вообще, мастеру нравилось работать со сложными рельефами, от которых частенько отказывались другие архитекторы.

В его «актив» вошли: корпус Южнорусского машиностроительного завода на улице Жулянской, 107, гостиница «Континенталь» на Николаевской (теперь — Архитектора Городецкого), 5, павильоны на Всероссийской сельскохозяйственной и промышленной выставке в районе Черепановой горы.

Из доныне сохранившихся творений знаменитого архитектора отметим также здание завода «Фор» (Кирилловская, 102), пристройку к жилому дому на Владимирской, 30 (там можно увидеть маскароны* с его своеобразным автографом)...

Угол Прорезной и Крещатика — дом Первого русского страхового общества. Фото 1910-х гг.  

Угол Прорезной и Крещатика — дом Первого русского страхового общества. Фото 1910-х гг.

 
Дом Кимаера. Современное фото  

Дом Кимаера. Современное фото

 
Николаевский костел на Большой Васильковской  
Николаевский костел на Большой Васильковской  
С именем Городецкого 

С
именем Городецкого связывают также строительство консерватории, сегодня — Национальной музыкальной академии, с ее величавой колоннадой на фасаде.

Правда, ранее тут помещалась гостиница «Континенталь», где, между прочим, в разные годы останавливались И. Бабель, К. Бальмонт, И. Эренбург, О. Мандельштам, В. Маяковский и многие другие знаменитости...

Руке Владислава Владиславовича принадлежал и проект дома на Прорезной, где размещалась киевская штаб-квартира Первого русского страхового общества.

Недаром именно здесь избрал для себя «пост» лже-слепой Паниковский из романа Ильфа и Петрова «Золотой теленок», — клиентами Общества были люди состоятельные... Эта красивая постройка не пережила лет немецкой оккупации...

Одной из киевских «жемчужин» Городецкого стал костел Святого Николая на Большой Васильковской (Красноармейской), 75.

Старый Александровский костел к концу ХІХ столетия уже не мог вместить всех прихожан, количество которых приближалось тогда к 40 тысячам.

Единственным выходом могло стать сооружение нового храма. И вот, в 1895 году, во время визита в Киев обер-прокурора Святейшего Синода К. Победоносцева местная римско-католическая община обратилась к нему с просьбой разрешить возведение второго костела. Разрешение было дано; городские власти выделили землю.

В 1897 г. состоялся конкурс проектов; победу одержал молодой архитектор С. Воловский, студент последнего курса института. Из-за молодости и неопытности Воловского власти решили поручить рабочее проектирование и руководство строительством уже хорошо известному на ту пору в Киеве Городецкому.

Торжественная закладка храма состоялось 4 августа 1899 года. Финансирование шло, главным образом, за счет пожертвований. В комитет по их сбору входили Вацлав Олтаржевский, граф Владислав Браницкий, граф Юзеф Потоцкий, Игнатий Лиховский, Владислав Городецкий и другие видные деятели католической общины Киева.

Костел был построен в традиционном для Городецкого духе историзма, в неоготическом стиле. Главный фасад украшен двумя высокими стрельчатыми башнями в 62 м высотой.

Храм ставили в долине речки Лыбедь, грунты участка оказались весьма неустойчивыми; поэтому Городецким впервые в Киеве были использованы для фундамента так называемые набивные бетонные сваи.

При возведении сводов применялась особая технология обработки бетона, благодаря чему его толщина, без потерь прочности, составляет там всего около восьми сантиметров...

Использование суперсовременных для тех времен материалов и технологий и так называемого гармонического эклектизма — живописного сочетания разнородных стилей — сделали Николаевский костел едва ли не самым элегантным сооружением Киева начала ХХ столетия.

Скульптуры для наружного украшения костела и для его интерьеров были выполнены в известной мастерской Э. Саля.

Кстати, там же были изготовлены и декоративные украшения для дома Государственного банка (ныне — Национального Банка Украины), и для усадьбы-резиденции самого архитектора — «Дома с химерами»...

В боковых нефах храма размещены стилизованные горельефные изображения гербов шляхетских польских семей, чьи представители основали Николаевский костел...

Так пришла настоящая, громкая известность. Вместе с материальным достатком у Городецкого появилось хобби, которому он уже не изменял всю жизнь.

Владислав Владиславович страстно увлекся охотой, путешествуя в самые экзотические места. Лишь из Ленкоранского уезда Бакинской губернии он привез десятки трофеев, в том числе и чучело фламинго.

Охотился Городецкий в Туркестанском крае, на Кавказе и в Полесье... Тогда же в его творениях стали появляться декоративные элементы, напоминающие об охотничьей страсти архитектора. А первые фронтоны с оленьими и лосиными рогами он спроектировал для павильона Юзефа Потоцкого еще в 1897 году...

С именем Наконец, Городецкий решает, что пора строить дом и для себя. Он приобретает два участка в центре Киева, на Банковой; на одном из них и был возведен в 1903 году знаменитый «Дом с химерами»...

Второй участок был куплен специально для того, чтобы... никто ничего на нем не построил, и жилище Городецкого высилось бы в эффектном одиночестве! (Там сейчас — лестница, ведущая вниз, к театру им. Ивана Франко.)

Вид на бывшую усадьбу Меринга с крыши «Дома с химерами». Почтовая открытка, 1910-е гг  

Вид на бывшую усадьбу Меринга с крыши «Дома с химерами». Почтовая открытка, 1910-е гг

 
Доходный дом, построенный В. Городецким на Караваевской площади (ныне - пл. Льва Толстого). Почтовая открытка, 1910-е гг.  

Доходный дом, построенный В. Городецким на Караваевской площади (ныне - пл. Льва Толстого). Почтовая открытка, 1910-е гг.

 
О "Доме с химерами" стали слагать легенды

Е
два окончилось строительство, — о «Доме с химерами» стали слагать легенды, где, естественно, переплелись и правда, и вымысел.

Людям почему-то нравилась небылица о том, что дочь хозяина утонула, и тот решил воплотить свою печаль в скульптурах морских чудищ на фронтоне...

Интересно, приходило ли тогда кому-нибудь в голову: почему безутешный отец изобразил не дочь, а тварей, возможно, поживившихся ею?..

Согласно другой байке, Городецкий строил свой дом «на спор» — якобы архитекторы побились об заклад, что не найдется в Киеве такого человека, который на практически отвесном склоне Печерских холмов возьмется построить жилой дом.

Городецкий же, мол, в силу своего общеизвестного авантюризма взялся за решение этой задачи — и выстроил-таки дом на самом краю опасного обрыва!..

Третья легенда утверждает, что строительством своего дома Городецкий сослужил неплохую службу производителям бетона, которые организовали архитектурный эксперимент для рекламы цемента — нового для тех времен строительного материала. Кстати, этот вариант наиболее правдоподобен — недаром зодчий был совладельцем завода «Фор», производившего этот цемент...

Многие киевляне выигрывали пари, поспорив с приезжими, что, дескать, есть в Киеве дом, у которого одновременно и три, и шесть этажей. И действительно: со стороны Банковой у дома всего три этажа, а со стороны площади Франко — шесть!

Ошибочно думать, что Городецкий предназначал все это сооружение лишь для себя. В то время содержание многоквартирных домов было весьма прибыльным делом; этим занятием не брезговали даже именитые граждане. На каждом этаже архитектор расположил по большой отдельной квартире, а на первом этаже — две небольшие.

В доме были ледник с отдельными холодильниками для всех квартир, прачечная, дровяной склад, подвал, винный погреб, экипажный сарай, кучерская комната и… коровник.

Оригинал Городецкий хотел поить своих жильцов и гостей только свежим молоком! Кстати, коровник располагался так, что запахи не причиняли людям никакого дискомфорта...


Сейчас любой киевлянин или приезжий, пройдя несколько сотен метров от Крещатика, через сквер возле театра имени Франко, или еще меньшее расстояние от верхнего выхода из метро «Крещатик», узрит это дивное творение на Банковой. В нем помещаются службы, имеющие отношение к администрации Президента Украины...

Дом действительно «залит» бетонными рельефами и скульптурами: увидишь на нем и носорогов, и гигантских лягушек, и мифических тритонов. Рядом на постаменте львица терзает поверженного орла... А сколько веселья киевским мальчишкам доставляли когда-то слоновьи головы над подъездом, ведущим во двор, их длинные свисающие хоботы! Нынче подъезд перекрыт...

После триумфа «Дома с химерами» заказы посыпались на Городецкого со всех концов Украины. Вот только некоторые из его творений: мавзолей графов Потоцких в селе Печера на Подолье (там до сих пор сохранилась надпись на польском языке: «Пляновал Владислав Городецкий. 1904 г.»); гимназия в Умани, фабрика углекислоты в Симферополе, мавзолей графов Витте на Байковом кладбище.

Кроме архитектурной славы, Городецкий стяжал известность и как страстный охотник, заядлый путешественник по экзотическим краям (мечтал ведь с детства!). В 1895 - 1910 гг. он отправился в «охотничье турне» по землям Ленкорани, Закаспийского края, Туркестана, Афганистана, Алтая, Семиречья и Западной Сибири, а зимой 1911 - 1912 гг. — побывал в своем знаменитейшем африканском сафари, о котором судачил не один год весь Киев.

В память об этом путешествии В. Городецкий издал книгу «В Джунглях Африки. Дневник охотника», собственноручно украшенную рисунками и фотографиями. Книга была издана в 1914 г. и сейчас является редкостью. Впрочем, ее можно увидеть в экспозиции Музея Одной Улицы на Андреевском спуске...

Затем ход истории совершил «крутое пике»... Во время Гражданской войны, в 1920 году, вместе со своей супругой Корнелией Марр Городецкий уезжает в Польшу. Там он сначала реставрирует старинный дворец князей Вишневецких в городе Вишневце на Тернопольщине (тогда польской) и проектирует несколько сооружений на знаменитом курорте Хельм.

В Польше до сих пор сохранилось немало его творений. Архитектор создал крытый рынок и водонапорную башню в Пётркове Трибунальском, водопровод с башнями и бойни в Радоме, Ченстохове и Люблине, казино в Отвоцке и баню в Згирже.

В 1928 году 65-летний, но по-прежнему неугомонный Городецкий по приглашению американской компании «Неrrу Ulen & Со» отправляется в Тегеран, где строит дворец для шаха и первый в иранской столице железнодорожный вокзал. Кроме того, им были разработаны для Тегерана проекты театра и отеля...

Незадолго до смерти Владислав Владиславович совершает свое последнее путешествие на охоту — в район Мазендерана на южном побережье Каспийского моря. Зодчий планировал отправиться и в горы Афганистана, но внезапная смерть 3 января 1930 года от сердечного приступа не позволила осуществить задуманное.

На лютеранском кладбище в Тегеране, у скромной могилы Городецкого много цветов; великого киевлянина любят и помнят…



* Маскарон — декоративный рельеф в виде лица человека или головы животного. (Прим. ред.)


В избранное (16) | Код ссылки | Просмотры: 27326

Комментировать
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.