Добраничевский музей. Охотники на мамонтов
Автор Андрей Дмитрук   

На холме у самой дороги — усадьба Добраничевского музея  

На холме у самой дороги — усадьба Добраничевского музея

 
Добраничевский музей. Охотники на мамонтов

Старше Иерихона...

Н
ебольшого роста, обычной крестьянской внешности пожилой мужчина с длинной указкой проводит экскурсию.

Необычны только его глаза, просветленно-добрые, словно вобравшие все терпение и мудрость многих поколений землепашцев...

Он родился и вырос в этом селе, здесь жили его предки.

Василий Майстренко, хранитель музея, помнит, как еще Бог знает когда, может, и до войны, дождями из обрыва на этом холме вымывало здоровенные кости, похожие на желтые поленья.

А в году 1952, когда через село Добраничевка прокладывали новую дорогу, рабочие наткнулись на спрятанные под землей груды таких костей, огромных причудливых черепов с бивнями...

Пригласили археологов — и выяснилось: если отсчитывать возраст села от момента, когда на высотке вблизи от речки Супой, где сейчас стоит Добраничевка, впервые поселились люди, получится, что малая родина Василия Максимовича на много веков старше, чем знаменитый Иерихон, старейший город мира!

Двенадцать тысяч лет тому назад здесь располагалось селение первобытных охотников-собирателей, всего четыре усадьбы.

Жили в нем добытчики мамонта, и мамонт давал им все, от пищи и шерсти для одежды до шкуры и костей, служивших строительными материалами...

Тогда, в эпоху, называемую верхним палеолитом, суровый «якутский» климат последнего мощного оледенения сменился тысячелетней оттепелью.

По лугам и смешанным лесам окрестностей Днепра бродили живые красновато-бурые горы, косматые северные слоны — мамонты с крутыми полумесяцами тяжелых бивней. Маленькие хитроумные люди вставали у них на пути; смекалка двуногих оказывалась сильнее, чем непомерная слоновья мощь.

Мамонт падал в глубокую, хорошо замаскированную яму; племя окружало беспомощного гиганта и атаковало его кременными копьями, топорами, забрасывало камнями...

Василий Майстренко ведет экскурсию  

Василий Майстренко ведет экскурсию

 
 
   
В павильоне Добраничевского музея  

В павильоне Добраничевского музея

 
Хозяева стоянки умели «удлинять» кости, вставляя одну в другую  

Хозяева стоянки умели «удлинять» кости, вставляя одну в другую

 
Дом из мамонтовой кости 

Такой трагический эпизод изображен на одной из картин, которыми украсил музей художник Н. Малинка.

На другом холсте — мирная сцена: древние добраничевцы возле своих домов. Кто ладит охотничьи орудия, кто сшивает жилами шкуру или готовит на костре нехитрую тогдашнюю трапезу...

Итак, — после того, как над остатками четырех откопанных усадеб в 1953 - 1970 гг. хорошо поработала экспедиция Института археологии АН Украины под руководством доктора исторических наук И. Г. Шовкопляса, в Добраничевке создали уникальный музей.

Над одним из жилищ построили кирпичный павильон.

Теперь, войдя в зал, через невысокую ограду можно во всех подробностях рассмотреть то, что осталось от своеобразного закругленно-конического «чума» и его подворья, когда хозяева, видимо, исчерпав запасы дичи в своих владениях, откочевали дальше (тогда все человечество было в какой-то мере кочевым).

Мамонтовы черепа и массивные кости лежали сплошным кругом; на этот прочный цоколь опирались стропила из длинных изогнутых костей, вероятно, дополненных жердями.

Костяк (в полном смысле слова!) хижины сплошь покрывали шкуры тех же мамонтов, приваленные для надежности ребрами или позвонками.

Словом, — если судить с точки зрения более поздних эпох, ни у одного индийского махараджи или персидского шаха не было дворца, столь обильно отделанного слоновой костью!

Роскошь сказочная... только, увы, без окон, без дымовой трубы, без воды и каких бы то ни было удобств.

Наибеднейшая селянская хата Средневековья — образец комфорта рядом с этой халупой...

После ухода хозяев все недолговечное сгнило; костяной каркас рухнул внутрь и образовал слой, лежащий ныне на твердой грунтовой площадке — «материке».

Дом был тесноватый, диаметром до четырех метров. В нем горел по-черному костер; огонь разводили также снаружи, очевидно, для производственных надобностей: ведь и тогда уже знали, что нагревание смягчает определенные материалы...

Рядом с каждым «чумом», или, если угодно, «юртой» находилась площадка, служившая домашней мастерской. Добраничевцы умели удлинять короткие толстые кости, вставляя в них более тонкие... Работали здесь и с камнем.

Запас главного рабочего материала, разобранных мамонтовых и иных скелетов, сохранялся поблизости, в специальных ямах-кладовых.

Усадьбы или, точнее, хозяйственно-бытовые комплексы стояли на холме кольцом, посередине была пустая площадь. Может быть, для собраний? Они же должны были обсуждать предстоящие охоты...

Яма-кладовая — хранилище запаса костей  

Яма-кладовая — хранилище запаса костей

 
Этими коренными зубами — молярами — мамонты перетирали растительную массу  

Этими коренными зубами — молярами — мамонты перетирали растительную массу

 
Кто погиб на Калиновом мосту?

«Шевельнулись ветки кустов. Лохматая голова показалась, спряталась и опять показалась в просвете. Человек это или зверь? Об этом не сразу можно было догадаться...»

Так начиналась одна из любимейших книг моего детства, по сути, давшая мне первые представления о доисторическом прошлом, — «Охотники на мамонтов» С. Покровского.

С ее страниц впервые пришли в мои мысли храбрые охотники палеолита, властные колдуны, мудрые старухи — «матери матерей»... пришел мамонт, кормилец прачеловечества.

А сохранились ли, в самом деле, хоть слабые следы тех времен — в мифологии, в культуре?..

На этот вопрос утвердительно ответил великий советский археолог, академик Борис Рыбаков. Оказывается, дентин мамонтовых бивней имеет своеобразную структуру.

Поперечный или косой срез бивня открывает глазам словно бы ковровый узор, сложенный из ромбов. Маленькие ромбы группируются в более крупные ромбические фигуры.

Так вот: именно этот орнамент — древнейший в земном искусстве! Как бы порожденный кормильцем-мамонтом, он символизировал сытость, благо, расположение духов... Ромбический узор нанесен на костяные изделия с Мезинской палеолитической стоянки на Черниговщине.

Его находим на Балканах, на керамике трипольской культуры , в Западной Европе и в орнаментальной живописи древней Греции. Ромбы живут на рушниках-убрусах славянских народов, на вышитых сорочках и платьях, на яйцах-писанках...

Между временем обитания мамонтов и той эпохой, когда возникли керамика и вышивки, промежуток громадный: по мысли автора, традиция ромбического узора была перенесена через десятки веков... благодаря татуировкам на телах женщин-шаманок!

Наследие глубочайшей древности доносит и язык. Отчего, например, один корень в словах «беречь» и «берег»? Когда отползли к Северу ледники плейстоцена*, наш край был сплошь покрыт озерами и болотами. Найти тогдашним кочевникам надежную сушу, берег, — значило, сберечь себя...

Слова слагаются в легенды, сказания, подчас — куда более древние, чем любая клинопись. Взять хотя бы известную, приводимую многими собирателями фольклора русскую сказку о схватке доброго молодца с Чудом-Юдом (в иных вариантах — Змеем, Идолищем) на Калиновом мосту.

Отчего вдруг мост — калиновый, т. е., сделанный из тонких, непрочных ветвей кустарника? Как будто специально задуман для того, чтобы провалилось на нем грузное Чудо-Юдо, облегчило победу молодцу... А само чудище? В этой сказке оно не рвет героя зубами, не палит огнем, — нет: «ногами топат... вбивает в землю»... Конечно, Змей имеет несколько голов и шей.

Однако в данном мифе они почему-то называются... хоботами! «Жогнул своим хоботом»... Чудо-Юдо приканчивает не только меч героя, — часто его еще и осыпают стрелами, копьями, мечут раскаленные камни ему в пасть... а убив, вспарывают чудищу брюхо!

Странная картина... если не привлечь данные археологии. Могучее грозное животное вступает на помост из «калиновых» ветвей, проваливается... от наседающих людей оно отбивается хоботом, пытается затоптать их ногами... вбивает в землю! Вылитый мамонт, загнанный в ловчую яму. А то, что хоботов несколько, — это уже сказочное преувеличение...

Истлели шкуры «стен», сгнило дерево стропил, — остался нетленный костяной фундамент одного из жилищ  

Истлели шкуры «стен», сгнило дерево стропил, — остался нетленный костяной фундамент одного из жилищ

 
Сохранился даже мамонтовый мех  

Сохранился даже мамонтовый мех

 
Неблагодарные предки

Так запомнилась европейцу, в том числе и протославянину, пора охоты на волосатых слонов.

Но и то сказать, предки наши практически всем своим, пусть и скромным, благосостоянием были обязаны мамонту на протяжении десятков тысячелетий.

Весь период существования цивилизации, от шумерских зиккуратов до сегодняшнего дня, — только миг в сравнении с той эпохой.
Таким образом, хоботные колоссы кормили, согревали, одевали людей палеолита, давали им сырье для орудий... пока наши неблагодарные пращуры не выбили мамонтов до последнего!

Бой на Калиновом мосту оказался даже слишком победоносным...

Все больше современных ученых приходит к выводу, что северные слоны исчезли не по природным, а именно по антропогенным причинам.

То было едва ли не первое экологическое преступление человека, чуть ли не первая катастрофа, которую приготовила нам изнасилованная природа.

Можно лишь представить себе, сколько жертв понесли былые добытчики мамонта, оставшись без кормильца; как долго и трагично вживались в измененную среду...

Впрочем, не истощи человек свое охотничье хозяйство, не было бы у него стимула ловить и приручать животных, сеять питательные растения; не перешел бы разумный землянин к земледелию, скотоводству, градостроительству...

В руинах устоявшегося мира часто прорастает зерно мира нового. Это — диалектика истории.

Какими же они были, добраничевцы десятого (примерно) тысячелетия до нашей эры? Кроме кости, они прекрасно освоили другие поделочные материалы, прежде всего, минерального происхождения. На оружие и инструменты шли кремень, песчаник, янтарь... даже горный хрусталь!

В Яготинском районе его никогда не было; остается допустить, что охотники-собиратели или принесли эти прозрачные кристаллы из своих предыдущих странствий, или... Неужели у кроманьонцев** уже существовала обменная торговля?! Было бы интересно в этом убедиться...

О людях охотничьего стойбища немало поведала мне Лариса Кулаковская — заведующая музеем Института археологии, великий знаток первобытных секретов. (В другой раз она даже показала собственноручно, как именно предки делали из бесформенного куска породы изящное лезвие ножа...)

Собственно, останки человеческих тел тут не найдены, — вероятнее всего, откочевали... но представить себе и характер, и быт добраничевцев мы в целом способны.

Они были уже полноценными людьми, похожими на нас с вами намного больше, чем, скажем, на своих отдаленных прародителей, африканских бесхвостых приматов.

Безусловно, стояли ближе, чем мы, к природе; лучше знали, как выжить и прокормиться в лесостепи, как настигнуть ту или иную добычу (охотились ведь и на копытных, и на хищников, и на птиц, да и рыбу ловили); понимали в целебных растениях...

С другой стороны, поражает их беззащитность перед стихиями, перед действительно опасными болезнями, возрастными изменениями организма. Здесь взрослыми становились в 10-12 лет, и мало кто доживал до тридцати...

Возможно, добраничевцы не ведали такой беды, как война, но могли голодать и — не исключено — в лихие времена предаваться каннибализму... Не следует идеализировать первобытную «гармонию»...

Впрочем, одно несомненное достижение, огромное по своим последствиям, люди палеолита все же совершили. О нем снова-таки говорит Рыбаков: «Верхнепалеолитический Homo sapiens, преодолевший уже неандертальский*** кризис инбридинга (кровосмешения) и вполне осознавший биологическую природу размножения, с особым интересом и вниманием относился к теме плодовитости и сделал символом ее женщину».

То есть, ранее повсеместные браки между кровными прекратились; жен, надо полагать, искали в соседних поселениях. Внимание же добраничевцев к «теме плодовитости» — несомненно: сохранилась грубая янтарная статуэтка, напоминающая женское тело.

Больше ничего о духовной жизни, о верованиях и обычаях охотников долины Супоя нам не известно...

Одна из загадок Добраничевки: откуда здесь взялся горный хрусталь?  

Одна из загадок Добраничевки: откуда здесь взялся горный хрусталь?

 
 
   
Равный старт 

Символично, что нигде, ни за горами, ни за морями, не жили тогда люди иначе. (Собственно, и людей-то было — может, сотня тысяч на всю планету...)

Это уже потом судьба мигрирующих племен стала разной, история развела их пути.

Одним посчастливилось найти теплую, не знающую зим реку с плодородными грунтами на берегах, и берега сберегли их, дав возможность заложить города, дворцы и храмы.

Другие попали в безводную степь, суровые горы... или в местность приветливую, но уже подвластную более ранним, размножившимся поселенцам!

А десятки тысяч лет тому на Земле царило абсолютное равенство.

Равный исторический старт!

Такие ж мамонтовые «чумы» ставили на Дальнем Востоке и за Дунаем, такие ж кострища и кременные лезвия находим на побережье Атлантики, в предгорьях Кавказа...

Один корень, одно далекое прошлое у всего рода человеческого, и нет народов, от начала избранных, как нет и обреченных на жалкое существование...

Думаю об этом, слушая неторопливый рассказ Василия Максимовича про житье-бытье его палеолитических «односельчан» и одновременно перелистывая французский журнал со статьей о Добраничевской стоянке. Есть материал о ней и во всемирно знаменитом «Археологическом словаре» англичан Уорвика Брея и Дэвида Трампа...

«Довести» бы музей до мировых кондиций! Наладить все, что необходимо — дороги, отели, рекламу, — вот был бы лакомый кусочек для интуристов! На каких сокровищах сидим...

Старт-то был равный, да очень уж давний, — а о том, как проторить и расширить свой дальнейший исторический путь, заботиться нам. И никому больше. И не откладывая...

* Плейстоцен — геологический период, соответствующий последней эпохе ледников.
В нем появляются первые люди и возникает культура палеолита. Дата начала плейстоцена не определена точно — от 3,5 до 1,3 млн. лет назад; окончание — около 8300 г. до н. э.

** Кроманьонцы (Homo sapiens) — от названия грота Кро Маньон во Франции: обобщенное название ископаемых позднепалеолитических людей современного вида. Самые ранние жили около 40 тысяч лет назад.

*** Неандертальский — относящийся к эпохе неандертальцев (Homo neanderthalensis), первобытных людей, чьи название происходит от долины Неандерталь в Германии.

Неандертальцы антропологически отличались от кроманьонцев. Создали культуры раннего палеолита (200 - 35 тыс. лет назад). Возможно, вымерли полностью или были истреблены кроманьонцами.

В избранное (14) | Просмотры: 21110

Комментировать
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.