RSS экспорт с Вокруг Света
ГлавнаяУказатель От А до ЯПресс клубФото банкФантастикаСсылкиКонтактыКарта сайтаВидеоПогодаПоиск
Главное меню
Главная страница
Новости и факты
Пёстрый мир
Калейдоскоп
Мир путешествий
Мир открытий
Меридианы науки
Курьёзы истории
Земля людей
Мир природы
В небесах
По морям и океанам
По горам и пещерам
Культурное наследие
Назад в прошлое
Пресс клуб
Фантастика
Фото галерея
Интернет
Поиск
RSS у вас на сайте
Старая версия
Поддержка проекта
Избранное
Комментарии
Никифор Бегичев и ...
Сергей, если Вы случайно просм...
21/02/14 08:37 Еще...
От Данил

В метро без штанов
в метро без штанов
да уж весело... и чувствуешь с...
11/02/14 09:55 Еще...
От Татьяна

ABCD
Последнее в Фантастике
Популярное в Фантастике
Главная страница arrow Фантастика arrow Андрей Дмитрук arrow Следы на траве. Повесть. Часть 2
 
Следы на траве. Повесть. Часть 2 Печать
Рейтинг: / 2
ХудшаяЛучшая 
Автор Андрей Дмитрук   
 
VII


Разумеется,  никакого сигнала к  старту  не  было.  Внутренним счетом Лобанов поймал нужное мгновение; одернул куртку, выпрямился... Банг! Точно басовая струна лопнула,  и  человек исчез.  Прибой,  словно ждавший этого, нетерпеливо захлестнул следы на влажной каменной крошке.

...Они решили выиграть время и  потому с помощью своих ВВ перебросили все воинство,  вертолеты и  ракеты за  десять тысяч километров от Небесных Гор,  к  Теплым Ключам.  Хотя и  провел Син Тиеу не  один месяц в Вольной Деревне,   но  так  и  не  постиг  до  конца,   что  от  землян  прятаться бесполезно...

Прицел перемещения не был,  да и не должен был быть абсолютно точным: Лобанов материализовался в полукилометре от  новой базы Самоана,  посреди долинки между холмами,  по  дну которой протекал ручей.  С холмов сползал красно-лиловый  лес.  Туман  стоял  над  долиной,  колебля тусклое зеленое светило. Здесь близился закат.

Валентин  сделал  было   пару   шагов  вперед,   когда  вдруг  увидел патрульных.  От дальнего леса шли двое, держась открытого места у воды, — офицер и солдат,  в болотных сапогах,  туго подпоясанных плащах,  в касках горшками: солдат — с лучеметом наперевес.

Раньше,   чем  могли  его  увидеть  вальхалльцы,  с  их  вдвое  более медленными, чем у землян, реакциями, Лобанов отступил за деревья.

Впрочем,  жил  тут  кто-то  еще более быстрый...  Будто порывом ветра вынесло  из  зарослей  бесформенное смятое  полотнище.  Оно  распласталось поперек русла на дороге у патрульных,  и Лобанов увидел,  что это звериная шкура,   покрытая  блестящей  бирюзово-зеленой  шерстью,  содранная  шкура животного —  и  больше ничего.  Но тут шкура подобралась,  вспухла упругим пузырем,  и  стало видно,  что  за  землю держится она метровыми когтями, похожими на  человечьи ребра,  а  на  переднем конце  у  шкуры  прилеплена плоская голова,  вернее  —  голый  панцирный череп.  Гроза  Теплых Ключей, царапун...

Офицер шарахнулся назад и,  не рассчитав движения, упал. Младший брат швырнул  длинную слепящую вспышку из  лучемета —  мимо...  Солдат,  сделав отчаянный прыжок, заслонил командира собою и выстрелил еще раз.

Могильно-желтые когти взметнулись,  крючьями разорвали плащ рядового, пробороздили грудь,  живот... Валентин увидел  счастливую улыбку на  лице окровавленного  солдата,   глаза,   закрытые  от  блаженства. Можно  было подумать,  что  его не  анатомировали живьем,  а  обдавали струями ионного душа.

Раздумывать  и  удивляться  было  некогда.   Лобанов  сосредоточился, посылая волну разрушающего резонанса... И тварь, уже подгребавшая под себя солдата,  вдруг  заволновалась всем  плоским телом, отвалилась,  сжимая и разжимая когти.  Поблек  ясный  бирюзовый колер  шерсти,  во  все  стороны хлынула пена... Царапун был мертв.

Солдат все  с  тем  же  выражением человека,  узревшего райские кущи, однако  уже  неподвижный и холодеющий,  лежал,  скрючившись,  среди  мха.

Начальник патруля,  румяный, отмеченный штабной полнотой, пятился прочь от подходившего Лобанова.  Глаза его  были  колюче  сощурены.  Вдруг  офицер выхватил  пистолет  из  кобуры  и,  не  колеблясь, в упор разрядил три патрона...

Валентин, готовый к подобного рода сюрпризам, даже не замедлил шаг, только перестал улыбаться. Отброшенные силовой защитой пули вжикнули по стволам, повалилась сбитая ветвь. Тогда старший брат, опять-таки без тени страха или сомнения, всунул оружие себе в рот...

Да,  скверной,  по земным меркам, была реакция у вальхалльцев, даже у самых  тренированных клансменов. Не  слишком  торопясь,  Валентин отобрал пистолет, зашвырнул его в моховую гущу под склоном.

— Чем горячиться,  друг любезный,  вы  бы мне лучше...  —  приветливо начал Лобанов и  осекся. Обезоруженный смотрел на него с пылкой дикарской ненавистью.  Затем,  осознав полное  свое  бессилие, офицер  всхлипнул и, ребячески подвывая на ходу, бросился прочь.

Такое поведение крепко озадачивало — не менее чем самозабвенный порыв рядового навстречу терзающим когтям.  Тем более что под черепными крышками у  обоих  патрульных,   как  легко  мог  видеть  Валентин, царила  полная искренность.

Солдат  был  настолько  счастлив  отдать  жизнь  за  своего командира, что даже не ощущал боли. Офицер, не испытывая ни благодарности к обоим своим спасителям, ни естественного порыва — помочь раненому, горел одним всепоглощающим желанием:  выполнить долг патрульного и ликвидировать чужака,  явного шпиона.

Не справившись,  он  почувствовал столь  жгучий, невыносимый стыд, что не захотел более жить. Все это, конечно, было в духе кланового  фанатизма,  Священной Хартии.  Но  настораживала нечеловеческая степень самоотрешения...

Делом секунды было сфокусировать на истекающем кровью солдате энергию Переместителя. Короткий удар ветра встопорщил воду ручья, тело растаяло. В регенераторной клинике  Вольной  Деревни разберутся и  с этой  поломанной психикой...

Чтобы не  возбуждать новых эксцессов,  Валентин перевел свой защитный энергококон в  режим «светового обтекания»,  а  потому стал невидим. Так, благополучно миновав контрольные посты и перелетев через проволочные заграждения,  посланник Вольной Деревни оказался в овальной,  наскоро расчищенной котловине, где  стояли  войска.

Стационарные реакторы  были брошены в горах, собрать полевые Самоан не успел — обходились без силового колпака.  Да  и  зачем был  нужен колпак,  если  ударное соединение спешно готовилось к вылету?..

Среди покрытых джунглями холмов, над которыми курились столбы гейзерного  пара,   на   черном  пепле выжженной  котловины  оканчивалась посадочная лихорадка.  Танки грузно въезжали в  трюмы вертолетов, солдаты толпились вокруг трапов. Видимо, после бегства и благополучного прибытия в Вольную  Деревню адъютанта Голембиовского мятежники отчаянно заторопились.

Опоздай  Лобанов  на  пару  часов  —  и  вся  эта  рать  обрушилась бы на истерзанный усобицами Новый Асгард...

Син Тиеу  стоял  в  окружении  ближних  людей  у  распахнутой  кормы флагмана.  Мужчины в  касках с  золотым знаком,  в добротных комбинезонах, обвешанные оружием и  радиоприборами,  сытые  и  уверенные, рассматривали некую схему на развернутом листе — должно быть, карту обреченного города.

Валентин Аркадьевич мысленно выделил невысокую, плечистую фигуру командира; с яркостью представления, некогда достижимой только для опытных йогов,  обвел Син  Тиеу  светящимся овалом...  Все!  Больше не существует времени. Пропала суета людей и машин. Офицеры так и стоят, склонившись над картой, и  один  из них  поражает некую цель указательным перстом.  Все!

Внутри  остановленной  микросекунды  живут  только  они  двое  —  мятежный начальник братства и  человек из Вольной Деревни.  У них собственный темп. Когда бы ни вернулись из него Лобанов и  Самоан —  прочие даже не заметят, что командир куда-то исчезал...

Сразу  все  поняв,  Син  Тиеу  медленно повернул голову к  Лобанову и сказал — высокомерно и печально:
— Какое дело сгубили,  слюнтяи!  Что в столице,  знаете? Уличные бои, заводы останавливаются. Скоро будет большая кровь...
— Ну да,  —  охотно кивнул Валентин.  —  А  вы,  миротворцы,  всех бы успокоили, помирили...
— Думаю, что успокоили бы.
— Вечным сном,  да...  А впрочем, пофилософствуем мы с вами в Вольной Деревне.  Если пожелаете,  на  моей террасе,  за чаем...  Ну,  продолжайте грузиться, не буду мешать.

— Какие  санкции  предусмотрены  на   случай  моего  отказа?   —   не шевельнувшись, спросил командир.
— Санкции?..  Этого я не знаю,  — честно ответил Валентин. — Но, надо полагать, Совет Координаторов принял... м-м... соответствующее решение.

— Решение!  —  презрительно усмехнулся Син Тиеу. — Большая загадка!.. Разумеется,  совершеннейший гуманизм.  Никакой пиротехники! Это вы делаете чужими руками. Вот как нас бросили против Морриса...

— Ничего не поделаешь, мы не можем допустить, чтобы из-за вас события на Вальхалле стали еще менее управляемыми.  Между прочим с той же целью мы предложили вам  совместно обезвредить Морриса.  И  вовсе не  бросили —  вы могли  бы   и   отказаться...   Нет!   Все   выглядело  совершенно  иначе.

Отцы-патриархи обратились к нам с просьбой о помощи...
— О боги!  —  впервые дрогнул монотонный голос Самоана.  —  Вам нужно официальное обращение?  Чье?! Старой психопатки, называемой Боевым Вождем?

Или этих надутых кретинов в орденах?..

— Да,  —  кротко  сказал  Валентин.  —  Нам  нужно  такое  обращение.
Необходимо.
— Значит, вы признаете законным нынешнее правительство Вальхаллы?
— Признаем,  ничего  не  поделаешь.  Другого  пока  нет.  Если  народ свергнет это  правительство и  изберет другое  —  лучше,  конечно,  путем всеобщего голосования,  — тогда мы вздохнем спокойнее. Но пока что для нас государство Вальхалла —  это  высокородная мать Гизелла фон  Типпельскирх, консул и сенат...

— А  почему бы  вам  не  посчитать наше  выступление...  народным?  — прищурился Син Тиеу.
— Увы!  —  развел руками старейшина школы.  — Вынужден сказать, что у вас нет ничего общего с народом, друг мой. Ни-че-го...
— В  самом деле?  —  Углы рта  Сан  Тиеу поползли вверх.  —  Странно!

Равенство  всех  перед  законом,   конец  тирании  клана,  конец  расизма, распределение благ строго по труду —  по-вашему,  это не нужно народу?  Но разве Земля не призывает к  тому же самому?  Разве у  нас с  вами не общая цель — коммунизм на Вальхалле?..

— Да,  —  сказал Валентин Аркадьевич. — Если мы кого-нибудь и боимся, до сих пор боимся у себя в Кругах — так это исключительно вас. Таких, как вы.

— Каких же это?
— Слишком последовательных, дружок. Искренних — а я свято верю в вашу искренность,  —  искренних  и радикальных  обновителей  мира.  Тех самых, которые ради идеи — пусть и правильной, но ведь не абсолютно же, абсолютно верных  идей  не  бывает!  —  ради своей идеи могут упечь миллионы людей в какие-нибудь общины для перевоспитания, сгубить девятерых на каторге, лишь бы  десятый  наловчился  связно бормотать набор лозунгов.  Конечно,  у вас более современные средства мозговой обработки,  я это  понял,  —  но  сама суть!..  Ей-богу,  можете обижаться,  но по мне — во сто раз лучше старый, глупый, разъеденный интригами клан, чем эта безупречная мясорубка, которую собираетесь наладить вы!

— Клан!  —  Сдержанность начала отказывать командиру:  говоря, Самоан комкал  снятые  перчатки.  Лобанов видел  бурю  в  его  душе,  похожую на багрово-черный вихрь.  —  Клан  уже  выкопал себе могилу.  За собственные деньги. Прикормил своих убийц. Еще день, два...

— Ну, вы же не станете выручать патриархов. Разве что сделаете состав захоронения более пестрым, свалив туда и архангелитов...

Валентин отшатнулся от жуткой вспышки ярости, излученной Син Тиеу.

— Ладно.  Я палач,  людоед.  А вы? Что делаете вы? Не лезете в кашу?!
Хорошо.  Они видят,  что вы сидите за стеной,  и наглеют. Скоро они начнут бросать трупы у ворот вашей Деревни!

— Мы же все-таки не боги, чтобы все предвидеть...
— Вот-вот!  Не предвидели! — захлебывался Самоан. — Нет, вы надеялись на  другое!  Что все побегут к  вам... Ошибаетесь!  Беглецы —  не идейный резерв. Это крысы, трусливые и жадные. Раньше они спасались в Улье, теперь на Земле. Да! Новый Улей! Места хватит всем!..

— Ну,  чепуха  же,  Син...  Мы  никого  не  собираемся лишать родины.
Отдохнув, подлечившись, все желающие смогут вернуться обратно.
— Ага!  И все начнется сначала.  Кланы,  касты, расы, старшие братья, младшие братья.  Пока вам не  надоест церемониться.  И  тогда вы вспомните меня. И сами бросите десант на столицу...

— Мы обдумывали такие варианты...  — Неожиданно Лобанов спросил: — Вы знаете,  сколько времени сохраняется след транспортного средства на траве?

Скажем,  след колеса или гусеницы?.. Когда-то в ответ на подобный вопрос я засмеялся. Понятно же вроде, что лишь до осени! Весной выйдет из-под снега новая трава, без всяких повреждений... Оказывается, ничего подобного. Один проезд тяжелого грузовика или тягача повреждает травяной покров на десятки лет!  Род человеческий подобен траве,  Син Тиеу.  След грубого насилия не исчезает веками,  новорожденные несут страх в  генах...  Это ли нам с вами нужно?

Помолчав немного, Валентин совсем иным, доверительным тоном добавил:
— Думаете,  мне не хочется действовать решительно и  быстро?  У  меня сердце болит за Новый Асгард...  Там мой сын, понимаете? Родной сын. Я сам его  послал туда  агитатором и  недавно едва успел спасти от расправы.  В другой раз могу не успеть...

Самоан   на   мгновение  притушил  ресницами  жестокий  блеск   глаз.
Сверхчуткий землянин  уловил  тихий  подавленный вздох,  отсвет  глубокой, смиренной  печали... Несостоявшийся  революционный  комиссар   Вальхаллы вспомнил о ком-то, бесконечно дорогом и навсегда потерянном.

— Скоро вы будете рядом с Войцехом,  —  мягко сказал Валентин.  — Без пиротехники. Где-нибудь в березовом лесу посреди Канады.
 
« Пред.   След. »
Читать также


Фото банк
Facebook: Мне нравится

Случайные фото

В онлайне
Сейчас на сайте находятся:
1 гость

Быстрая навигация
 

homo sapiens nasa авиация австралия автомобили алкоголь андрей дмитрук антарктида археология архитектура астероиды астрономия атмосфера африка бактерии бессмертие великобритания видео вода война вселенная генетика геология горы деньги деревья дети джаз динозавры днк долголетие древний египет древний человек египет женщины живопись животные загрязнения запах звезды здоровье земля змеи золото индейцы индия искусство исследования италия катастрофа киев кино китай климат компьютеры корабли космос кошки крылатые фразы крым лёд литература луна марс медицина музыка мусор насекомые обезьяны одежда окаменелости оружие пещеры планеты погода подводный мир полиция правосудие преступность причерноморье птицы путешественники путешествия разум раскопки растения рекорд россия рыбы собаки сокровища судостроение сша технологии транспорт туризм турция тюрьма украина факты фантастика финляндия фото франция черное море швейцария экология юмор язык япония

ВВЕРХ
ВВЕРХ

AllBest.Ru
© 2000-2020 Портал виртуальных путешествий Вокруг Света Discovery Magazine. All Rights Reserved