Энергетика Черного моря
Автор Вокруг Света   

Геологи — профессор И. Б. Щербаков (справа), академик НАН Украины Е. Ф. Шнюков (в центре) и профессор Е. П. Гуров (слева) — заняты разбором образцов пород, поднятых со дна Черного моря
Геологи — профессор И. Б. Щербаков (справа), академик НАН Украины Е. Ф. Шнюков (в центре) и профессор Е. П. Гуров (слева) — заняты разбором образцов пород, поднятых со дна Черного моря
Энергетика Черного моря

Беседа с геологом, академиком НАН Украины, директором Центрального научно-природоведческого музея НАНУ Евгением Федоровичем Шнюковым

Е
сть разные прогнозы о том, сколько на нашей планете осталось топлива.

Относительно нефти пессимисты из числа ученых говорят: ее запасы будут исчерпаны через 10-15 лет; оптимисты «успокаивают», продлевая этот срок лет до 30-40.

Угля вроде бы хватит на дольше, на несколько столетий, но добывать его все труднее и дороже: эпоха толстых, легко доступных залежей «черного золота» отходит в прошлое.

Не очень утешительны предсказания по поводу наземных месторождений газа, торфа и других традиционных источников энергии.

Конечно же, будет развиваться энергетика ядерная, без нее в любом случае не проживем. Но — чем мощнее становятся АЭС, тем больший вред они могут принести в случае аварии.

Не забудем, что удар по атомным станциям противника в сегодняшних военных доктринах считается одним из самых эффективных (притом, простых и дешевых) способов ведения войны...

Что же нам еще остается? Электростанции солнечные, ветровые, приливные, геотермальные, — все это, честно говоря, еще в зародыше...

Так обстоят дела с энергетикой в масштабах всей Земли: что же можно сказать о будущем Украины? Здесь все просто трагично.

Евгений Федорович говорит: «Сейчас мы на очень коротком поводке у поставщиков энергоносителей. Мы добываем всего 8-10 процентов потребляемой нефти и максимум 20 процентов газа, — все остальное покупаем».

Но встретились мы с академиком Шнюковым отнюдь не с целью поплакаться о нашем бестопливном будущем. Напротив: видный украинский ученый произносит слова великой надежды. Надежды, которую дает Черное море — и лежащие на его дне диковинные вещества, газогидраты.

Академик Е. Ф. Шнюков в зале Центрального природоведческого музея возле найденного им «метанового курильщика»  

Академик Е. Ф. Шнюков в зале Центрального природоведческого музея возле найденного им «метанового курильщика»

 
«Метановый курильщик» — своеобразный минеральный вырост вокруг газовой струи из черноморского дна, сложившийся за 9000 лет. Поднят с глубины в 1600 м  

«Метановый курильщик» — своеобразный минеральный вырост вокруг газовой струи из черноморского дна, сложившийся за 9000 лет. Поднят с глубины в 1600 м

 
Наш корр. Давайте для начала определим, что это такое — газогидраты?

Шнюков. Если популярно говорить, это своеобразный лед, для образования которого не нужен мороз.

Газогидраты возникают при определенных давлении и температуре, — именно таких, какие есть на дне Черного моря, на глубине свыше 700 метров.

В их составе, в связанном состоянии, находится горючий газ метан. Если его оттуда освободить, — из одного кубометра «теплого льда» выйдет до 200 кубометров метана!

Наш корр. И много там, на дне, этого «льда»?

Шнюков. Он залегает на огромной площади, слоем мощностью до 400 метров.

Российские геологи выполнили большую работу по изучению черноморского дна и определили, что запасы метана, связанные в газогидратах, достигают 25 триллионов кубометров! Триллионов семь, вероятно, приходится на долю Украины...

Наш корр. Звучит, конечно, очень внушительно, но все-таки: можно ли сравнить эти запасы с известными газовыми месторождениями на суше, например, на Таймыре?

Шнюков. Таймыр беднее газом. Мало того: надо учитывать географию.

Если Черное море — теплое, а потребители газа тут же рядом, то с крайнего Севера надо прокладывать через тундру, в суровейших условиях, гигантские газопроводы, тянуть их на тысячи километров, поддерживать... Если освоим черноморскую сокровищницу, метан будет и обильный, и дешевый.

Наш корр. А откуда они вообще берутся в море, эти газогидраты? Каким образом сложился 400-метровый слой на дне?

Шнюков. Думаю, они глубинного происхождения. То есть, метан выходит из недр земли через разломы в коре с больших глубин, порядка нескольких десятков километров.

Впрочем, возможно и существование промежуточных коллекторов, этаких подземных «карманов», где газы долгое время накапливаются, а потом находят себе дорогу наверх...

Если выход метана находится достаточно глубоко под водой, газ увязывается в составе «теплого льда». Но иногда толщу газогидратов прорывают свободные, очень мощные выбросы газа.

Иногда такой «метановый фонтан» бьет сутками, месяцами... а то и начинает «работать» периодически, то затихая, то опять прорываясь на поверхность моря. Такие феномены называют грязевыми вулканами, — ведь газ, устремляясь со дна ввысь, прихватывает с собой массы донного грунта, камней, воды...

Зрелище бывает просто грандиозным, взрывы темной грязи с грохотом взлетают на высоту до ста метров. Мало того, подчас газы при выбросе воспламеняются!

В Каспийском море тоже есть выходы метана, так вот: грязевые вулканы возле Баку иногда полыхали столь внушительно, что их принимали за атомные взрывы. Тем более, грибовидное облако...

Во время одного извержения было выброшено около пятисот миллионов кубометров газа! Представляете себе, что бы произошло, сколько было бы жертв, случись нечто подобное на суше?..

Мы хорошо знаем периодически действующий грязевой вулкан в Азовском море, напротив казацкой станицы Голубицкой, возле города Темрюка. Впервые его черные рокочущие выбросы еще в 1799 году увидели казаки-запорожцы, переселенные на Кубань.

По словам ученого тех времен, российского академика Петра-Симона Палласа*, вулкан создал вокруг себя круглый остров диаметром около ста метров.

Извержения Голубицкого вулкана много раз повторялись в течение ХІХ и ХХ веков. Наиболее крупный выброс пришелся на 1988 год: тогда вязкий остров возник за несколько часов и просуществовал много месяцев. Голубицкий извергается и ныне...

Бывают донные газовые выбросы, не похожие на вулканы, но тоже очень впечатляющие. Во время предпоследнего рейса нашего исследовательского судна «Профессор Водяницкий» мы нашли два таких фонтана: каждый был около 850 метров высотой и шириной до 400 метров! Интересно, что на суше это была бы экологическая катастрофа, а в море — никаких ее следов. Спокойно плавают вокруг рыбы, растут водоросли...

Во многих местах со дна поднимаются куда более скромные струи метана, расплывающиеся облаками.

Мы их зовем — сипы. Одни из них выбрасывают газ ровным, постоянным потоком, иные — пульсируют, напоминая пыхтящую трубку курильщика... Сипов достаточно много и в районе Керченско-Таманском, и у берегов Кавказа, и возле побережий Грузии, Болгарии...

Кстати, о курильщике. Именно так мы называем своеобразный экспонат, находящийся у нас в музее. Это такой минеральный вырост из черноморского дна, похожий на кубок. Он сложился постепенно, за девять тысяч лет, вокруг постоянно бившей снизу метановой струи.

Газовый фонтан нес твердые частицы, они и образовали такую занятную структуру со сквозным каналом внутри. Мы этого «курильщика» добыли во время очередной экспедиции на исследовательском судне «Профессор Водяницкий».

Газовые факелы (сипы) бывают пульсирующими

Газовые факелы (сипы) бывают пульсирующими

Газовый факел на шельфе Черного моря, выходящий на поверхность воды

Газовый факел на шельфе Черного моря, выходящий на поверхность воды

Множественные газовые факелы

Множественные газовые факелы

Наш корр. Да, действительно, — Черное море, наверное, хранит в себе куда больше загадок и сюрпризов, чем любой другой водоем в мире.

Взять хотя бы тот факт, что, начиная с глубины в двести метров, оно вполне заслуживает названия Мертвого моря, поскольку оттуда до самого дна вода насыщена сероводородом.

Я знаю из одной вашей книги, Евгений Федорович, что еще относительно недавно существовал проект промышленного извлечения из черноморских вод громадных количеств серы, а также тяжелых металлов...

 
Но это — особая тема для разговора. Вернемся к газогидратам. Насколько экономически выгодна добыча метана из этих соединений? Не затратим ли мы при этом больше энергии, чем потом получим?

Шнюков. Нет, затея вполне оправдана с точки зрения экономики. По крайней мере, теперь. Должен вам сказать, что, вообще, честь открытия газогидратов принадлежит нашим, советским ученым, они обнаружили первые месторождения на северо-востоке Союза.

Так вот, — тогда добыча не пошла, поскольку была слишком технологически сложной.

А вот сейчас морские газогидраты признаны самым вероятным альтернативным топливом во многих странах. Над их разведкой и освоением работают во Франции, Германии, США; но особенно активны Канада и Япония.

Японцы планируют начать экспериментальную добычу метана из «горючего льда» возле своих островов, во впадине Нянхай, уже в 2007 году; а еще десять лет спустя пойдет масштабная добыча, да такая, что Япония, вечно все ввозящая, станет одним из мировых экспортеров газа!

Недавно российский «Газпром» произвел переоценку газовых запасов страны, включая и морские, связанные на дне.

Оказалось, что резервы «голубого топлива» в пятьдесят раз больше, чем считали прежде! Добывать газогидраты в промышленных объемах Россия намеревается с 2020 года.

Кстати, при газодобыче в море речь пойдет, очевидно, не только о газогидратах. Я тут вам рассказывал о вулканах и сипах, то есть, о выходах свободного газа непосредственно из дна.

Мы убеждены, что такой газ в огромных массах накапливается под шапкой «горючего льда», он там закупорен, законсервирован, — потому иногда и прорывается просто катастрофически.

Возможно, проще будет сначала пройти 400-метровую толщу «ледника» и выкачать подгидратный метан, а потом уже браться за сам слой...

Наш корр. И все-таки, морские глубины... Это не помеха для добычи?

Шнюков. Самая большая глубина Черного моря не превышает 2100 метров. Нынешняя горнодобывающая промышленность извлекает нефть и газ с глубины в четыре-пять километров. Так что здесь нет особых проблем.

Наш корр. Как вы думаете, когда — реально — можно у нас ожидать начала работ, подобных тем, которые ведутся в Японии или в России?

Шнюков. Вот это, в настоящих условиях, сказать труднее всего...
Есть известный девиз геологических конгрессов: «Умом и молотком». А по поводу наших топливных сокровищ я бы сказал иначе: умом и финансами!

Что мы можем разведать или добыть, когда тому же «Профессору Водяницкому», в лучшем случае, выделяются средства на двенадцатидневный рейс?!

Надо вложить большие деньги, создать могучую комплексную программу, привлечь специалистов разных профилей... Вообще, следует поднять эту работу на тот уровень, на котором велось в Советском Союзе освоение атомной энергии.

Тогда, и только тогда лет через десять, пятнадцать, возможно, нам удастся обеспечить энергетическое будущее Украины.

Наш корр. Надеюсь, что наше социальное сознание к тому времени будет идти вровень с научно-техническим, и газовые сокровища Черного моря принесут благополучие, в самом деле, всей Украине, а не отдельным (и не лучшим) ее представителям, присосавшимся к добывающей отрасли.

Только если запасы газогидратов, как и все клады, сокрытые в наших недрах, станут воистину всенародной собственностью, пользу от них сможет получить каждый наш соотечественник.

Шнюков. Будем на это надеяться...

В избранное (12) | Просмотры: 16222

Комментировать
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.