Три способа ограбить банк
Автор Гарольд Даниэлс   

  
  
Три способа ограбить банк

Рукопись была аккуратно отпечатана на машинке. Мисс Эдвина Мартин, редактор издательства «Криминальные рассказы», прочла первой письмо, которое к ней прилагалось.

Казалось, что оно слово в слово было скопировано с одного из буклетов «Будь писателем», включая стандартную фразу: «Подлежит публикации на ваших обычных условиях».

Она невольно обратила внимание на два момента. Первый – это название рассказа: «Три способа ограбить банк. Способ № 1».

Второй – имя автора: Натан Уайт. Мисс Мартин, лично знавшая почти всех американских писателей детективного жанра, такого имени припомнить не могла.

Письмо не отличалось цветистостью слога, обычной для зрелого писателя, но один абзац все же привлек ее внимание. «Возможно, вы захотите изменить название моего произведения, потому что совершенное героем ограбление фактически не было преступлением.

Скорее всего, это можно назвать законным изъятием денег. Сейчас я работаю над рассказом, который назову «Три способа ограбить банк. Способ № 2». Я пришлю его, когда он будет перепечатан. Способ № 2 – фактически законный. Если вы хотите удостовериться в эффективности Способа № 1, рекомендую показать его вашему банкиру».

Рассказ был сырым и многословным, характеры в нем не были разработаны, пожалуй, он напоминал инструкцию по ограблению банка.

Метод же основывался на продлении кредитов владельцам текущих счетов – одной из тех операций, когда банк побуждает владельцев счетов расплачиваться чеками, не имея под них фондов. Банк продлевает кредит. Никаких документов. Никаких записей. (В рассказе явно проступало недоверие автора к этой форме банковских операций.)

Первым порывом Эдвины было отправить рассказ автору с вежливым отказом. Но метод ограбления в «Способе № 1» беспокоил ее своей реальностью.

Она прикрепила к рукописи листок, вывела на нем большой вопросительный знак и передала рассказ на усмотрение главного редактора. На следующий день рукопись вернулась с дополнительной надписью: «Это ужасная галиматья, но план ограбления выглядит вполне реально. Почему бы вам не проконсультироваться у Фрэнка Уорделла?»

Фрэнк Уорделл являлся вице-президентом банка, который обслуживал издательство «Криминальные рассказы». Мисс Мартин встретилась с ним за ланчем, протянула ему письмо с рукописью и стала просматривать газету. Она вскинула на него глаза, когда услышала, что банкир судорожно вздохнул. Лицо его так побледнело, что кожа приобрела зеленоватый оттенок.

– Способ № 1 мог бы сработать?

– Я не совсем уверен, – промямлил вице-президент, – он был в растерянности. – Мне нужно посоветоваться с работниками из отдела кредитов. Но думаю, что да. Боже праведный, это может нам обойтись в миллионы долларов! Послушайте, вы же не собираетесь публиковать рассказ? Я хочу сказать, если он станет достоянием широкой публики...

Эдвина, которая не слишком симпатизировала банкирам, ответила уклончиво.

– Мы еще не решили, – сказала она. – Над ним нужно поработать.

Банкир отодвинул тарелку:

– И автор пишет, что у него есть второй способ. Если это что-то похожее на первый, то ведь тогда можно разрушить все банковское дело. Кроме того, он называет рукопись «Три способа ограбить банк». Значит, должен быть и третий способ. Это ужасно! Нет-нет, это нельзя публиковать, и мы должны немедленно встретиться с автором.

 
Банкир явно выбрал неверный тон в разговоре с Эдвиной Мартин, и она протянула руку за рукописью и письмом.

– Это решает издательство, – холодно ответила она.

Только после того, как Уорделл нарисовал ужасную картину развала всей экономики страны, если кто-либо воспользуется рекомендованными способами ограбления банков, она позволила ему взять рассказ с собой в банк.

Через несколько часов вице-президент позвонил ей.

– У нас было чрезвычайное совещание, – сказал он. — Сотрудники из отдела кредитов считают, что Способ № 1 мог бы сработать. И что, возможно, он укладывается в нормы закона. Но если бы мы усомнились в его законности и затеяли судебный процесс, то он обошелся бы нам в миллионы. Послушайте, мисс Мартин, мы бы хотели, чтобы издательство купило этот рассказ, а право на публикацию передало нам. Это гарантирует, что автор не продаст рассказ кому-нибудь еще?

– В таком виде – да, – ответила она. – Но Натану Уайту ничто не помешает написать другой рассказ с использованием этого способа. И мы не покупаем рукописи, которые не собираемся печатать.

Однако после чрезвычайных переговоров между комитетом Ассоциации городских банков и издателем было решено купить рассказ Натана Уайта и поместить рукопись в хранилище самого большого банка. Конечно же, в интересах национальной экономики.

Во время переговоров похожий на ящера старый предприниматель, личное состояние которого исчислялось десятками миллионов долларов, поднял вопрос о гонораре Натану Уайту.

– Я полагаю, мы должны купить рукопись, – проворчал он. – Сколько вы обычно платите за такого рода рассказы?

Мисс Мартин, зная, что автор никогда не публиковался и поэтому надбавка «за имя» ему не полагалась, назвала сумму.

– Но, разумеется, – добавила она, – поскольку рассказ никогда не будет напечатан, автор лишается возможности гонораров от изданий за рубежом, за включение в антологии, не говоря уже о возможных выплатах за право экранизаций и телепостановок (старый предприниматель вздрогнул), то я думаю, что будет справедливо заплатить автору больше обычной суммы.

Ящер запротестовал:

– Нет, нет. Об этом и разговора не может быть. Тем более что мы никогда не вернем эти деньги. А нам еще придется покупать второй и третий «Способы». Обычной суммы вполне достаточно. Никаких надбавок. Кроме того, мы должны еще придумать, как помешать автору написать другие рассказы с использованием этих же методов.

Поскольку в Ассоциации состояло тридцать банков и на каждый из них пришлось бы меньше десяти долларов за рассказ, мисс Мартин не сумела проникнуться сочувствием к усилиям Ящера сэкономить лишний цент.

В тот же день мисс Мартин отправила Натану Уайту чек и письмо. В письме объяснялось, что в настоящее время срок публикации назначить невозможно, но редактор очень хотел бы познакомиться с рассказами, излагающими второй и третий способы ограбления банков.

Подписывая письмо, она ощущала укоры совести. Эдвина хорошо знала, что начинающий писатель выбрал бы не чек, а право на публикацию произведения, приносящую ни с чем не сравнимую радость. Но это было неосуществимо.

Через неделю от автора снова пришло письмо и рукопись «Три способа ограбить банк. Способ № 2». Рассказ был написан плохо, но сам способ опять показался убедительным. На этот раз он основывался на специальной компьютерной обработке данных.

Предварительно позвонив в банк, мисс Мартин принесла новый рассказ в офис Фрэнка Уорделла. Он быстро прочитал его, и листки рукописи выпали из рук банкира.

 
– Этот человек – гений, – пробормотал он. – Правда, у него большой опыт работы в этой области.

– О чем это вы? Откуда вы можете знать о его опыте? – спросила Эдвина.

Банкир с готовностью ответил:

– Ну мы, конечно же, тщательно изучили его послужной список, обратившись в одно из лучших детективных агентств. Ничего компрометирующего Натана Уайта мы не нашли.

Голос мисс Мартин звучал подозрительно невозмутимо:

– Вы хотите сказать, что подвергли проверке мистера Уайта, – человека, о котором узнали лишь благодаря переписке издательства?

– Конечно, – в голосе Уорделла слышалось удивление, – этот человек владеет весьма опасной информацией. А если он попробует ее использовать как-нибудь еще, помимо написания рассказов?

О нет, этого нельзя допустить ни в коем случае. Он многие годы работал в банке, понимаете? В маленьком городке штата Коннектикут. Год назад его уволили. Нужно было освободить место для племянника президента этого же банка. Правда, ему дали пенсию – десять процентов зарплаты.

– Многие годы работал в банке, вы говорите? Сколько же лет?

– Ну я не помню. Нужно заглянуть в документы. Лет двадцать пять, кажется, – неуверенно произнес банкир.

– Тогда, конечно же, он не должен обижаться на то, что его уволили, – насмешливо сказала Эдвина. И протянула руку: – Дайте мне еще раз взглянуть на его письмо.

В письме, приложенном ко второй рукописи, выражалась искренняя благодарность издателю за то, что тот принял первый рассказ и выслал чек.

В заключение было сказано: «Я полагаю, что по поводу первого способа вы проконсультировались у своего банкира, как я советовал. Надеюсь, вы покажете ему и второй способ, чтобы убедиться в его реальности. Как я уже говорил в своем первом письме, его законность почти несомненна».

Мисс Мартин спросила:

– Это действительно законно?

– Что законно?

– Использование второго способа. Того, о котором вы только что прочитали в рукописи.

– Скажем так – его осуществление не нарушает закона. Чтобы сделать его незаконным, каждый банк должен был бы внести значительные изменения в формы бланков и процедуру расчетов. Это очень длительный процесс, на который ушли бы месяцы. И мы потеряли бы еще большее количество миллионов долларов, чем при Способе № 1. Это ужасно, мисс Мартин, просто ужасно!

«Способ № 2» вызвал настоящую панику в кабинетах всех банков Ассоциации. Все были согласны, что и второй рассказ должен быть немедленно куплен и навеки упрятан в сейф.

 
Все были также согласны, что, поскольку «Способ № 3» может оказаться потенциально еще более разрушительным для банковского дела, не стоит заказывать другие рассказы мистеру Уайту.

Присутствовавшая на заседании комитета мисс Мартин спросила, не следует ли повысить плату за второй рассказ, поскольку теперь, по получении первого чека, мистер Уайт может считаться профессиональным писателем. В ответ на это Ящер заявил, что рассказ Уайта еще не опубликован и потому надбавка не оправдана.

Был разработан план. Мисс Мартин должна была пригласить мистера Уайта приехать из Коннектикута, якобы для беседы в издательстве. На самом же деле решили, что он предстанет перед комитетом Ассоциации городских банков.

– Там будут наши адвокаты, – сказал Ящер. – Мы до смерти напугаем Уайта. Заставим его подробно рассказать о третьем способе. Оплатим стоимость еще одного рассказа, если потребуется. Потом придумаем, как заставить его прекратить писать.

Мисс Мартин, ее коллеги-редакторы и издатель весьма неохотно согласились с этим планом. Эдвина теперь жалела, что просто не отклонила первую рукопись Натана Уайта. Более всего ее возмущало поведение банкиров. С их точки зрения, Натан Уайт был ни кем иным, как обычным преступником.

Она позвонила Натану Уайту домой в Коннектикут и пригласила его приехать. Про себя она уже решила, что Ассоциация городских банков оплатит ему расходы, какие бы решительные меры ей ни пришлось предпринять. Голос Уайта по телефону был на удивление молодым, с оттенком легкой гнусавости, характерной для жителя северных штатов.

– Полагаю, мне очень повезло, что удалось продать два рассказа один за другим. Я весьма благодарен за это вам, мисс Мартин. Буду счастлив приехать и познакомиться с вами. Думаю, что вы захотите поговорить о следующем рассказе.

Эдвина почувствовала укол совести:

– Ну вообще-то, да, мистер Уайт. Способы «один» и «два» настолько изобретательны, что вызвали большой интерес к способу «три».

– Зовите меня просто Нат, мисс. Прежде всего, я хочу сказать, что нет ни малейших сомнений в законности третьего способа. Он абсолютно легален. Кстати, проконсультировались ли вы у своего банкира? Я понял, что вы должны были показать ему рукопись, прежде чем купить рассказ. Мне вот только интересно, произвел ли на него впечатление второй способ?

Мисс Мартин ответила однозначно:

– О да, произвел.

– Тогда, я думаю, что его очень заинтересует третий способ.

Они договорились встретиться через два дня.

Натан Уайт появился в кабинете мисс Мартин точно в срок. Это был мужчина маленького роста лет за пятьдесят, с блестящими седыми волосами, старомодно зачесанными на косой пробор. На его загорелом лице выделялись пронзительные голубые глаза.

Он поклонился с вежливой почтительностью, что заставило мисс Мартин еще больше почувствовать себя Иудой. Она вышла из-за своего стола.

– Мистер Уайт... – начала Эдвина.

– Нат.

– Хорошо, Нат. Мне отвратительна вся эта затея, и я не знаю, как издательство позволило уговорить себя банкирам. Нат, к сожалению, мы купили ваши рассказы не для того, чтобы их печатать. Чтобы быть честной – и сейчас самый подходящий момент признаться в этом, – рассказы ужасны.

 
Мы купили их, потому что Ассоциация банков попросила нас это сделать. Банкиры боятся, что, если опубликовать «Три способа ограбить банк», люди действительно начнут использовать ваши методы на практике.

Уайт нахмурился:

– Ужасны, вы говорите. Я очень разочарован. Мне казалось, что «Способ № 2» не так уж плох.

Мисс Мартин сочувственно дотронулась до его руки, но, подняв глаза, увидела на его лице усмешку.

– Конечно, рассказы ужасны, – продолжил он. – Я специально их так написал. Держу пари, это почти так же трудно, как написать хороший рассказ. Значит, банкиры решили, что способы, изложенные мною, реальны, да? Я не удивляюсь. Я много думал над ними.

– Еще больше их интересует «Способ № 3», – ответила мисс Мартин. – Они хотят встретиться с вами сегодня во второй половине дня и обсудить покупку вашего следующего рассказа. Фактически они хотят заплатить вам за то, чтобы вы не писали его.

– Это не станет большой потерей для литературы. Кто будет присутствовать на этой встрече? Комитет Ассоциации городских банков? Старик, который похож на крокодила?

Мисс Эдвина Мартин имела острое чутье на любую интригу, развившееся под влиянием тысяч прочтенных детективных рассказов. Она отступила назад и с интересом взглянула на Уайта.

– Вам все известно, вы в курсе всех событий, – произнесла она тоном обвинителя.

Он покачал головой:

– Деталей я не знаю. Но я в какой-то мере все это спланировал. И понял, что все сработало именно так, как я задумал, когда они наняли детективное агентство, чтобы составить на меня досье.

– Они не имели права это делать, – сердито ответила мисс Мартин. – Я хочу, чтобы вы знали, что мы к этому не имеем отношения. И я не пойду с вами на эту встречу. Я умываю руки. Пускай они покупают ваш следующий рассказ сами.

– Я хочу, чтобы вы пошли, – сказал Уайт. – Вы можете получить удовольствие от происходящего.

Эдвина согласилась присутствовать на заседании при условии, что он будет настаивать на большей сумме, чем та, которую ему заплатили.

– Я, в общем-то, рассчитывал на то, что будет назначена несколько большая сумма, – сказал ей Уайт.

– Я хочу сказать, учитывая, что они так заинтересованы в «Способе № 3».
За ланчем он рассказал ей кое-что о годах работы в банке и о жизни в маленьком городке штата Коннектикут.

– Я не был расстроен, когда меня уволили, – сказал он. – Семейственность у нас была всегда. Думаю, что в большом банке я мог бы стать начальником. Но я довольствовался тем, что зарабатывал себе на жизнь, и эта работа оставляла мне время для занятий тем, что мне действительно нравится: математикой и кибернетикой.

 
Есть нечто специфическое в работе банка маленького города. Ты знаешь проблемы каждого и можешь время от времени нарушать правила, чтобы помогать людям. По-своему банкир так же важен, как и врач. – Уайт помолчал. – Теперь все уже не так.

Все систематизировано, компьютеризировано и дегуманизировано. В прежнем смысле слова банкира уже нет. У вас есть управляющий финансами, который все больше и больше становится частью крупной корпорации, ответственной перед советом директоров. Он должен работать по строгим правилам, которые не учитывают никаких человеческих факторов.

Мисс Мартин, заслушавшись, попросила подать еще кофе.

– Например, вклад денег, – продолжал он. – Раньше, бывало, вы приходите в банк, вносите в бланк свое имя, адрес и сумму, которую хотите отложить. Человек чувствует, что он делает хорошее дело, полезное и для себя. Вы отнесете бланк кассиру и с минуту поболтаете с ним о жизни.

Нат положил в кофе сахар:

– Очень скоро никаких кассиров не будет. Уже сейчас в большинстве случаев даже не надо приходить в банк. Вам высылают все необходимые бланки с вашим именем и компьютерным кодом. Все, что нужно вписать, это лишь дату и сумму. Деньги, которые банки экономят на кассирах, они тратят на идиотскую рекламу. Именно реклама банков по телевизору и вдохновила меня на эти рассказы.

Мисс Мартин улыбнулась:

– Нат, а ведь вы нас использовали. Но даже если вы заставите банкиров заплатить вам больше, это заденет разве что их чувства. Деньги пойдут не из их кармана, и даже несколько тысяч долларов для них ничего не будут значить.

Уайт тихо ответил:

– Важно заставить их осознать, что любую механическую систему, которую может изобрести человек, человек же может и разрушить. Если я смогу заставить их почувствовать, что с человеческим фактором нельзя не считаться, я буду удовлетворен. Ну что ж, я думаю, нам пора на встречу.

Мисс Мартин, которая до этого переживала за Натана Уайта, вдруг успокоилась, поверив в него. Нат сможет потягаться с любым твердолобым банкиром.

Комитет из двенадцати членов Ассоциации в окружении дюжины юристов ждал их.

Натан Уайт, войдя в комнату, вежливо поклонился. Ящер строго спросил:

– Вы Натан Уайт?

Нат спокойно ответил:

– Мистер Уайт.

Молодой адвокат в безупречном сером костюме сказал:

– Итак, начнем с этих рассказов, что вы написали и за которые мы вам заплатили... Вы понимаете, что ваши так называемые способы незаконны?

 
– Сынок, я участвовал в составлении банковских законов моего штата и время от времени выполнял разную работу для Федерального совета по резервным фондам. Я был бы рад побеседовать с вами о банковских законах.

– Замолчи, Энди, – сказал молодому коллеге адвокат постарше. Он повернулся к Нату: – Мистер Уайт, мы не знаем, законны или нет ваши два первых метода.

Но мы знаем, что провести испытательный эксперимент стоило бы нам больших денег. И в то же время, если бы «Способ № 1» и «Способ № 2» стали достоянием широкой публики, это бы вызвало массу неприятностей. Мы хотели бы удостовериться, что подобное не произойдет.

– Вы купили рассказы, объясняющие первые два метода ограбления. В общем, меня считают честным человеком. Я обещаю, что не буду повторно использовать эти же сюжеты.

Молодчик в сером костюме цинично проговорил:

– Может быть, сегодня этого не случится. А как насчет следующей недели? Вы полагаете, что прижали нас к стенке?

– Я просил тебя замолчать, Энди! – в ярости воскликнул адвокат постарше. И снова обратился к Нату:

– Я – Питер Хартмен, – сказал он. – Прошу прощения за своего коллегу. Я принимаю заявление, что вы честный человек, мистер Уайт.

– Все это неважно, – прервал его Ящер. – Как насчет третьего метода ограбления банка? Он такой же подлый, как и первые два?

Уайт мягко возразил:

– Как я уже сказал мисс Мартин, слово «ограбить» не подходит к моим методам, изложенным в рукописях. Способы № 1 и № 2 являются, возможно, неэтичными методами заимствования денег из банка. Третий способ абсолютно легален. Говорю это без малейшей тени сомнения. Можете положиться на мое слово.

Двенадцать банкиров и двенадцать юристов заговорили одновременно. Ящер прекратил шум поднятой рукой:

– И вы хотите сказать, что он так же действенен, как и два первых метода?

– Я уверен в этом.

– Тогда мы покупаем его. По той же цене, что и два первых рассказа, и вам даже ненужно будет писать его. Просто расскажите нам, в чем его суть. И мы дадим вам 500 долларов за ваше обещание никогда не писать других рассказов. – Ящер откинулся в кресле, переполненный сознанием собственного благородства.

 
Питеру Хартмену все происходящее казалось отвратительным балаганом. Натан Уайт покачал головой.

– У меня с собой имеется документ, – сказал он. – Он составлен юристом – лучшим специалистом по составлению контрактов в нашем штате. Он мой близкий друг. Я буду рад позволить мистеру Хартмену просмотреть его.

Смысл этого договора состоит в том, что ваша Ассоциация банков будет платить мне 25 тысяч долларов в месяц пожизненно, и после моей смерти эта сумма будет выплачиваться непрерывно различным благотворительным организациям, которые будут названы в моем завещании.

Зал взорвался криками. Разразился скандал. Мисс Мартин была готова аплодировать и поймала улыбку восхищения на лице Питера Хартмена.

Нат Уайт терпеливо ждал, когда шум уляжется. Когда в зале немного стихло, он продолжил:

– Это слишком большие деньги всего лишь за один рассказ. И поэтому, как оговаривается в контракте, я буду служить в качестве консультанта Ассоциации городских банков. Назовем мою должность «консультантом по социальным связям».

Это красивый титул. Став консультантом, я, конечно же, буду слишком занят, чтобы продолжать писать рассказы. Это тоже оговорено в контракте.

Юрист в сером костюме вскочил на ноги, требуя внимания:

– Что вы скажете насчет Способа № 3? Он объясняется в контракте? Мы должны знать про третий способ!

Нат кивнул:

– Конечно, я расскажу вам о нем, как только контракт будет подписан.

Питер Хартмен поднял руку, призывая к тишине:

– Не подождете ли вы в приемной, мистер Уайт, мы бы хотели обсудить предложенный вами контракт между собой.

 
  
  
Нат ожидал окончания совещания вместе с мисс Мартин.

– Вы выступили потрясающе, – воскликнула она. – Думаете, они согласятся?

– Уверен, что согласятся. Они могут возражать против пункта семь, дающего мне право одобрять или не одобрять все рекламные ролики банка. – В его глазах мелькнул огонек: – Но они так напуганы Способом № 3, что, я думаю, они согласятся даже на это.

Через пять минут Питер Хартмен пригласил их в зал. Уайт предстал перед группой членов комитета, растерявших свое былое самодовольство.

– Мы решили, что наша Ассоциация банков нуждается в консультанте по социальным связям, – объявил он. – Мистер Грейвс, – он кивнул в сторону поникшего Ящера, – и я подписались под вашим документом от имени Ассоциации городских банков.

Между прочим, надо отметить, что контракт прекрасно составлен, в нем нет никаких возможностей для правовых лазеек. Вам, мистер Уайт, осталось только самому подписать его.

Снова вскочил со своего стула Серый костюм.

– Подождите минуту! – закричал он. – Он все еще не рассказал нам о третьем способе!

Натан Уайт потянулся за контрактом.

– Ах да, – пробормотал он, подписав его. – «Три способа ограбить банк. Способ № 3». Ну что ж, вот это и есть третий способ.

Перевел с английского
Максим ДРОНОВ


В избранное (13) | Просмотры: 19641

Комментировать
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.