Который час?
Автор Айзек Азимов   

Вокруг Света
Который час?





П
осле окончания обеда все закурили, и Холстед сказал друзьям:

— Во время наших встреч мы неизменно занимались разгадкой преступлений, и не без успеха. Но нам так и не удалось раскрыть ни одного убийства!

— Для этого нужно, чтобы оно произошло, — сказал Рубин.

— Неужели никто из вас ни разу не сталкивался с загадочным убийством?

Ответом ему было молчание, которое, в конце концов, нарушил Марио Гонзало:

— Я хочу поведать вам одну историю, которая меня непосредственно касается. Три года назад, в конце апреля, была убита моя сестра. В ее квартиру вломились налетчики, скорее всего, наркоманы. Хотели, вероятно, ограбить, но сестра была дома, и ее убили.
— Их поймали?

Гонзало болезненно поморщился:

— Такое случается сплошь и рядом. Что может сделать полиция?
— Наверное, вам тяжело говорить об этом, — вымолвил Холстед.
— Ничего, я расскажу... Я просыпаюсь ровно в восемь утра. Наверное, у меня внутри тикают биологические часы.

Неважно, во сколько я лег, неважно, какой день недели. Даже в воскресенье, когда мне не надо никуда спешить, я все равно просыпаюсь в восемь. — Гонзало на мгновение погрузился в раздумье, затем продолжил: — В ту ночь я спал очень плохо. Включил было телевизор, решил посмотреть новости, но тотчас выключил: ничего хорошего все равно не увидишь.

Часов до четырех утра я метался и ворочался в постели, потом забылся, а в восемь еле встал и, невыспавшийся, поплелся на кухню готовить завтрак. И тут раздался телефонный звонок. В восемь утра, в воскресенье! Разумеется, в такое время звонить могли только родственники, если у них что-либо случилось.

— Кто же это был? — осведомился Дрейк.

— Алекс, муж моей сестры Марджори. Он извинился, что звонит так рано, и спросил, который час. «Десять минут девятого», — ответил я, взглянув на часы, а Алекс объяснил, что поругался с Мардж и хотел бы приехать ко мне. Я согласился, и спустя десять минут он уже сидел у меня на кухне, уписывая завтрак, оставив жену одну дома.

— Получается, что когда налетчики позвонили, она подумала, что вернулся Алекс, и открыла дверь, — подал голос Трамбулл. — Ведь замок не был взломан?
— Нет, не был.

— Восемь утра — не лучшее время для налета, — пробормотал Дрейк.
— Им безразлично, который час, если нужны наркотики.

— И что же было дальше? — спросил Дрейк.
— Алекс жаловался мне на жену, а я убеждал его не принимать все так близко к сердцу, пытаясь объяснить поведение Марджори. Ведь она все-таки была мне сестрой. Я думал, он успокоится и отправится восвояси, но тут телефон зазвонил снова. Это были полицейские.

— А как они догадались, что Алекс у тебя? — удивленно спросил Холстед.

— Они не догадались. Просто позвонили мне, как брату убитой, и сообщили о происшедшем. Мы с Алексом поехали опознавать труп. Алекс был очень расстроен: ночью у них с Мардж вышла шумная ссора, соседи могли слышать.

А в убийстве жены, как вам известно, первым делом подозревают мужа. Разумеется, я сообщил полицейским, что Алекс приехал ко мне двадцать минут девятого, и с тех пор мы не расставались. А убийство, как было установлено, произошло в девять часов.

— Откуда это известно? — спросил Дрейк.

— Соседи слышали шум, потом женский крик. Было девять утра. Полиция сняла с Алекса все подозрения, и он тотчас нализался до чертиков. Спустя неделю Алекс бросил работу. Он казнил себя за то, что ушел из дома, и в конце концов совсем раскис. Вот и вся моя нехитрая история, связанная с убийством.

За столом воцарилось молчание. Наконец, Холстед проговорил:

— Итак, мы исходим из предположения, что Мардж убили проникшие в квартиру наркоманы. А что если убийца был кто-то другой? Возможно, и мотив был другим?

— И кто же это мог быть? — недоверчиво произнес Марио.

— А вдруг у нее были враги? Или спрятанные деньги? — принялся развивать свою мысль Холстед.

Но Марио ответил:

— Деньги если и были, то в банке, и они достались Алексу.
— А если дело в ревности? — спросил Эвелон после некоторого раздумья. — Может, у нее или у Алекса был роман на стороне, вот они и поссорились.

— И Алекс убил ее? — откликнулся Гонзало. — Но у него железное алиби. Во время убийства он был у меня.
— Но убийцей мог быть необязательно Алекс, а, например, любовник Мардж. Или любовница Алекса.
— Глупости!

— А может, ее преследовал кто-то из соседей? — предположил Трамбулл.
— Вряд ли, иначе Мардж непременно сказала бы мне.

— Давайте спросим Генри, — предложил Трамбулл.

Слуга Генри изумленно вскинул брови.

— Я не следователь, — сказал он.
— Вы меня разочаровали, Генри, — с улыбкой сказал Трамбулл.

Все поднялись из-за стола и стали расходиться. Гонзало шел последним. Он остановился, почувствовав легкое прикосновение к плечу.

— Мистер Гонзало, — попросил Генри, — не могли бы вы задержаться?

Когда они уселись у камина, слуга проговорил:

— Вы сказали, что в ту ночь, с субботы на воскресенье, в конце апреля, вам нездоровилось, и вы не стали включать телевизор и смотреть новости.
— Да, я лег в начале первого.

— Я хотел бы обратить ваше внимание на то обстоятельство, что люди, у которых хорошо отлажены биологические часы, и которые, подобно вам, просыпаются по утрам в одно и то же время, дважды в году совершают ошибку.

— Какую же?

— Два раза в год время меняется с летнего на зимнее и наоборот. Так, летнее время вводят в ночь на последнее воскресенье апреля. Той ночью и была убита ваша сестра. Но вы не стали смотреть новости, и никто не напомнил вам, что надо перевести часы.

А если бы вы сделали это, то, проснувшись по вашим биологическим часам ровно в восемь, увидели бы, что механические часы показывают девять.

— О боже! — вскричал Гонзало. — Вы правы! Мне это просто не пришло в голову.

— Об этом следовало бы подумать и полицейским, столь поспешно принявшим алиби, предоставленное вами Алексу.

— Вы полагаете, что он...

— Такое возможно, сэр. Он поссорился с вашей сестрой и убил ее около девяти часов, когда соседи слышали шум. Скорее  всего, это было непредумышленное убийство. Запаниковав, Алекс вспомнил о вас, позвонил и спросил, который час.

Услышав, что десять минут девятого, он сразу же бросился к вам, потому что понял: вы не перевели часы. Если бы вы ответили: десять минут десятого, что соответствовало бы истине, он побежал бы к кому-нибудь другому, кто забыл перевести стрелки.

— И что же мне теперь делать, Генри?
— Не знаю, сэр. Сегодня трудно что-либо доказать: ведь три года прошло. Подумайте, стоит ли вам идти в полицию и ворошить прошлое.

— Вы считаете, что надо идти в полицию? — растерянно переспросил Гонзало.
— Но ведь была убита ваша сестра! — ответил Генри.

В избранное (17) | Просмотры: 8914

Комментировать
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.