По следу маленького лябиба
Автор Сергей Маневич   

 
Лябиб по-арабски – значит, осторожный, чувствительный
 
По следу маленького лябиба





К
огда готовишься к путешествию, размечаешь маршрут – и в воображении окидываешь взглядом объекты, достойные внимания.

Но часто на маршрутной карте уже в пути появляется нечто новое, удивительное, с чем хочется познакомиться во чтобы то ни стало!

Так случилось и в этот раз во время моего путешествия в Сахару

Кто хоть раз был в африканских странах – знает, что объятия знойного воздуха на какое-то время приводят в восторг.

Затем начинают приходить другие чувства…

Выйдя из самолета под палящее солнце, спустя четверть часа я уже с удовольствием нырнул в прохладу одного из тунисских аэропортов.

Пока идут таможенные процедуры, разглядываю содержимое бетонной коробки – зала аэропорта имени Хабиба Бургибы в городе Монастир.

Среди нескольких занимательных вещей обнаруживаю висящий на стене цветной плакат с фотографиями животных, запрещенных к вывозу из страны. Ба, знакомые все лица – как одно, «краснокнижные»: твари ползающие, летающие…

Все, кроме одного. Не припомню, чтобы когда-либо приходилось видеть такого милого и смешного зверька! Большеглазая остроносая мордочка, похожая на лисью, – но почему-то с несоразмерно большими ушами. Тунисский таможенник помог мне с ответом: это фенек!..

 Тогда-то я и вспомнил маленького героя, о котором пишет Сент-Экзюпери в «Планете людей». Описание пустынного лисенка, сделанное великим французским романтиком в главе «Сердце пустыни», было великолепно, – но вот его изображение в книге отсутствовало.

Так и возник, и остался в моем детском воображении фенек маленькой копией нашей лесной лисицы…

Вспомним строки гениального летчика-писателя

«Какое здесь, в пустыне, зверье и чем оно кормится? Скорее всего, это фенеки, песчаные лисицы, хищники ростом не больше кролика и с огромными ушами.

Не могу утерпеть – иду по следу одного зверька. След приводит к песчаному ручейку, на песке четко отпечатался каждый шаг фенека.

Прелесть что за узор оставляет эта лапка с тремя растопыренными пальцами, словно изящный пальмовый листок! Представляю, как на заре мой ушастый приятель рысцой перебегал от камня к камню и слизывал ночную росу.

А здесь следы реже: мой лис бросился бежать. А вот здесь ему повстречался собрат, и они побежали рядышком. Даже удивительно, как приятно мне следить за этой утренней прогулкой. Как отрадно видеть, что и здесь есть жизнь. И словно уже не так хочется пить.

 

Но вот, наконец, и кладовые моих лисиц. Поодаль друг от друга, по одному на сто метров, чуть виднеются над песком крохотные сухие кустики, не выше суповой миски; они сплошь унизаны маленькими золотистыми улитками.

На рассвете фенек отправляется за провизией. И тут я наталкиваюсь на одну из великих загадок природы.

Мой лис задерживается не у всякого кустика. Иные он не удостаивает своим вниманием, хотя они густо унизаны улитками. Иные опасливо обходит стороной. К иным приступает деликатно – не объедает начисто. Снимает две-три ракушки – и отправляется в другой ресторан.

Что это – игра? Может быть, он не хочет насытиться разом, хочет растянуть удовольствие этой утренней прогулки? Нет, едва ли. Игра слишком разумна, ее диктует необходимость.

Если фенек станет наедаться досыта у первого же кустика, за две-три трапезы на ветвях не останется ни одной улитки. И так, переходя от одного кустика к другому, он уничтожил бы все свое стадо.

Но фенек осторожен и не мешает стаду плодиться. Ради одной трапезы он обходит добрую сотню этих редких бурых кустиков, больше того – он ни за что не снимет с одной и той же веточки двух улиток подряд.

Он ведет себя так, будто ясно понимает, в чем таится опасность. Ведь попробуй он наедаться досыта, не заботясь о будущем, скоро и улиток не станет. А без улиток не станет фенеков.

Следы вновь привели меня к норе. Фенек сейчас дома; конечно, еще издали заслышал мои тяжелые шаги и теперь в страхе ждет…».

В Тунисе Экзюпери служил на авиабазе в Ля Марса. К югу от нее, в необъятной Сахаре, герой его «Планеты людей» прочитывает замысловатые следы фенека
В Тунисе Экзюпери служил на авиабазе в Ля Марса. К югу от нее, в необъятной Сахаре, герой его «Планеты людей» прочитывает замысловатые следы фенека

Итак, мое путешествие началось с воспоминания о любимой с детства книге. Теперь не менее важным событием, чем давно запланированный осмотр необычных жилищ берберов, стала для меня встреча с маленьким лябибом.

Таким звучным именем называют фенека в Тунисе. Ушастого пустынножителя здесь чтут, и неспроста. По дороге мне несколько раз встретились его изображения и даже скульптурная композиция: семья лопоухих лисов.

Как удалось узнать у местных жителей, фенек – это символ чистоты и пример в этом смысле для детей Туниса. В школах юному поколению прививают любовь к природе, рассказывая об увлекательных приключениях лябиба…

 Уши фенека – самые большие среди ушей хищников по отношению к величине головы; они достигают 15 сантиметров в длину... или, если угодно, высоту!

Семейка лябибов недаром  вековечена в скульптурах: фенеки – образцы чистоплотности, пример  для детей Туниса
Семейка лябибов недаром  вековечена в скульптурах: фенеки – образцы чистоплотности, пример  для детей Туниса

Лябибовы уши служат своеобразным терморегулятором, помогая избежать перегрева крошечного организма.. Ведь длина взрослого лиса не превышает сорока сантиметров, а вес – полутора килограммов! Это делает фенека похожим на детскую игрушку.

…Чем ближе я подвигался к Сахаре, тем нестерпимее мне хотелось повстречать фенека. Однако шансов на встречу было не так много. Лябиб не выносит длительного прямого солнечного света, поэтому день проводит в норе, которую сам и выкапывает.

Только ночью он проворен; длинные ножки позволяют отлично бегать и прыгать на высоту до 70 сантиметров!

Ночью же можно ознакомиться и с вокальными способностями фенека: он очень «разговорчив» и «певуч». В зависимости от настроения мини-лиса, в пустынной тишине услышишь ворчание или скуление, лай и вой маленького чистюли.

Впрочем, будучи на редкость чистоплотным и питаясь главным образом корнями (изредка – плодами), фенек все же не брезгует падалью. Голод не тетка… Лис тщательно обследует пески, выкапывая себе корм.

Сколько живет фенеков в пустынях Северной Африки, неизвестно никому. Самая большая их популяция обитает в Центральной Сахаре – вероятно, потому, что охотникам за фенековым мехом не с руки преодолевать огромные расстояния по губительному пустынному зною. Увы, есть люди, способные, взглянув в глаза лябиба, тем не менее совершить убийство!..

Однако нередко фенеков ловят живыми и продают, как ручных животных. Ведь лябиб – единственная из лис, которая легко приручается и может жить в человеческом жилище!..

…Чем чаще я думал об милом ушане, тем более был уверен, что повстречаю его на своем пути. И знаете, – так оно и случилось!..


Первая встреча состоялась неожиданно. На дороге, которая пересекает влажный солончак Шот эль-Джерид, мне захотелось сделать небольшую остановку: полюбоваться раскинувшимся безмолвным простором, а заодно и пополнить запасы воды в лавке у добродушного смуглого тунисца.

Но только я захотел покинуть гостеприимного торговца водой, как мое внимание привлек некто, копошившийся и пыхтевший в большой плетеной корзине.

Заметив мое пристальное внимание, хозяин лавки хитровато, предчувствуя, что доставит гостю несколько приятных минут, открыл корзину, запустил в нее руку, и… На свет появился он. Крошечный недовольный лябиб. Точнее, детеныш лябиба. Надо отметить, что у фенеков-малышей мех более светлый...

 Большая ладонь тунисца бережно держала хрупкое ушастое тельце, только длинные лапы беспомощно болтались в воздухе.

Уши-локаторы фенека тоже шевелились, не в силах принять положение, которое сделало бы зверька наиболее «фотогеничным». Впрочем, от этого лябибчик выглядел еще более милым и беззащитным…

 Надвигалась песчаная буря, крепчал ветер, неся мириады песчинок. Рискуя набрать в фотокамеру летящего песку, я все же сделал несколько кадров – и поспешил к автомобилю.

Тем временем маленький фенек стал бережно укладываться в свой дом-корзину. Я успел только взгляд бросить на прощание – и запомнил его большие колышущиеся уши на знойном ветру...

По дороге я все думал: какая же судьба ждет малыша впереди? И, наверное, божество фенеков решило вознаградить меня за добрые мысли.

Несколько дней спустя, уже возвращаясь из страны желтых барханов, я будто в мираже увидел: на вершине дюны стояло целое семейство лисичек!

Через секунду-другую дорога унесла меня дальше на север, – но на душе было хорошо и спокойно. Потому что в моей фотокамере теперь жила маленькая фигурка очаровательного лябиба.


В избранное (29) | Просмотры: 16893

Комментировать
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.