Трон Шивы — Кайлас
Автор Леонид Бойко, Александр Стрельбицкий   

Кайлас. Вид с северо-востока  

Кайлас. Вид с северо-востока

 
Трон Шивы — Кайлас





С
вященную гору Кайлас (в иных произношениях — Кайласа, Кайлаш) можно было бы назвать Олимпом Центральной Азии.

Согласно традиции индуистов, на Кайласе обитает один из богов, входящих, наряду с Брахмой и Вишну, в верховную триаду («тримурти») — грозный Шива, своим танцем «тандава» поддерживающий порядок во Вселенной.

Когда же очередная Вселенная оканчивает свой жизненный путь — кальпу, длящуюся, по тому же учению, 4 320 000 000 лет, Шива ударом своего трезубца разрушает дряхлое мироздание, освобождая место для нового...

Но большую часть своего времени Шива, как великий аскет-йогин, проводит в глубочайшей медитации на снежной вершине огромной горы. Это и есть Кайлас.

Пожалуй, с тех времен, когда появились в Тибете люди, никто так и не поднялся на его вершину (6714 м). Любым попыткам восхождения помешали бы верующие тибетцы. Даже подобраться к подножию Кайласа — немалый труд.

К тому же, путь весьма небезопасен, как выяснили недавно двое киевлян, одними из первых в СНГ проделавших этот маршрут. Предоставляем им слово...

Шива  

Шива

 
Драгоценная Снежная Гора

В
ерующие четырех религий — индуисты, буддисты, джайнисты и приверженцы бон* — считают эту необычайную гору «сердцем мира», «осью земли».

Географическое расположение Кайласа уникально: он находится в отдаленной, труднодоступной местности Западного Тибета и является одним из главных водоразделов Южной Азии.

В районе Кайласа текут четыре главных реки Тибета, Индии и Непала: Инд, Сатледж, Брахмапутра и Карнали.

Ганг также проистекает из этой местности. Народы, проживающие вдоль этих рек, считают их священными; но истоки чтут в еще большей степени...

Название горы звучит на тибетском языке, как Гангкар Тисэ, а в разговорной речи — Ганг Римпоче («Драгоценная Снежная Гора»)

Хотя Кайлас уступает высотой знаменитым восьмитысячникам, он стоит в одиночестве, словно огромный белый часовой, на страже главных дорог, соединяющих Тибет с Индией и Непалом.

Но, даже оставив в стороне все мифологические и религиозные аспекты, можно утверждать, что гора Кайлас необычна во всех отношениях. Она прекрасна и вправду совершенно одинока (других пиков возле нее нет). Ее господство над окружающим ландшафтом неоспоримо.

По мере приближения кажется, что форма горы изменяется с каждым пройденным километром; сначала она похожа на гигантскую пирамиду, затем на женскую грудь и, наконец, на купол.

Ее округлый конус симметричен; из-за горизонтальных и вертикальных полос на склонах Кайлас получил прозвище Гора-Свастика**. Пик вырос из глубин великого, ныне исчезнувшего моря Тетис около 50 миллионов лет назад.


Потала — бывшая резиденция далай-лам в Лхасе, столице Тибета. Сейчас там музей  

Потала — бывшая резиденция далай-лам в Лхасе, столице Тибета. Сейчас там музей

 
Широкое лицо типично для коренных тибетцев  

Широкое лицо типично для коренных тибетцев

 
Мы выбрали один из самых сложных маршрутов

Д
остичь горы можно по одному из длинных и зачастую нелегких маршрутов.

Находясь за пределами мощной стены Больших Гималаев, Кайлас, тем не менее, труднодоступен.

Путешественнику придется столкнуться со многими трудностями; любой путь тяжел и опасен.

Основную роль сыграют ваша выносливость и сила духа...

Считается, что священная гора никого не допускает к себе беспрепятственно: успех в походе могут принести лишь чистота души, терпение, непоколебимое намерение достичь горы и совершить обход вокруг нее.

Зато паломник, готовый к тому, чтобы преодолеть все препятствия, погрузится в атмосферу, которая остается неизменной уже на протяжении многих веков, и обретет ощущение чуда от первозданной, единственной в своем роде тибетской культуры, практически не подвергшейся влиянию современного мира.

Поэтому, несмотря на все тяготы, участие в паломничестве к горе Кайлас или просто путешествие по этой уникальной и изумительно красивой местности, не тронутой цивилизацией, может стать одной из величайших жизненных наград...

Лишь совсем недавно Кайлас стал относительно доступен для иностранцев. Есть четыре основных пути, ведущих к горе: каждый из них проходит вдоль одной из четырех речных долин, расположенных в направлении четырех сторон света.

Мы выбрали один из самых сложных маршрутов. Перед тем, как пересечь с юга китайскую границу, следовало идти 6-8 дней от Симикота до Пуранга пешком по горным тропам, вдоль долины реки Карнали, преодолевая при этом горные перевалы.

К тому же, этот район — зона боевых действий оппозиционных сил Непала (маоистов), борющихся с официальной королевской властью...

Симикот оказался маленьким селением на 20-30 домиков, с небольшим земляным взлетно-посадочным полем (казалось, что с него только что убрали камни), зажатым со всех сторон горами. Нас встретили все жители этого «городка», с интересом наблюдая за новыми гостями и грузом.

В поведении детей можно было угадать их желание помочь поднести наши тюки и получить за это какой-нибудь сувенир. Надо отметить, что на всем нашем пути местные жители вели себя очень радушно и с достоинством; попрошаек, при всей невообразимой местной нищете, здесь практически нет.

Первое впечатление — это очень чистый воздух. С двух сторон нас окружали снежные вершины, поросшие густыми хвойными лесами; а там, где не было лесов, на голых склонах, мы с удивлением увидели рисовые поля. Как их обрабатывают на такой крутизне, — трудно вообразить...

Рисовые поля рядом с селением Покра  

Рисовые поля рядом с селением Покра

 
На высоких перевалах паломники складывают пирамидки из камней и украшают их молитвенными флажками, где написаны мантры  

На высоких перевалах паломники складывают пирамидки из камней и украшают их молитвенными флажками, где написаны мантры

 
Нам не терпелось отправиться в дорогу

Н
ам не терпелось отправиться в дорогу, но некоторые формальности в Симикоте остановят любого на 2-3 часа.

Визовые документы помог оформить прибывший с нами непальский офицер связи.

Затем, следовало нанять местных жителей, шерпов, которые будут везти наши вещи на мулах; договориться с проводником. Всем этим занимался наш гид Прим, — он учился в Советском Союзе.

Здесь для туристов есть площадка, где можно поставить палатки; есть и длинный барак с земляным полом, разбитый на небольшие комнаты, — в нем можно отдохнуть на лежаках.

Пока мы ждем, подходит группа туристов из шести человек, — все они из разных стран, возвращаются уже от Кайласа.

Они рассказали, что в пути 18 дней; гору Кайлас обошли, но ее самое не увидели, поскольку мешали снег и густой туман.

Мы узнали и более печальный факт: в 2002 году на этом маршруте уже погибло 53 человека!

Поскольку у нас не было времени долго готовиться к походу, — шансы пополнить собой список погибших были наверняка...

Кстати, о подготовке к походу на Кайлас.

Для серьезных горных туристов и профессионалов мы ничего нового не скажем, — а вот для тех, кто хочет себя испытать и получить массу сильнейших впечатлений, можем привести слова доктора биологических наук, профессора Павла Белошицкого.

К нему, как к опытному альпинисту и исследователю реакций человека на горные условия, мы обратились за две недели до похода, — по сути, еще не начав готовиться...

Так вот, Павел Васильевич сказал: «Молодые люди, вы не совсем понимаете, куда вы идете; так делать нельзя. Надо хотя бы два месяца на моральную подготовку, даже если вы думаете, что физическая у вас есть.»

Выручила барокамера госпиталя МВД; в ней под руководством опытного врача удалось разбудить внутренние резервы организма.

...Итак, если вы решились идти в Тибет, не покупайте сверхмодные кроссовки, шапки, рукавицы и куртки известных фирм; обходите стороной магазины с дорогими кремами, которые якобы защитят вас от ветра, солнца, холода... не защитят, это мы испробовали на себе!

Лучше достаньте свои старые кроссовки или кеды; привычные ботинки, в которых вы отходили, как минимум, один сезон. Теплые вещи не должны продуваться ветром; рукавицы и вязаная шапочка обязательны для больших высот.

В аптечке, кроме стандартных валидола, аспирина, йода, бинтов, пластырей (их берите побольше!) и перекиси водорода, должно быть средство от кислородного голодания.

Нас выручило местное лекарство, которое мы купили в китайском городе Пуранге.

Следует подумать и о любимых вами продуктах, поскольку местную еду на третий день уже не очень хочется кушать.

Алкоголь вам не пригодится, это точно; лучше взять мед, сухари, сало, перетертое с чесноком, бульонные кубики хорошего качества, шоколад, — словом, то, что вы любите и что долго не испортится.

Тибетский монастырь Гьяндзе. Здесь находится всемирно известная ступа (буддийское культовое сооружение)   Катманду. Тибетский квартал  

Тибетский монастырь Гьяндзе. Здесь находится всемирно известная ступа (буддийское культовое сооружение)

 

Катманду. Тибетский квартал

 
Итак, все было готово

И
так, все было готово: яки, погонщики, документы.

Примерно в 13 часов мы вышли из Симикота.

Нужно отметить, что погода на всем пути была очень благоприятной для похода.

В первый день нам предстояло пройти немного, — десять километров.

Но в горах километры по карте считать нельзя.

Первый подъем метров на пятьсот мы преодолели с песнями, — настроение выплескивается через край, хочется лететь вперед.

Пейзажи, которые открываются со всех сторон, захватывают своей необычайностью.

Внизу шумит бирюзового цвета река. Выше, на скалах, растут самые разнообразные деревья и кустарники: видно, как листва, внизу ярко-зеленая, выше меняет свой цвет на ярко-желтый, а над ней — белые шапки ледников, с которых стекают маленькие ручьи.

По дороге попадаются селения, нанесенные на карту, но состоящие из одного, в лучшем случае из двух-трех домиков.

Судя по всему, в каждом из жилищ проживает род или семья. Семьи очень многодетны. Детишки симпатичные, — общительные и смышленые.

С собой мы прихватили для них мелкие сувениры. Больше всего потрясли маленьких горцев воздушные шары. Один малыш привел даже маму, чтобы ей тоже дали воздушный шарик.

Тропа, по которой пролегает маршрут, в среднем шириной метра два. Местами камней не очень много, — а дальше одни валуны; порой тропинка проходит через вырубленное в скале отверстие, а то и вообще отсутствует, и нужно лезть на скалу.

Учитывая ограниченность нашего времени, мы хотели пройти маршрут до Пуранга не за обычные для этой дороги 6-8 дней, а всего за четыре дня.

Шли от восхода до заката; останавливались, чтобы сделать съемки, искупаться в ручье или очередном водопаде, — их встречалось на пути бесчисленное множество.

Вкус воды в Гималаях запомнится на всю жизнь, — ее надо попробовать; купание же длится не более десяти секунд, холод пронизывающий...

Из-за нашей торопливости шерпы все время отставали; один раз, ожидая их, нам пришлось ночевать в скалах у горной реки.

Вся теплая одежда осталась у шерпов; при нас были только небольшие рюкзаки, в них по одному свитеру... а температура ночью 3-5 градусов.

Слава Богу, успели до темноты набрать шишек для костра, — потому как туземцы, ходящие по тропе, давно собрали все дрова, — наломать себе зеленых веток и нарвать травы на постель...

На третий день был, пожалуй, самый тяжелый переход — и по длине, и по сложности. Прежде всего, затяжной подъем — километра два.

Правда, потом идет ровная дорога по плато, но сил уже не хватает; идти приходится на автомате, ноги горят от волдырей; как оказалось, не только у нас. На привале, позаботившись о себе, мы лечили также нашего проводника, который истер ноги в кровь.

Встречались нам, к сожалению, и люди, вооруженные настоящим армейским оружием, те самые маоистские повстанцы.

Со всех иностранцев они взимают дань — либо деньгами, либо «натурой», отняв фото— или кинокамеру.

Не обошла эта напасть и нас, — но, уплатив 300 долларов выкупа, мы получили сопроводительную бумагу о том, что внесли деньги и можем двигаться дальше беспрепятственно.

На перевале у Бирюзового озера  

На перевале у Бирюзового озера

 
Бирюзовое озеро — сердце Тибета. Простирается более, чем на сто километров. Считается, если высохнет это озеро, то Тибет умрет  

Бирюзовое озеро — сердце Тибета. Простирается более, чем на сто километров. Считается, если высохнет это озеро, то Тибет умрет

 
Трон Шивы все ближе

В
ечера в октябре достаточно холодные и ветреные. Поэтому, после дневного перехода, мы старались поскорее забиться в палатку, попить чаю.

Тех сил, что оставались, хватало лишь на то, чтобы слегка пошутить друг над другом...

Последний день похода к китайской границе. Идем по дороге, сделанной трактором.

Но не обольщайтесь, этот участок даже местные жители считают очень трудным.

В конце длинного подъема оказываешься на перевале высотой в 4,7 тыс. м.; кругом голые скалы, дует очень сильный ветер.

И все же, наступает чувство облегчения, и даже залеченные волдыри не так болят.

Первая половина пути пройдена!

Вот спустимся еще на километр вниз, — а там граница; там должен ждать джип, который отвезет нас в Пуранг, где мы хоть один день нормально поспим перед решающим походом к Кайласу...

За перевалом — горная пустыня... Пройдя сто метров, видим дальнейший путь, — и к горлу подступает не то ком, не то мат. Маршрут, обозначенный на карте, как трехкилометровый, на самом деле занимает километров десять; а спуск такой, что пройденный подъем кажется просто легкой прогулкой...

Коленные связки не выдерживают; вот-вот сорвешься вниз. Но всему приходит конец... Через четыре часа мы на границе. Джипа нет, приходится ждать. В последний раз купаемся в реке Карнали, отдыхаем...

Мы были третьей иностранной группой за год, проходившей через эти опасные места. Подъем на высокие перевалы, ведущие к Тибету, — не просто акклиматизация, а своеобразное посвящение.

Как утверждают верующие, таким образом стирается «ложное эго» паломника, его чувство собственной неповторимости, собственного уникального Я.

Таким образом, человек приходит в состояние, наиболее благоприятное для восприятия тайной сути «страны богов»...

Наконец, приходит джип, и мы направляемся в Пуранг. Это древний город у подножия горы Немо Наньи; в нем на протяжении многих сотен лет собирались непальские торговцы и тибетские паломники.

Путешествие к Кайласу по Тибету, кажется, проводит наблюдателя по ранним стадиям мировой эволюции: сначала природа предстает в прекрасной наготе — яркие, словно драгоценные камни, скалы и склоны гор лишены каких-либо признаков растительности, словно в дни сотворения мира.

Потом появляются простые жилища, вполне подобные древним постройкам, и крошечные возделанные поля...

Затем путь паломника преграждает горный массив Гурла Мандхата: говорят, он тоже имеет свастикообразную форму. А уж за ним, за крутым перевалом вас встречает сияющая ледяная вершина самой святой горы...

Священное озеро Манасаровар. За ним — горный массив Гурламандхата, хребты которого расположены в виде свастики  

Священное озеро Манасаровар. За ним — горный массив Гурламандхата, хребты которого расположены в виде свастики

 
Александр Стрельбицкий на перевале Дролма Ла  

Александр Стрельбицкий на перевале Дролма Ла

 
Парикрама

О
днако, перед ней находятся священные озера-близнецы Манасаровар (высота 4600м) и Ракшас Тал (4584м), имеющие форму Солнца и Луны.

По легенде, озера, соответственно, связаны с силами света и тьмы...

Восточное озеро, Манасаровар (тиб. Тсо Мафам — «Непобежденный»), является самым высоко расположенным на Земле водоемом с пресной водой.

Но вода в нем не просто пресная; анализы подтверждают, что она необычайно чиста и остается такой уже много тысячелетий.

Большую часть года в озере отражается огромный купол горы Кайлас.

Красота озера поражает; необычайно богата окраска вод, от прозрачно-синей около берегов до изумрудно-зеленой ближе к центру.

Манасаровар окружают восемь буддийских монастырей.

По религиозным представлениям, озеро вместе с обителями — образ великого Колеса Жизни с восемью спицами.

Верующие совершают здесь парикраму, священный обход, занимающий от четырех до шести дней. Путь через все восемь монастырей равен благоприятному повороту Колеса, дающему шанс на скорое освобождение от новых воплощений — желанную для любого буддиста нирвану...

Другое предание гласит, что именно здесь находится земной рай и в нем произрастают травы, лечащие от всех болезней духа и тела. Действительно, в окрестностях Манасаровара растет много видов лекарственных растений; здесь же бьют целебные радиоактивные источники...

Само озеро богато форелью, карпами и другими пресноводными рыбами. На берегу можно найти высохших рыб, которые также высоко ценятся; говорят, что можно облегчить роды, съев лишь маленький кусочек такой рыбы.

Для паломников обязательно омовение в Манасароваре — оно избавляет от грехов и очищает перед посещением Кайласа. Хотя было холодно, а температура воды составляла всего +2 градуса, основной состав нашей группы совершил этот обряд...

По сравнению с Манасароваром, западное озеро — Ракшас*** Тал — пользуется гораздо худшей репутацией. Озеро и вправду напоминает полумесяц; его считают воплощением сил тьмы, ночи и «темной» стороны сознания, необходимой, однако, для жизненной завершенности.

Манасаровар представляет собой положительное начало; Ракшас Тал — отрицательное: но, подобно «ян» и «инь» китайской философии, эти начала не являются взаимоисключающими, а переходят друг в друга.

От Манасаровара до Дарчена (небольшое селение у южного основания горы, в котором начинается и заканчивается традиционная парикрама вокруг Кайласа) мы добрались всего за несколько часов и начали готовиться к обходу горы.

Благодаря глубоким долинам вдоль основания пика, паломники могут пройти этот маршрут за три-четыре дня, что нетипично для высокогорного мира Тибета и Гималаев.

Например, чтобы обойти гору Эверест (Джомолунгму), понадобилось бы три недели...

Ортодоксальные тибетцы обходят Кайлас от трех до 13 раз; однако, кое-кто из практикующих тибетский бег в состоянии транса совершает парикраму вокруг Кайласа всего за один день!

Это, однако, не вызывает здесь всеобщего восхищения: подобного загипнотизированного бегуна называют «кхи-кор», т. е., «бегающий вокруг, как собака»...

Первое место молений по ходу парикрамы. В этом месте виден южный склон Кайласа  

Первое место молений по ходу парикрамы. В этом месте виден южный склон Кайласа

 
Субурган — священный знак религии бон  

Субурган — священный знак религии бон

 
Никто не может приблизиться к трону богов

Д
ругие великие энтузиасты совершают парикраму еще более экстремальным, но чрезвычайно долгим способом: простиранием****.

Они измеряют путь своими собственными телами, вытягиваясь на земле по всей длине дороги.

Конечно, при этом тщательно заворачивают свое тело, чтобы не пораниться о каменистую землю...

Этот трудоемкий и болезненный обход занимает от 15 до 25 дней.

Считается, что одна парикрама вокруг горы Кайлас очищает от грехов вашу нынешнюю жизнь; десятикратный обход делает наилучшей карму, т. е., индивидуальную «программу», определяющую будущее воплощение, а сто восемь парикрам ведут к нирване.

Каждый участок этого пути исполнен символов и религиозных ассоциаций...

Паломники, направляющиеся к святой горе, верят в то, что перед ними центр мира, ось, которая соединяет небеса, землю и ад; единственное место, где возможна духовная трансформация.

Но никто не может приблизиться к Трону Богов или обойти мандалу Шивы-Разрушителя — средоточие высшей реальности называют по-разному — без риска для жизни или умственного здоровья.

Тот, кто истово совершает парикраму, проходит полный жизненный цикл, во время которого можно испытать символическую смерть — а то и не символическую, как те 53 погибших в течение года и Бог знает, сколько еще до них...

Из Дарчена по кругу парикрамы мы отправились рано утром, позавтракав лишь тибетским чаем. Широкая тропа ведет на северо-запад. Паломники всех верований, кроме представителей бон, совершают парикраму по часовой стрелке.

По ходу движения южная сторона Кайласа (Сапфировая сторона) видна из нескольких мест, а между горой и озерами Манасаровар и Ракшас Тал открываются великолепные виды равнины Барка.

Расстояние от Дарчена до первого места поклонения составляет около шести километров. В этой точке впервые открывается полная панорама южных склонов горы.

Двигаясь на запад, как бы к закату жизни, именно здесь паломники должны оставить то, что они хотели бы навсегда позабыть в своем прошлом.

Мы не были готовы к такому повороту и с трудом нашли у себя предметы, связанные с не совсем приятными прошедшими событиями...

Затем паломники развешивают молитвенные флаги и просят о покровительстве богов, дабы те благословили предстоящее путешествие вокруг горы, к символическому концу жизни и возрождению.

Флагшток Тарбоче  

Флагшток Тарбоче

 
Вид на монастырь Чуку Гомпа  

Вид на монастырь Чуку Гомпа

 
Тарбоче

Д
алее дорога поворачивает на север и выходит к долине Лха Чу. Скалы приобретают фантастические очертания.

Причудлив каньон, чьи склоны сложены из красных, оранжевых, розовых слоев...

Навязчивое чувство боязни сопровождает вас на этом промежутке парикрамы.

Но через час небыстрой ходьбы мы подходим к Тарбоче — Великому молитвенному флагштоку, флаг на котором обновляют в день полнолуния четвертого лунного месяца, во время праздника, посвященного Просветлению Будды.

После того, как флаг полностью поднят, тибетцы рассматривают его положение, ибо оно предвещает будущее.

Если он реет в сторону Кайласа, — значит, местным жителям предстоит пережить голод, болезни и, возможно, чью-то безвременную смерть.

Если же флаг направлен в обратную сторону, возникает тревога.

Над Тарбоче нависает огромный плоский скалистый выступ из красного камня. На его поверхности высечено множество молитв и мантр.

Именно сюда, как утверждают верующие, и прибыл Будда со своими 500 учениками из Индии.
Говорят, что они попали в это место, использовав свои сверхъестественные силы и пролетев над Гималаями.

Значимость Тарбоче связана со святостью близлежащего кладбища Драчом Нгагье Дуртрё (Восьмидесяти Четырех Махасиддх*****), расположенного на хребте к востоку от флагштока. Это кладбище известно благодаря месту, оставленному специально для умерших монахов и лам.

В окрестностях есть пещеры, где останавливались великие наставники древности. Паломники приходят сюда, чтобы оставить здесь что-то личное в качестве жертвоприношения, — но уже не лишнее, а необходимое...

Из-за многочисленных «небесных похорон» (без погребения трупов), проводимых на протяжении веков, воздух здесь зловонен. У основания кладбища течет маленький ручей с кристально чистой водой. Тибетцы верят, что благочестивые люди могут сквозь него увидеть подземное озеро...

С кладбища дорога спускается к природной арке Чортен Кангний. Прохождение под ней избавляет от прежних грехов.

Еще через час-полтора ходьбы слева от долины открывается монастырь Чуку Гомпа, в котором есть много чтимых памятников и ритуальных атрибутов.

Рядом с монастырём — пещеры для медитации и священные источники...

Западная сторона Кайласа с «вогнутым зеркалом»  

Западная сторона Кайласа с «вогнутым зеркалом»

 
Тибетские паломницы на подходе к монастырю Чуку Гомпа, во время обхода большой парикрамы Кайласа  

Тибетские паломницы на подходе к монастырю Чуку Гомпа, во время обхода большой парикрамы Кайласа

 
Вверх по долине

Д
алее дорога идет вверх по долине; взгляду предстает во всем своем суровом великолепии западная сторона Кайласа.

Склон горы здесь имеет особые очертания, чем-то напоминающие кольца Сатурна.

Похож он также на огромное вогнутое зеркало, влияние которого, кстати, ощутили на себе все участники нашего похода.

По преданию, эта впадина сжимает время; перед ней все прошлые, настоящие и будущие поступки человека видны, как на ладони...

Двигаясь дальше, паломник проходит через участок, трактуемый, как некое чистилище. Его мы преодолевали с большими трудностями.

Ноги вдруг стали ватными, силы покинули тело, каждый шаг казался проблемой...

Лишь когда зеркало склона в ходе движения перекрывали скалы из красного камня, — становилось немного легче.

Несколько часов ходу, и мы проходим мимо Трех Вершин Долговечности, находящихся на противоположной стороне долины.

Они считаются воплощением трех божеств: Будды Амитабы, Белой Тары и Виджаи. Справа над дорогой скала становится гладкой, похожей на гигантское сидение, также достойное бога...

Позднее дорога поворачивает на восток; отсюда пик горы Кайлас похож на четырехгранную пирамиду. Вверх по долине виден монастырь Дрира Пхук. Еще километр, и открывается панорама северной части горы.

В отличие от южной стороны с ее гладкими склонами, обычно покрытыми снегом, северная представляет собой практически вертикальную черную скалу высотой около 1520 м. Лишь кое-где на ней лежит снег, образуя овалы, подобные глазам, расположенным вдоль длинных горизонтальных полос...

Все это венчает практически круглый купол вершины, по бокам которого находятся две симметричных горы-стража.

В этом месте нас настиг сильный снегопад. Мы поставили палатки и остановились на ночевку. Впереди нас ждали кульминационные пункты парикрамы, в том числе труднейший перевал Дролма Ла (высота 5760м).

Дорога вела по каменистым уступам. Слева от нее вставали пирамидальные гранитные плиты, испещренные трещинами. То была Шама Ри, немаловажная для паломников местность на пути обхода горы Кайлас. Они полагают, что, может быть, именно так выглядит ад, и молятся здесь о том, чтобы избежать последнего...

Скоро мы прошли мимо огромной кучи одежд, посуды и личных принадлежностей. Богомольцы оставляют здесь также собственные волосы и зубы...

Это — Шиватшал, место смерти. Паломники верят, что здесь они входят в ужасный мир Дордже Джигдже — бога Смерти, перед тем, как возродиться на вершине Дролма Ла. В жертву приносят хотя бы немного крови, — например, режут палец или расцарапывают десны.

Таким образом, паломник отрешается от преданности своему телу и земной жизни, и смерть перестает быть предметом страха.

В так называемой Яме Смерти, между двух скал, многие ложатся в позу покойника и мысленно представляют свое загробное путешествие после выхода души из тела, перед следующим воплощением.

Паломники при обходе парикрамы  

Паломники при обходе парикрамы

 
Необычная структура снега на перевале образована сильным ветром. На снегу заметны тибетские деньги, оставленные паломниками  

Необычная структура снега на перевале образована сильным ветром. На снегу заметны тибетские деньги, оставленные паломниками

 
Пересечение седловины Дролма Ла

З
а Шиватшалом есть место с множеством вырытых паломниками ям: они считают здешнюю землю особой и забирают с собой небольшое ее количество в форме таблеток.

Не минуешь во время парикрамы и других точек поклонения.

Вот крупное, красноватого цвета образование на скале, известное под названием Шиндже Мелонг — Судное Зеркало Шиндже.

Оно обладает способностью определять, сколько грехов совершил человек.

Немного далее располагается Бардо-Транг — большой камень, под которым есть узкий лаз.

Если, пробираясь по нему, вы застреваете, — значит, на вашей совести слишком много грехов.

Вообще-то, это испытание следует проходить лишь после 12-кратного обхода горы, но многие паломники идут на это уже в первый раз. Мы не рискнули...

Продвигаясь дальше, встречаешь белый камень с красной отметиной, похожей на меч.

Здесь также есть лазы, определяющие степень греховности.

Первый проход — самый узкий, он символизирует странствие по аду. Протиснувшись через него, что весьма непросто, можно очень приблизиться к праведности...

Выше на подъеме ждет камень, на поверхности которого надо найти три маленьких дырочки. Эти дырочки, смазанные маслом, предназначены специально для того, чтобы испытать преданность паломника его родителям (важная буддийская добродетель).

Закрыв глаза, следует попытаться попасть в одну из них пальцем. Если палец попадает в нижнюю дырочку, — значит, человеку необходимо больше стараться, чтобы отплатить за родительскую любовь; если в верхнюю — стало быть, он хороший сын...

Крутая извилистая тропа приводит к Тсечу, Источнику Долголетия Гуру Римпоче. Он показывается и пропадает под каменными плитами. Паломники опрыскивают этой водой головы, пьют ее и набирают в сосуды. Попили ее и мы — и двинулись дальше, на перевал.

Пересечение седловины Дролма Ла — аллегория перехода из нынешней жизни в новую. Здесь паломник возрождается; все его грехи прощены благодаря состраданию Дролмы — богини Милосердия.

Считается, что каждый из камней тут наделен тремя качествами: разумом, телом и речью. В центре перевала находится гигантский камень кубической формы, имеющий название Пхаванг Мебар.

На нем собраны в пирамиду меньшие камни, которые поддерживают флагшток. От вершины последнего отходят длинные веревки с навешанными на них молитвенными флагами.

На самом камне и вокруг него — скопления одежды; волосы, приклеенные к скале с помощью масла, клыки и скальпы животных, множество других предметов.

Поверхность глыбы исписана мантрами, а немного над землей — как бы нарисованный самой природой, священнейший знак буддистов и индуистов «Ом».

Паломники собираются у этого камня, в высшей и самой святой точке парикрамы, чтобы отдохнуть и совершить определенные обряды. Незнакомцы становятся здесь близкими и клянутся на всю жизнь оставаться братьями и сестрами.

Здесь обильнее, чем в других священных местах на пути обхода горы, богомольцы смазывают поверхность камней маслом (обычное жертвоприношение), а затем оставляют какую-то личную вещь. Но на перевале они берут еще и что-нибудь на память для себя. Они верят, что любые предметы, побывав тут, приобретают защитную силу.

На Дролма Ла читают вслух священные тексты, молитвы, мантры. Существует также обычай поедать на этом привале самую лучшую пищу. Это должно привести к дальнейшему процветанию и обеспечить едой в будущем.

Кстати, на перевале обычно ищут знаки, которые поведали бы о грядущем. Важная примета — появление черного ворона. Внимательно следят, как птица приземляется.

Если это происходит спокойно и сопровождается приятным для слуха звуком, издаваемым птицей, — остаток пути должен пройти без затруднений. Если же ворона падает камнем вниз, — ждет опасность; в этом случае следует совершать специальные долгие ритуалы.

На Дролма Ла мы встретили тибетского шамана, исполнявшего положенный обряд. Умело управляясь со своим ритуальным барабаном, он время от времени подпрыгивал на коленях и, обращаясь к священному Кайласу, читал мантры.

Тибетцы потом объяснили нам, что это также хороший знак на будущее.

Леонид Бойко в компании с 93-хлетним тибетским шаманом  

Леонид Бойко в компании с 93-хлетним тибетским шаманом

 
Национальный непальский ансамбль. Селение Нагаркот  

Национальный непальский ансамбль. Селение Нагаркот

 
Тибетский мальчик у своего жилища  

Тибетский мальчик у своего жилища

 
Великая гора пустила нас в свое Святилище

З
а перевалом открылось священное Йокмо Тсо, озеро Сострадания.

В этом месте, уже идя к своему возрождению, следует быть предельно осторожным, так как велика вероятность, что давно забытые прошлые деяния могут в любой момент вылиться в несчастный случай, болезнь или смерть.

Озеро расположено на высоте 5608 м и является одним из самых высокогорных в мире.

Паломники различных религий ведут себя здесь по-разному: индийцы купаются в озере, а тибетцы, наоборот, считают погружение осквернением священных вод.

Вместо этого они совершают небольшое омовение — берут немного воды из озера и смачивают ею свои головы.

Осторожно спускаемся вниз, с валуна на валун. Последние крутые ступеньки, и мы — в долине Лхам-Чукир, с северо-восточной стороны Кайласа.

Идти здесь намного легче и приятней. Мы ведь возродились для новой жизни!..

В получасе ходьбы от подножия перевала находится Чакстал Ганг — третье место поклонения на пути парикрамы.

Здесь открывается замечательный вид на восточную сторону Кайласа. Поблизости — камень со странным природным углублением, напоминающим след человеческой ступни.

Говорят, это отпечаток ноги Будды-Целителя (Менлха Шабдже). Неподалеку есть еще один камень, именуемый Мен Кхук — Медицинская Сумка Будд-Целителей.

От него отламывают и уносят кусочки, якобы имеющие лечебный эффект...

Хорошей славой пользуется и вода близкой реки Менлунг Чу — по рассказам, она особенно эффективна при лечении желудочных заболеваний.

Еще немного ходу по пологому спуску долины, и мы возле монастыря Зутрул Пхук. Это третий монастырь на большом круге парикрамы, — а всего их вокруг Кайласа пять.

Дело в том, что, кроме большого кольца, существует еще малое, внутреннее, совсем близкое к Трону Шивы.

Там еще два монастыря. Но малый круг паломнику дозволено проходить лишь после того, как он одолеет тринадцать внешних, больших парикрам...

Вокруг монастыря — множество камней, на которых высечены мантры. Над входом — расположенные в ряд овечьи кости, также с молитвенными текстами.

Внутри, на алтаре, изображен трезубец (священный знак буддистов и шиваитов); он предположительно принадлежал Миларепе, одному из самых чтимых религиозных деятелей Тибета (ХІ - ХІІ вв.).

Этот трезубец и каменная статуя Миларепы в пещере Зутрул Пхук являются тут предметами наибольшего поклонения. Набожные паломники обходят вокруг монастыря, эта маленькая парикрама занимает около трех часов.



Ниже по склону находится убежище для паломников, где остановились и мы — попить тибетского чаю. Здесь обычно странники остаются на ночлег.

Вечерело. Но мы, «возрожденные», чувствовали прилив сил и готовы были идти дальше. До конечного пункта, Дарчена, оставалось еще 11 километров...

Перейдя вброд несколько маленьких ручейков, мы достигли Джинлаб Друбфук (Пещеры с Освященной Материей). В ней, по поверью, и земля, и вода чудодейственны.

Считается, что подводные камни из этих ручьев помогают излечивать глазные болезни...

Поблизости местность испещрена ямами. Их вырыли верующие, разыскивая еще один род «чудесных» камней. Найдя такой камешек, паломник просверливает в нем дырочку и носит талисман на шее или хранит в семейной сокровищнице.

Верят, что такие камни предотвращают паралич, эпилепсию и другие заболевания. Каменную крошку добавляют в напитки — в качестве противоядия...

Наконец, мы видим знакомую (с обратной стороны), великолепную панораму огромной равнины Барга, массивные очертания гор Гурла Мандхата и «лунное» озеро Ракшас Тал.

Это последнее место поклонения на парикраме. Здесь река Жонг Чу вытекает из ущелья и далее течет по равнине.

Еще полчаса ходу мимо длинных каменных насыпей-мани, и мы подходим к реке Дарчунг, текущей на север и на юг от южной стороны Кайласа. По деревянному мосту пересекаем реку... и вот она, конечная точка мистического пути, монастырь Дарчен!

Великая гора пустила нас в свое святилище; мы завершили парикраму и направляемся домой.

По дороге домой набожный буддист поведал нам, что паломникам, совершившим парикраму вокруг Кайласа в год Лошади, — а именно таковым и был 2002 год, — один обход засчитывается за тринадцать! Итак, теперь нам можно идти на внутренний круг и выполнять священнейшую малую парикраму у самого подножия Трона Богов...

Но это уже будет другая история.
* Бон — букв. «заклинать», «призывать» — одна из религий Тибета, сложившаяся на основе древнего шаманизма с примесью буддийских и иранских элементов. (Прим. ред.)

** Истинное значение символа свастики (др.—инд. «связанное с благом») искажено немецко-фашистскими спекуляциями ХХ века; это — бытовавший у многих культур Евразии знак солнцеворота («шагающее солнце»), благоденствия и процветания. В буддизме — символ вечного закона дхармы. Фигурировала и в раннем христианстве. (Прим. ред.)

*** «Ракшас» на санскрите — демон. (Прим. пер.)

**** Этим способом, называемым «дандават» («подобный жезлу»), обходят или, вернее, обползают священные маршруты-парикрамы многие верующие во всей Индии. Интересно, что у православных богомольцев практиковался похожий обход известного озера Светлояр в Заволжье, где якобы находится «невидимый град Китеж». (Прим. ред.)

***** Махасиддха — в индийской традиции, человек, достигший полного совершенства во владении чудесными способностями: делаться малым или большим, легким или тяжелым, мгновенно перемещаться в любую точку пространства, силой мысли управлять событиями и т. п. (Прим. ред.)


В избранное (13) | Просмотры: 44513

Комментировать
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.