Каменные пришельцы встретились в Уручье
Автор Игорь Дмитрук, Александр Суханов   
Этой своеобразной карте Беларуси, созданной по инициативе академика Г. И. Горецкого по научной значимости и совершенству исполнения нет подобных в Европе

Этой своеобразной карте Беларуси, созданной по инициативе академика Г. И. Горецкого по научной значимости и совершенству исполнения нет подобных в Европе. Ее можно обойти по специальным тропам.  Маленькое рельефное подобие страны одновременно является Экспериментальной базой валунов Института геологических наук. Каждый из камней уложен в том географическом районе, откуда был взят. На снимке — центральная и западная части карты

Памяти академика Гавриила Ивановича Горецкого (1900-1988).
10 апреля с. г. ему исполнилось бы 107 лет...

Каменные пришельцы встретились в Уручье

Н
асколько фантазия способна перенести человека вглубь времен? Кажется, литература давно ответила на этот вопрос: возможности воображения беспредельны; обладая необходимыми знаниями, талантливый автор воспроизводит любую эпоху до мельчайших подробностей.

Разве и вы, читатель, не встречали с волнением в душе зарю Бородинской битвы вместе с героями Льва Толстого; не выходили на римскую арену вместе с обреченными на смерть гладиаторами, читая роман Рафаэлло Джованьоли?..
  
   
Но в том-то и дело, что без глубокого постижения описываемой поры подобный эффект «перенесения» невозможен.

Нам самим, создателям и жертвам торопливой нынешней жизни, недосуг узнавать правду о давно прошедших годах, проникаться их настроением в библиотеках и архивах.

А нынешние авторы популярных сочинений, действие которых отнесено к минувшему, чаще всего впадают в самый непростительный дилетантизм.

Из-под их пера выходят скорее мелодрамы со вполне современными персонажами, лишь более или менее умело наряженными в костюмы предков...

Увы, серьезные научные изыскания требуют труда и оттого непопулярны.

Мало кому ведомо, что истинное наслаждение дает лишь свой собственный, не внушенный литературой, взгляд на историю. Работа с первоисточниками дает блаженство бесчисленных маленьких открытий...

Но как же, при всем желании трудиться и узнавать истину, — как «перенестись» в эпохи, о которых по определению не может быть никаких рукотворных сведений?

В те времена, когда и человек-то еще был наполовину зверем... а может быть, жили его общие предки с приматами? Ни летописей, ни хроник; лишь скупые данные раскопок, дающие повод для самых необузданных фантазий...

Как же выглядели сотни тысяч, миллионы лет назад те места, где позднее сложилась пестрая и противоречивая мозаика восточнославянского мира, а ныне проживаем мы с вами? У кого спросить?..

А вот они, оказывается, — совсем рядом, немые, но притом красноречивые свидетели великих оледенений и катастрофических таяний, наступлений тундры и возвращений леса!

Вот уже больше века их подвергают всестороннему изучению, «спрашивают» самыми хитроумными приборными способами.

Но, подобно седым старцам-вещунам, волхвам из древнерусских градов, они открывают свои секреты, не торопясь, и лишь самым усердным, самым достойным.

Валуны...

 Знаменитый Борисов Камень у стен Софийского собора в Полоцке до сих пор остается народной святыней, каковой он был во времена язычества. Ему поклоняются, у него просят защиты от бед и исполнения желаний  

Знаменитый Борисов Камень у стен Софийского собора в Полоцке до сих пор остается народной святыней, каковой он был во времена язычества. Ему поклоняются, у него просят защиты от бед и исполнения желаний

 
Упали из космоса или принесены айсбергами?

Когда-то ими была обильно усеяна земля наших пращуров: север Украины, северо-западная часть России и, практически, вся Беларусь.

Края те были и без того суровы, с длинными зимами и не слишком плодородною почвой; а тут еще громадные камни, мешающие пахать и сеять!

«Пенья-коренья повыкорчую, камни-валуны повыбросаю!» — говорит в былине Илья Муромец, приступая к крестьянскому труду...

Потому-то прадеды-язычники, да и ранние христиане, всерьез считали глыбины на полях даром злых духов или нечистой силы.

По одной легенде, их оставило племя силачей-великанов, как память о своих охотах или войнах; по другой, «благочестивой», валуны разбросал дьявол, чтобы насолить Богу, покровительствующему крестьянам.

Не обошлось, конечно, и без версии о небесном происхождении глыб: как же иначе вдали от гор, среди чиста поля могли появиться серые громадины?..

Когда пришел на наши огороды картофель, деревенские фантазеры тотчас придумали, что круглые камни, очень похожие на «земляное яблоко», сами вырастают из почвы... В любом случае, валуны казались чем-то чуждым, существующим вне обычных законов природы.

Пращуры наши и без геологических справочников уразумели, что камни-исполины — иного состава, чем местные.

  Песчаный валун в морене (Гродненская область). Слева направо: С. Д. Астапова, А. Ф. Санько, Г. К. Хурсевич, Л. А. Боброва, академик Г. И. Горецкий, Р. В. Шемпель.
 

Песчаный валун в морене (Гродненская область). Слева направо: С. Д. Астапова, А. Ф. Санько, Г. К. Хурсевич, Л. А. Боброва, академик Г. И. Горецкий, Р. В. Шемпель.

  На дне ложбины, приютившей коллекцию валунов-пришельцев
 

На дне ложбины, приютившей коллекцию валунов-пришельцев

  Фрагмент аллеи валунов — наиболее оживленной части Экспериментальной базы валунов в Минске
 

Фрагмент аллеи валунов — наиболее оживленной части Экспериментальной базы валунов в Минске

Да и молодая наука дальше не пошла, также объявив валуны пришельцами, вот только неведомо — откуда...

Округленным глыбам, вросшим в почву среди наших родных ельников и березников, присвоили латинское название эрратических — от слова erraticus, «блуждающий».

Тем временем настал век XVIII, с его астрономическими открытиями и обострившимся интересом к Космосу.

Ученые, строившие все более серьезные гипотезы о происхождении планет, обратили внимание на странные, будто ниоткуда взявшиеся глыбины в полях.

Появились версии о том, что валуны заброшены на Землю из межпланетного пространства — то ли вследствие катастрофического распада небесных тел, то ли в качестве «бомб» из лунных вулканов (гигантские кратеры нашего спутника считали вулканическими).

Однако через небольшое время первые российские геологические экспедиции принесли другие вести.

Валуны, изученные на западе империи, а также в немецких землях, походили своим составом на горные породы из некоторых районов Финляндии и Скандинавии.

Теперь уже следовало решать вопрос, каким образом многотонные глыбы оказались за тысячи километров от родных мест.

Знаменитый французский естествоиспытатель, один из первых палеонтологов, Жорж Кювье создал в начале XIX века свою «теорию катастроф», объяснявшую смену ландшафтов и биоценозов на Земле периодически повторяющимися катаклизмами масштаба Всемирного потопа.

Такое объяснение хорошо подходило и к судьбе каменных бродяг: многие геологи, в том числе и русские, писали о могучих водных потоках, которые в доисторический период несли с севера Европы на юг тысячи подхваченных ими глыб.

Свой вариант путешествия валунов предложили великий Чарлз Дарвин и английский натуралист Чарлз Лайель: по их мнению, куски породы были перенесены на огромные расстояния плавучими айсбергами и льдинами.

Наконец, над всеми прочими объяснениями возобладала теория движущихся ледников (подробнее мы о ней расскажем ниже). Впервые в России ее обосновал замечательный биолог-эволюционист Карл Рулье.

Богатейший научный материал в пользу ледниковой теории собрал и Петр Кропоткин, выдающийся географ и геолог, которого у нас помнят главным образом, как революционера и теоретика анархизма.

По мнению князя Кропоткина, нарисовавшего убедительную картину европейских материковых оледенений, валуны никак не могли быть перенесены туда, где они находятся, волнами морей или айсбергами: вода просто не проникала в эти районы.

Так же полагал и другой видный геолог и палеонтолог, академик Федор Шмидт.
Ныне ледниковое происхождение таинственных камней считают однозначно доказанным.

Научный сотрудник музея В. Ф. Винокуров возле Баториевого креста  

Научный сотрудник музея В. Ф. Винокуров возле Баториевого креста

 
Наступление ледяных бульдозеров

Давным-давно, около миллиона лет назад, в горах Скандинавии образовался могучий ледяной щит.

Толщина его, как ныне в Антарктиде, достигала трех-четырех километров.

Языки этого щита, сползая со скандинавских высот, вероятно, углубили котловину нынешнего Балтийского моря и двинулись на север Европы...

Чем же было вызвано столь резкое похолодание?

Однозначного ответа нет и до сих пор: в качестве причин называют дрейф полюсов, географических или магнитных, колебания солнечной активности, а то и замутнение атмосферы, приведшее к падению температуры на земле...

Словом, как бы то ни было, а льды наступали, сползая с гор, срезая возвышенности, ныряя в море... ползли медленно, с остановками, но неумолимо! Иногда ледник, подтаяв снизу, как бы «плыл», ускоряя свой вековой бег...

Теплолюбивый животный и растительный мир либо погибал, либо пятился перед холодной белой стеною, откочевывая на юг и видоизменяясь.

Настало время, когда морозный панцирь — льды и скованные ими грунты — покрыл большую часть нашего континента. Затем на планете опять потеплело, и льды медленно поползли обратно. Белые бастионы истончались, рушились...

  Фрагмент Брестского Полесья и Прибугской равнины на рукотворной карте Беларуси. На переднем плане — р. Припять, выложенная гравием
 

Фрагмент Брестского Полесья и Прибугской равнины на рукотворной карте Беларуси. На переднем плане — р. Припять, выложенная гравием

  Валун с таинственными знаками предков
 

Валун с таинственными знаками предков

  Расколовшийся по трещине ледниковый валун (Аллея валунов)
 

Расколовшийся по трещине ледниковый валун (Аллея валунов)

После их ухода оставалось множество озер; да и вообще, оголившись, рельеф представал вовсе не таким, каким был до прихода льдов.

Доселе мы видим обрывы — края ложбин, выпаханных твердыми потоками, или холмы, так называемые конечные морены, нагроможденные перед торцом наступавшего ледника.

Так повторялось несколько раз.

В литературе принято называть этот период ледниковым, но такое определение не совсем верно: ведь Земля оказывалась в объятиях льда и раньше, например, 600 миллионов лет назад.

Во время крупнейшего в истории Земли пермо-каменноугольного оледенения льды доползали до Индии и Бразилии...

Точнее было бы говорить, что описываемые нами события происходили на протяжении четвертичного периода, или антропогена, — самого короткого из всех геологических периодов, однако «славного» появлением человека...

Суровые ледниковые эпохи сменялись более мягкими межледниковьями (в одном из последних живем и мы с вами).

Там, где сейчас стоят Новогород, Минск или Киев, бродили по густым лесам и травянистым холмам стада мамонтов; большерогие олени спорили за угодья с шерстистыми носорогами.

За тысячи веков лед не раз покрывал территорию Беларуси, позднее добрался и до Украины. Это оледенение называется днепровским.

В ту пору три ледяных фронта, будто три отвала чудовищных бульдозеров, пропахали широченные борозды от Скандинавии, Финляндии и Карелии до Среднего Поднепровья.

Двигаясь, ледники прихватывали с собой массы горных пород, перемалывая их в каменья. Наконец, один из «отвалов» остановился близ нынешнего Днепропетровска...

Что могло остановить «бульдозер», напиравший с силою в триллионы тонн?! Только одна, еще более могучая сила: Солнце. В Европу пришло потепление. Лед застопорил, а затем начал таять. Вмурованные в него пласты твердых и рыхлых пород, мириады обломков скал стали опускаться, образовывая новый «этаж» рельефа.

Такие отложения ледников именуют мореной, а созданный ими ландшафт — моренным. В морену входят и суглинки, и галька, и «герои» нашего рассказа — валуны. Последние как раз и были прихваченными по дороге кусками более или менее твердых пород.

Порой они путешествовали с места рождения ледника, — по выражению белорусского геолога Александра Санько, включенные в массу льда, «точно изюм в булку».

Иные глыбы ледник катил перед собой, кроша и обивая по дороге все выступающие углы, а затем впаивал в грунт. Отступление и таяние льдов заставило камни еще раз покататься по земле, отшлифовало, будто бильярдные шары...

Солярные знаки, высеченные на валуне много столетий назад  

Солярные знаки, высеченные на валуне много столетий назад

 
Валун гнейса с гранитной жилой. Миллионы лет назад в трещину глыбы проникла расплавленная лава, да там и застыла...  

Валун гнейса с гранитной жилой. Миллионы лет назад в трещину глыбы проникла расплавленная лава, да там и застыла...
Рядом —  доктор геолого-минералогических наук Александр Федорович Санько. Именно с этого необычайного камня начинается интереснейший путь по Экспериментальной базе валунов

 
И Рапакиви стал идолом...

С тех пор, как ледниковая теория была признана единственно верной, дальнейшие исследования валунов или, как их еще называли, кругляков двинулись в нужном направлении и стали приносить все новые открытия.

Состав диво-камней, очень разнообразный, точно указывал на места их изъятия. Скажем, некоторые белорусские валуны оказались родом из-под Санкт-Петербурга.

В начале ХХ века геолог В. Чирвинский установил закономерность в размещении обломков пород, принесенных древними ледниками.

Камни залегают как бы гигантскими веерами, сужающимися к северу.

В основании каждого «веера» обязательно находятся выходы коренных, только там встречающихся пород.

Если за сто или тысячу километров оттуда находят валун такого же состава, его называют руководящим.

По этим круглякам определяют место, откуда стартовал движущийся ледник. Более ста горных пород самого севера Европы воплотились в руководящих камнях.

Прослежены пунктиры из десятков таких камней — от точек их нынешнего пребывания в Беларуси до финских и шведских высот, до дна и островов Балтийского моря.

Кстати, именно благодаря руководящим глыбам и установлено, что лед полз на юг не единым потоком, а несколькими языками, каждый — со своим набором несомых пород.

Несмотря на разнообразие состава, руководящие (начальные) камни достаточно подобны по своим размерам. Чаще всего они невелики, с человеческую голову.

Исключение составляют лишь валуны рапакиви, что по-фински значит «гнилой камень». Эти огромные, многометровые глыбы состоят из гранита с круглыми выделениями полевого шпата, отороченными зеленым олигоклазом.

Несмотря на презрительное название, рапакиви хорош для облицовочных работ. Но именно благодаря его относительной мягкости льду удавалось выворотить из-под земли столь крупные обломки.

Мы уже писали однажды (октябрь 2004 года) про издревле чтимый горожанами Борисов камень в Полоцке, около Софийского собора.

Это — великолепный образец рапакиви. На семидесятитонной глыбе надпись, высеченная в ХІІ веке князем Борисом Всеславичем: «Господи помози рабу своему Борису».

«Глазки» полевого шпата со временем повыпадали из шершавой гранитной шкуры, — а люди стали вставлять в углубления записки со своими просьбами к высшей силе и свернутые в трубочку деньги. Валун сделался идолом...

Валуны с Центральноберезинской равнины

Валуны с Центральноберезинской равнины

Композиция из валунов, привезенных из южного склона Минской возвышенности  

Композиция из валунов, привезенных из южного склона Минской возвышенности

 
Жернова XIX столетия (на переднем плане) в экспозиции «Камень в жизни человека»  

Жернова XIX столетия (на переднем плане) в экспозиции «Камень в жизни человека»

 
Экспозиция музея под открытым небом «Питающие провинции». Эти руководящие валуны некогда лежали на дне Балтийского моря  

Экспозиция музея под открытым небом «Питающие провинции». Эти руководящие валуны некогда лежали на дне Балтийского моря

 
Не всякому камню суждено быть валуном

Это тоже установлено геологами нового времени.

В движущемся, наталкивающемся на преграды леднике уцелеет далеко не каждый обломок пород, многие просто рассыплются.

Вспомним азы геологии: всего на Земле горных пород около семисот, и делятся они на три группы — магматические, осадочные и метаморфические.

Базальт и липарит, например, возникли при остывании расплавленной магмы, выливавшейся во времена земной юности из жерл многочисленных вулканов.

Мергель, известняк, доломиты или мел миллионами лет оседали по крупице на дне водоемов; в них частицы породы спрессованы с остатками вымерших организмов.

А когда магматические или осадочные породы подвергаются мощному воздействию в недрах земли, скажем, колоссальному давлению или нагреву, — они становятся «превращенными», метаморфическими.

Мрамор возникает таким путем из известняка; из глины получается кристаллический сланец, а из гранита — гнейс.

Ледники приносили в наши края все три группы пород. Конечно же, пески и глины в своем первозданном виде не уцелели.

Они были переработаны ледником и в процессе таяния выпали новым рыхлым слоем.

Семь из десяти валунов — гранитные, четвертая часть кругляков состоит из гнейса: такие глыбы можно отличить по их полосатой окраске...

Впрочем, если вы любознательны (а наши читатели наверняка таковы), то сами можете продолжить знакомство с коллекцией пород, принесенных ледниками.

Право же, это увлекательное занятие!..

Камень ОБЕРЕГ (талисман)  

Камень ОБЕРЕГ (талисман)

 
На этот межевой камень знаки были нанесены около 7500 лет назад...  

На этот межевой камень знаки были нанесены около 7500 лет назад...

 
Чертов камень и Баториев крест

Валунов местного происхождения на белорусской земле нет. А о каменных гостях с Севера, занесенных ледниками, рассказал нам заведующий лабораторией геологии антропогена Института геологических наук НАН Беларуси, доктор геолого-минералогических наук Александр Федорович Санько.

Разговор в одном из немногих на планете музее валунов, расположенном возле Института, на территории минского академгородка.

Кругом раскинулась удивительно уютная маленькая страна — воссозданный в миниатюре рельеф республики; на уменьшенных копиях гор и холмов красовались валуны, именно из тех мест и привезенные.

Вот — малое подобие Святой горы, самой высокой из белорусских (345 метров); рядом крошечная Лысая гора, а на ней — валун, взятый с горы-оригинала, шестнадцатитонная глыба.

Но самый большой в Беларуси кругляк привезти не удалось. Он, пока практически неподъемный, лежит у деревне Горки Шумилинского района Витебской области.

От века покоится на полянке, окруженной мелколесьем.

Горкинский колосс подобен айсбергу: его надземная длина — 11 метров, ширина — пять, высота — до трех метров... а сколько еще под землей! Его называют Великий, или Чертов камень (живы следы старых поверий...).

Для справедливости надо сказать, что в Европе есть валуны и покрупнее, — допустим, глыбина в Эстонии, называемая Кабеликиви («Камень-гигант»): она ростом с двухэтажный дом.

Впрочем, согласно одному преданию, в Гродненской области лежал некогда Богатырь-камень с проемом — «воротами», куда свободно проезжала тройка коней! Но ушел исполин в землю: может, люди обидели, — они-то, валуны, все слышат и помнят, только молчат...

Мы уже говорили об отмеченном старинной надписью Борисовом камне в Полоцке. В музее есть и другой исторический валун: стальные инструменты каменотесов прошлись по нему еще более основательно, превратив его в огромный крест!

По легенде, знаменитый польский король Стефан Баторий, враг Ивана Грозного в Ливонской войне, четыреста пятьдесят лет назад сделал привал и отобедал в лесу, возле древнего замшелого камня. В память об этом событии королевские воины обтесали глыбу в виде креста, который так и зовется — Баториев.

На его поверхности видна фигурка воина с мечом и щитом, в короне. Внизу три латинских буквы — RSB, «рекс (то есть король) Стефан Баторий».

Еще на кресте есть круги, похожие на тарелки. Кое-кто считает их памятью о лесном обеде монарха; другие исследователи утверждают, что перед нами солярные символы, знаки королевского достоинства.

В вестибюле Института геологии выставлен другой крест, высеченный из кругляка, поменьше, но с еще более древней легендой: славяне-язычники, жившие в нынешнем Вилейском районе, посвятили его богине Маре...

Недалеко от входа в Институт стоит крупный валун интересной фактуры, серый с красными прожилками. Серая основа — гнейс, прожилки — гранитные. Как такое могло получиться? Очевидно, миллионы лет назад в трещины гнейса вползла раскаленная земная магма, затем остыла, и... вышел этакий «слоеный пирог»!

Жара и холод, вода и лед — все оставило следы на валунах  

Жара и холод, вода и лед — все оставило следы на валунах

 
Пытались когда-то этот  валун распилить, да бросили...  

Пытались когда-то этот  валун распилить, да бросили...
Не справились? Или отвлекло нечто более важное — пожар, набег? Останется загадкой...

 
Вся страна — в одной ложбине

Александр Федорович повествует об истории Музея. Хоть валунов в Беларуси великое множество, всерьез ими начали заниматься относительно недавно.

Музей организовал большой подвижник, страстно увлеченный ледниковыми процессами, — академик Гавриил Иванович Горецкий.

Он долгое время жил вдали от родины, вернулся лишь в 1967 году — и сразу вдохнул жизнь в исследования валунов, до той поры изрядно вялые...

Мечтой Горецкого было создание вот такого музея под открытым небом, но воплотить ее удалось лишь тогда, когда Институт переехал в новое здание.

Район здесь был новый, еще не застроенный; там, где сейчас экспозиция, располагалась ложбина со слегка заболоченным дном (кстати, тоже след ледниковой поры).

Ложбину привели в порядок, и теперь «парк камней» можно обозревать во всей красе с ее краев.

Где и быть подобному музею, как не в Беларуси? Весь ее рельеф сформирован то наступавшими, то отступавшими языками льда.

В самую холодную пору ледниковый щит и тут достигал толщины нынешнего антарктического!

Чудовищные «бульдозеры» поработали, будто на настоящей стройплощадке, оставив и гладкие равнины, и возвышенности, и ложбины, подчас расположенные ниже современного уровня моря! А морена?

Есть места, где ее мощность достигает 300 метров. Самые обильные отложения там, где останавливался ледяной фронт: на ходу «отвал» сгребал перед собою все, что встречалось.

Люди издревле пользуются дарами ледников, — песком, глиной, камнем; все белорусские города построены из моренных материалов.

Польза для всего народа, непочатый край работы для ученых... Поскольку ледники наступали неоднократно, — геологическая картина, оставленная ими, изрядно сложна.

Скажем, первый поток льда принес и породы из Финляндии или Скандинавии, в основном, магматические и метаморфические; затем, уже на белорусских землях, он прихватил осадочные породы из так называемого девонского поля, из меловых слоев... Морена получилась смешанная.

А последующие ледники это поле снова «вспахивали», перерабатывая! Чем выше слой этого «слоеного пирога», тем больше в нем кристаллических пород. Но, вообще-то, зачастую очень трудно определить, что оставил первый ледник, наползавший около миллиона лет назад, а что — более поздние...

Но, уж если удается выяснить какую-либо закономерность, — выигрывают и наука, и народное хозяйство. Зная, откуда, когда вышел и куда направился ледник, можно с достаточной точностью прогнозировать, какие он принес с собой полезные ископаемые, где их мог оставить. «Кладом», оставленным льдами, бывают и запасы питьевой воды...

За валунами здесь ухаживают, — и не только за теми, что хранятся в Минске. Есть целая программа их охраны. Самые большие и знаменитые камни берет под защиту государство, их нельзя вывозить, взрывать или перемещать.

Занятная подробность: чем дальше на север, тем больше встречается кругляков. Почему? Таял ледник, сползая все южнее, не мог удержать глыбины? Ничего подобного.

Виноваты люди: к югу они селились все гуще и, соответственно, чаще использовали камни для строительства, разбивали их. Поэтому, если в северных районах под охрану берут валуны поперечником от двух метров, — на юге Беларуси ценят и метровые, и полуметровые окатыши породы...

Итак, когда было принято решение о создании музея, Институт выделил троих сотрудников, которые, пройдя специальное обучение, стали отовсюду свозить мало-мальски интересные валуны. Продолжалось это три года. Осмотрели свыше двухсот тысяч кругляков, отобрали сотую часть...

Сначала привезенные камни расставляли вдоль дороги. Когда же была создана рельефная карта в ложбине, валуны заняли на ней надлежащие места. В Прибалтике тоже есть подобная экспозиция, но и размером поменьше, и составленная полулюбительски...

Увы, музей пока не доведен до полного совершенства: еще предстоит построить специальное здание с лабораториями для изучения валунов.

Между прочим, и без разложенных глыб эта «мини-Белоруссия», размером в четыре гектара, была бы уникальна! Масштаб карты — 1:2500, а все высоты составляют одну сотую подлинных. То есть, глядя на трехметровый бугор, имейте в виду, что его прототип — гора в триста метров...

Валун-следовик из экспозиции «Камень в жизни человека»  

Валун-следовик из экспозиции «Камень в жизни человека»

 
По путям ледяных потоков

Но и валуны не просто выставлены, а размещены так, как характерно для местностей, откуда их привезли.

Скажем, в Брестской области есть целые нагромождения глыб — особенно там, где их еще не разорили люди. Вот и в мини-стране, на маленькой Брестчине так же уложены кругляки.

Начиная с северной прародины валунов, кое-где встречаются совсем необычные композиции, точно сложенные руками тех самых сказочных великанов: например, «арки» из трех глыбин, где верхняя водружена на две нижних.

Оказывается, великаны здесь ни при чем: просто-напросто нижняя пара глыб «вытаивала» из остановившегося ледника раньше, а третий камень сваливался на нее позже...
Такие природные «сооружения» описывал геолог-анархист Кропоткин.

Одно из них воссоздано в музее. Но это не значит, что все композиции из валунов обязательно выстраивала природа.

  Сюжеты белорусского эпоса, связанные с древними «кругляками», изобразил молодой минский скульптор Валерий Янушкевич. Его рельефы украшают стены Института геологических наук НАН Беларуси
 

Сюжеты белорусского эпоса, связанные с древними «кругляками», изобразил молодой минский скульптор Валерий Янушкевич. Его рельефы украшают стены Института геологических наук НАН Беларуси

  Сюжеты белорусского эпоса, связанные с древними «кругляками», изобразил молодой минский скульптор Валерий Янушкевич. Его рельефы украшают стены Института геологических наук НАН Беларуси
   
Александр Федорович сообщает, что у деревни Бикуничи вблизи Полоцка недавно найдено языческое капище, П-образная фигура из валунов, открытая в сторону горы Волотовки. (Занятно, что волотами-велетами древние славяне называли именно великанов, чья раса якобы предшествовала человеческой.)

Вот река Западный Буг, вот и Припять; реки выложены мелким гравием. Граница Украины...

Цепочками из небольших кругляков отмечены пределы, до которых дошел тот или иной ледник. Аж до Днепропетровска докатился «бульдозер» днепровского оледенения; севернее остановились более поздние сожский и поозерский ледники...

Если же пройти по «рекам», они же пешеходные тропы музея, обратно к северу, — можно осмотреть макеты так называемых питающих провинций: Ленинградской области, Финляндии, Швеции, Балтийского моря... На этих участках уложены группы руководящих валунов.

Экспозиция не сводится к одной лишь карте. Вот, рядом с ней, своеобразная каменная «клумба», или, если угодно применить японское определение, сад камней: петрографическая коллекция валунов.

Она разделена на четыре сектора, в каждом — глыбы иного происхождения и состава: магматические, метаморфические, осадочные... Есть также отдел, где собраны кругляки определенных, наиболее характерных форм, и лишь начатое тематическое собрание: камень в жизни человека.

Тут найдешь глыбы с высеченными надписями, предметы поклонения древних язычников или более поздних деревенских суеверов, — камни, часто спасенные от уничтожения, буквально выдернутые из-под дорожных и строительных машин.

Трудно сказать, сколько лет первым петроглифам на валунах, — четыре тысячи лет, пять или больше... Не исключено, что некоторые полустертые символы нанесены руками кельтов, громадного племенного союза, некогда владевшего большей частью Европы, а затем потесненного римлянами.

Многие из «писаных» камней были когда-то межевыми или пограничными, обозначая рубежи земли, заселенной тем или иным племенем, родом... Исключительно гладкий кругляк, — он что, отполирован человеком?

Необязательно, отвечает Санько: подчас такую «полировку» производила сама природа. Если глыбу тащил по грунту ледник, ее нижняя часть могла отшлифоваться до блеска! Ну, а какой идеальной бывает форма гальки, «обработанной» движением воды, знает каждый, кто бывал на море...

Валуны Мозырской гряды  

Валуны Мозырской гряды

 
Киев, Институт геологии НАН Украины. Профессор, доктор геолого-минералогических наук Владимир Николаевич Шелкопляс держит в руках кварцевый валун, найденный под  Киевом, в морене Днепровского оледенения. Это ценная находка: валуны из чистого кварца встречаются редко. В руках старшего научного сотрудника Татьяны Федоровны Христофоровой — валун из гранита, найденный в Коростене. За многие годы работы Татьяна Федоровна собрала большую коллекцию моренных камней на своем приусадебном участке. Теперь и там своеобразная «экспериментальная база валунов»... носящая отпечаток женской любви к порядку и красоте!  

Киев, Институт геологии НАН Украины. Профессор, доктор геолого-минералогических наук Владимир Николаевич Шелкопляс держит в руках кварцевый валун, найденный под  Киевом, в морене Днепровского оледенения. Это ценная находка: валуны из чистого кварца встречаются редко. В руках старшего научного сотрудника Татьяны Федоровны Христофоровой — валун из гранита, найденный в Коростене. За многие годы работы Татьяна Федоровна собрала большую коллекцию моренных камней на своем приусадебном участке. Теперь и там своеобразная «экспериментальная база валунов»... носящая отпечаток женской любви к порядку и красоте!

 
След чёрта, след Богоматери...

Один объемистый камень носит на себе странные отметины.

Они похожи на вдавленные следы от ног! Невольно вспоминаются чтимые в Южной Азии глыбы со «следом Будды» или отпечатки человеческих подошв, якобы обнаруженные палеонтологами рядом со следами динозавров...

Подобный валун так и зовут — следовик. Есть народное поверье: вода, оставляемая дождем или снегом в этих загадочных вмятинах, будто бы имеет целебные свойства.

В деревне Шемижицы Новогрудского района лежит валун, отмеченный двумя «следами» — по мнению крестьян, черта и Божьей Матери.

Богородица якобы убегала от злого духа, и оба прошли по камню. Люди до сих пор берут воду из «следа Девы Марии» и оставляют на кругляке денежные пожертвования. Такая диковинная игра природы...

А вот эти валуны действительно обработаны человеком, из них наши далекие предки вытесали жернова для ручной или водяной мельницы.

Если надо было разделить кругляк пополам, в нем выдалбливали глубокую канавку; туда вбивали деревянные клинья и поливали их водой, пока разбухающее дерево не разрывало камень. Кстати, ту же роль мог сыграть и... намоченный горох!

По поводу другого, лежащего рядом валуна с канавкой есть иное предположение: он вполне мог служить... визиром для первобытной обсерватории, этакого белорусского Стоунхенджа!

В определенные дни года канавка указывала на восход солнца.

Быть может, первый в здешних краях солнечный календарь, необходимый и охотнику, и — особенно — земледельцу...

На кругляке, именуемом «талисман», высечено множество старинных загадочных знаков. В первой половине ХІХ века некий Адам Голдаковский добавил к ним свои петроглифы. Этот землевладелец приобрел участок вместе с вековым валуном.

Подобно большинству белорусов, в глубине души склонный к язычеству, Голдаковский надеялся, что камень с письменами волхвов принесет ему удачу... Все 2134 валуна, лежащих ныне в музее, имеют свои паспорта; документ «талисмана» самый ранний, это — купчая на землю, датированная 1842 годом. Ее передала музею пра-пра-правнучка Голдаковского...

А этот валун-рапакиви, со множеством дырочек от выковырянных «на счастье» кругляшей шпата, принесен ледником из Ленинградской области. История его необычна. Камень, носивший прозвища Дзед (дед) или Стары (старый), много столетий назад служил предметом дохристианского культа.

Он лежал на берегу Свислочи, в пределах нынешнего Минска; вокруг был сделан деревянный помост, рядом рос старый дуб. Горел там священный огонь — жижа (от слова «жечь»); люди брали чудо-воду из опекаемой богами криницы...

То было самое настоящее языческое святилище, подобное тем, что найдены под Киевом или на острове Рюген у берегов Германии. Еще в начале 1900-х годов в глухое, болотистое место, где лежал Дзед, приходили минчане, приносили в жертву камню-кумиру конфеты и ткани, съестное, деньги Женщины верили, что Стары поможет при родах; беременные, раздевшись, садились на валун и произносили древние заклинания...

... И вот — несколько лет назад, когда благоустраивали набережную Свислочи, валун без лишних раздумий закопали в землю! Хорошо, что одна журналистка заметила это и позвонила. Спасли!..

Сегодня многие белорусские ученые и культурологи призывают восстановить капище на Свислочи. Оно бы и своим напомнило о древней культуре Белоруссии, и туристов из-за кордона привлекло...

С Александром Федоровичем идем по валунной аллее, ведущей от музея к домам ближайшего микрорайона Уручье. В цепях округлых камней сделаны «карманы» со скамейками, с постаментами, где, возможно, будут водружены барельефы на сюжеты белорусских легенд, связанных с валунами.

Два таких барельефа, созданных молодым скульптором Валерием Янушкевичем, уже украшают лестницу в здании Института... Много лет подряд жители Уручья, почти лишенного скверов и парков, используют территорию музея для своих прогулок; естественно, порядку в «мини-стране» от этого не прибавляется.

Раньше музей убирали сами сотрудники Института; теперь, слава Богу, за удивительным уголком города будут наблюдать минские власти.

В основу многих древнерусских сооружений строители закладывали валуны, по тем временам — самый прочный материал для фундамента. Моренные глыбы всегда были под руками и, что составляло немалую важность для наших предков, воплощали духовную связь с родной землей, с ее невидимыми тайными силами. Недаром, уже в наши дни, огромный валун был сделан подножием памятника великому князю Ярославу Мудрому возле Золотых Ворот в Киеве  

В основу многих древнерусских сооружений строители закладывали валуны, по тем временам — самый прочный материал для фундамента. Моренные глыбы всегда были под руками и, что составляло немалую важность для наших предков, воплощали духовную связь с родной землей, с ее невидимыми тайными силами. Недаром, уже в наши дни, огромный валун был сделан подножием памятника великому князю Ярославу Мудрому возле Золотых Ворот в Киеве

 
Валуны в Первомайском парке Киева  

Валуны в Первомайском парке Киева

 
Сквер возле Института геологии в Киеве. Памятник классику украинской литературы, Олесю Гончару, установлен на валуне, привезенном из-под Днепропетровска. Именно там остановился фронт самого мощного из четвертичных наступлений льда  

Сквер возле Института геологии в Киеве. Памятник классику украинской литературы, Олесю Гончару, установлен на валуне, привезенном из-под Днепропетровска. Именно там остановился фронт самого мощного из четвертичных наступлений льда

 
Каневские горы — краевые формы некогда прошедшего здесь ледника  

Каневские горы — краевые формы некогда прошедшего здесь ледника

 
На чем стоят Золотые ворота?

В Киеве, в Институте геологии НАН Украины нам рассказывают об украинских валунах ведущие научные сотрудники — Владимир Николаевич Шелкопряс и Татьяна Федоровна Христофорова.

На карте четвертичных отложений видим пределы, куда добирались по нашей земле ледниковые языки.

Вот путь древнего окского оледенения, пришедшего на Западную Украину ранее днепровского, — его граница на широте Львова; вот безморенные следы более поздних нашествий льда.

Последний «бульдозер» оставил на нашей земле слой пыли, превратившийся в плодородный лесс...

Один из ледников, как мы уже знаем, достиг Днепропетровска, другой подошел к долине Дона.

Все ледники оставили после себя так называемые краевые формы, сложные, живописные гряды возвышенностей.

Таковы гора Пивиха близ Кременчуга, прихотливые холмы Мошногорья в Черкасской области, знаменитая Княжья гора под Каневом.

В районе Киева ледяная толща когда-то поднималась до 300-400 метров над землей! Днепр во дни оледенений останавливал свой бег...

У южной оконечности белого потока наш далекий предок, человек палеолита, охотился на мамонтов и быков, — а когда ледник отступал, откочевывал вместе с дикими стадами.

Морены этих колоссальных ледяных потоков состоят из грубых красных суглинков, гальки и все тех же валунов.

В Украине многие из них старше, чем в Белоруссии, — разница в «возрасте» достигает 150 тысяч лет, — к тому же зачастую лежат не на поверхности, а в глубине земли, метрах в семи-восьми под грунтом.

Встречаются, конечно, и кругляки под открытым небом.

Нынешние опытные ученые еще лет 30-40 назад, студентами, ездили изучать их, даже на территории Киева.

Но многие из интереснейших камней уже погибли, исчезли в связи со строительством дорог и городов.

Кстати, в районе Владимирского собора, улиц Ивана Франко или Леонтовича морена днепровского оледенения или, попросту, днепровская, подходит к самому асфальту! Достаточно копнуть на метр, и мы откроем ее...

К валунам по традиции проявляли и проявляют особое внимание скульпторы и архитекторы.

Округлые глыбы положены в основу Золотых ворот; уже в наши дни рядом с воротами был установлен громадный валун, подножие памятника Ярославу Мудрому.

Другой кругляк привезли с Днепропетровщины на улицу Олеся Гончара. Бронзовый писатель задумчиво сидит на ледниковой глыбе...

Есть в Украине «заграничные» валуны, принесенные льдом из Финляндии или Карелии; но есть и глыбины местного происхождения.

Скажем, в районе нынешнего Житомира «бульдозеры» выкорчевывали куски кристаллических пород и тащили их до среднего Поднепровья. Специалисту ничего не стоит установить, откуда родом кругляк...

Увы, нет у нас прославленных валунов с надписями, вроде белорусского Борисова камня. Но о многом могут рассказать ученому камни со знаками, оставленными самою природой! Вот они, царапины на боках валунов, ледниковые шрамы. По ним можно определить, куда двигалась миллиардотонная масса льда, катя и волоча камни.

Тяжелый ледяной «каток» своим сверхмощным давлением на землю буквально выдавливал из нее породы, пласты камня становились дыбом, наподобие чешуи!

Бывало, что более древние отложения при этом оказывались поверх «молодых», юрские — на антропогеновых... Морены смешивались, что сотни лет спустя повергало в недоумение геологов. Но картина постепенно проясняется...

... Долго еще можно было бы вести рассказ о поразительных творениях природы, ледниковых валунах; о том, какие следы на них оставили стихии и люди, каким образом включает камни-бродяги в себя современная архитектура.

Но, думаем, сказанного достаточно для того, чтобы привлечь внимание любознательных к этим немым, но столь красноречивым свидетелям далекого прошлого. Ведь недаром сейчас и в Западной Европе, где к истории относятся бережно, и в США, где историю стремятся приписать себе задним числом, столь велик интерес к эрратическим валунам!

Множатся они в государственных и частных собраниях, украшают парки и скверы... Согласитесь, — что-то есть в седом, кряжистом валуне истинное, достойное доверия!

Вон как уходит он в грунт садовой лужайки под собственным весом, словно былинный Святогор-богатырь, которого уже и сыра земля не держала. Не чета синтетическим, легковесным, однодневным творениям нашей цивилизации...

Право, хочешь покоя и основательности, глубоких философских мыслей, — иди к валуну. И помолчи вместе с ним...


В избранное (15) | Просмотры: 24524

Комментировать
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.