На заре компьютерной эры
Автор Андрей Дмитрук   
В.М. Глушков возле панели управления системы БАРС — терминального процессора, предназначенного для сбора данных со многих объектов, — например, станков автоматизированного производства.  

В.М. Глушков возле панели управления системы БАРС — терминального процессора, предназначенного для сбора данных со многих объектов, — например, станков автоматизированного производства. БАРСы могли стать важными элементами ОГАС. Виктор Глушков, Владимир Скурихин и группа кибернетиков в 1981 г. были удостоены за эту работу премии Совета Министров СССР

 
Мы — система.
А если система не развивается,
то гибнет.

Виктор Глушков
 
В
научной фантастике есть такое понятие — параллельная реальность.

То есть, та, что развивается отдельно от нашей, и события в ней немного другие. Или совсем другие...

В нашей реальности — уже чуть ли не за каждым городским окном пощелкивают, попискивают аккуратные «пэкушки», персональные компьютеры.

Их благословил на свет человек из далекой страны, добродушного вида очкарик, чье денежное богатство равняется совокупному доходу десятка не самых бедных государств.

Когда-то, на заре компьютеризации, писателям, суеверно испуганным самой мыслью о том, что набор радиоламп может решать все более сложные задачи, чудились зловещие «гениаки», машины, вытесняющие людей из всех сфер деятельности, делающие наших потомков бессильными и целиком зависимыми потребителями... а затем и вовсе истребляющие род людской, как ненужный придаток к самим себе.

Начатый пьесой Карела Чапека о бунте роботов (а может быть, и средневековой легендой о Големе, глиняном андроиде мага бен Бецалеля), этот ряд мрачных сказок завершился кинобоевиками, где действуют зловещие киборги-терминаторы.

Всерьез, как предсказания действительного будущего, эти вымыслы уже почти никто не принимает. Очень уж послушны и прозаичны ПК, похожие на гибрид мини-холодильника с телевизором.

Да, не стали ЭВМ джиннами, выпущенными из лабораторий на погибель человечеству; не стали, как надеялся кое-кто из еще более наивных сочинителей, и «палочкой-выручалочкой», избавляющей от рутинного труда, политической неразберихи, преступности и нищеты.

Нет ни электронных судей с безошибочной логикой, ни синтетических президентов, мудростью превосходящих царя Соломона. Трудятся серенькие «пэкушки», чеканя день и ночь доллары для добродушного Гейтса... а язвы цивилизации все глубже, все неизлечимее.

Не случись того, что случилось в начале 90-х годов, когда вся наша жизнь была вдребезги разбита, чтобы затем срастись самым нелепым и болезненным образом, — быть может, царила бы кругом параллельная реальность (или, если угодно, альтернативная), и судьбы наши сложились бы в ней совсем иначе. И, смею заверить, — по крайней мере, на шестой части земной суши кибернетика сыграла бы совсем иную роль.

Нет, — не джинна, не ангела-спасителя, но уж, во всяком случае, такой опоры для всего советского хозяйства, такой благотворной силы, о которой и не заикались фантасты.

Начало 1960 годов, полупроводниковая ЭВМ «Проминь». По мнению специалистов, сейчас ее назвали бы персональным компьютером...

 

Начало 1960 годов, полупроводниковая ЭВМ «Проминь». По мнению специалистов, сейчас ее назвали бы персональным компьютером...

 

Виктор ГЛУШКОВ. Идея общегосударственной системы у нас родилась в 1962 году и была реализована на уровне эскизного проекта в середине 1964 года.

Однако реализация была очень сильно задержана, прежде всего благодаря оппозиции экономистов.

То есть, очень многие ученые, традиционно мыслящие, считали, что такая сложная система абсолютно не нужна и что можно какими-то простыми средствами, введением, скажем, новых критериев материальной заинтересованности предприятий, — в общем, чем-то гораздо более простым, чем наша система, решить злободневные вопросы совершенствования системы управления народным хозяйством.

Упомянутая здесь «общегосударственная система» — это не что иное, как великолепный, до сих пор не имеющий равных нигде в мире проект единой общегосударственной системы сбора и обработки информации для учета, планирования и управления (ОГАС).

Говоря попросту, Виктор Михайлович предложил создать нечто вроде гигантской нервной сети, чьи чуткие нити доходят до каждой клеточки производства. Везде следовало установить датчики, снимающие показания о любых процессах, идущих на рабочих местах.

Информация суммируется и обобщается в местном вычислительном центре, в автоматизированной системе управления предприятием (АСУП). АСУП, как настоящие нервные узлы, соединяются между собой связями; возникают управляющие системы регионов (РАСУ), отраслей (ОАСУ).

Сигнализируют заводы и шахты, электростанции и железные дороги, рудники и теплицы, группы геологоразведки и сейнеры на лове. Потоки сведений текут из РАСУ и ОАСУ в электронные «мозги» республиканского и всесоюзного уровня.

Перебрасываются информационные «мосты» между отраслями. Наконец, все горизонтальные и вертикальные связи сливаются в единую всеохватывающую модель хозяйственной жизни страны, изменчивую, но верную в каждое мгновение. Все за считанные минуты автоматически согласуется со всем: потребности с возможностями, ресурсы с перспективными планами.

Исчезают авралы и дефициты; топливо и энергия, сырье и готовая продукция, производители и потребители выстраиваются в безупречные производственные цепи. Колоссальный организм промышленности работает, подобно хронометру...

Мне когда-то приходилось читать о том, как в Японии строили нефтеналивной танкер, очередной великан — «мару». Весь план строительства существовал в компьютерной памяти и был предельно динамичен.

Когда, в связи с какими-то обстоятельствами, пришлось поменять цвет обоев в каютах экипажа, машина тут же изменила цветовую гамму мебели и посуды...

ОГАС смогла бы неизмеримо больше — но, разумеется, только в условиях плановой экономики. Особую ценность приобретала система в нашей громадной стране, с ее разбросанными ресурсами.

Эту машину, созданную под руководством Глушкова, назвали МИР — «машина инженерных расчетов».  

Эту машину, созданную под руководством Глушкова, назвали МИР — «машина инженерных расчетов». МИРы были первыми профессиональными ЭВМ в стране и самыми многочисленными в своем классе до середины 70-х годов. Авторы получили за МИР-1 Государственную премию Украины

 
Владимир СКУРИХИН, академик НАНУ, заместитель В. М. Глушкова на протяжении десяти лет. Виктор Михайлович неустанно работал над тем, чтобы донести основные свои идеи до людей на всех уровнях, от высших руководителей государства до простых рабочих, студентов, интеллигенции.

Когда речь шла о плановой экономике, он говорил нам, что при интенсивном росте выпускаемой продукции возникают проблемы; что нужно очень долго и много считать.

Без ОГАС, без мощной вычислительной техники осуществить управление огромным количеством предприятий, заводов и т. д. невозможно — экономика захлебнется, она рухнет.

И государство тоже может рухнуть. Это он докладывал своему руководству, — но не все было воспринято, не было возможности реализовать это дело... Вообще, он все предвидел, он был провидец. Но, к сожалению, его предупреждения не были услышаны, — и вот, мы «маемо тэ, що маемо»...

Некоторые подробности его смерти кажутся почти мистическими. Невольно приходишь к выводу, что высшая сила хранит до последней минуты и по-особому отмечает своих избранников, даже если жизнь их близится к концу...

После вскрытия патологоанатомы были изумлены величиной мозга Глушкова, «большим количеством очень глубоких и четко выраженных извилин».

Еще удивительные фразы из отчета: «В зоне продолговатого мозга располагалась обширная опухоль со сдвигом влево. Оставался непораженным участок в несколько миллиметров. Врачи не могли поверить, что человек с таким поражением мог так долго жить...»

Впрочем, свою необычность этот человек доказал задолго до конца прискорбно короткой, 58-летней жизни. И тем, что, окончив теплофизический факультет, Глушков потряс всех, внезапно сдав экстерном экзамены за полный курс... математического факультета.

И быстрым своим взлетом, уверенным занятием смолоду капитанских постов в науке: тридцати четырех лет отроду уже возглавлял вычислительный центр Академии наук Украины, а пять лет спустя превратил этот центр в первый на ту пору в мире Институт кибернетики.

И невообразимой широтой, огромностью научных тем, которым Виктор Михайлович отдал себя. Фантастике было не угнаться за тем, что с абсолютной серьезностью предлагал этот худощавый, не снимавший мощных очков, лобастый гений!

Еще в конце 1950-х он возглавил работу по созданию первой на Украине большой ЭВМ «Киев»: с ее помощью была доказана возможность дистанционного управления предприятиями, а второй экземпляр «Киева» заказал для себя Объединенный институт ядерных исследований в Дубне...

Глушков отстоял против многих недоброжелателей сначала идею, а затем и серийный выпуск одной из лучших в мире по тем временам, полупроводниковой универсальной управляющей машины «Днепр».

Она не уступала лучшим американским аналогам и протрудилась в промышленности более десяти лет. Глушковскую ЭВМ «Проминь», созданную сорок лет назад, называют предтечей персональных компьютеров; ах, если бы реальность сложилась иначе, и сами мы не освободили бы с позором поле для чужих идей, чужих разработок!..

Серия, начатая «Проминем», — известное семейство машин МИР, — была до середины 70-х годов самой массовой, самой востребованной во всей стране. Лишь МИРы покупали у нас на Западе. На направлении, заданном Глушковым, возникли машины серии ЕС, чья производительность достигала полумиллиарда операций в секунду...

Это была великолепная практика; в теории, в безудержно смелых замыслах Глушков уходил неизмеримо дальше. Достаточно сказать, что именно он впервые задался вопросом: а нельзя ли сознание человека, всю его психику переписать с мозга на иной носитель, в память компьютера?

Металлические платы покрепче нашей плоти; таким образом можно обрести личное бессмертие... и, может быть, только таким! Рядом же с нашим бессмертным интеллектом Виктор Михайлович намеревался поселить в мире иной, искусственный; создать вторую, нечеловеческую расу мыслящих и чувствующих существ...

Но никакого объема статьи не хватит, чтобы хоть вкратце рассказать обо всех мечтах и намерениях провидца, ушедшего от нас в 1982 году. Вернемся же к ОГАС.

Ее первый эскизный проект сложился к середине 1964 года. В следующие пять лет были сделаны решительные шаги к созданию автоматизированных систем управления предприятием (АСУТП) и ОАСУ в отдельных министерствах.

Под главенством Виктора Михайловича работал совет главных конструкторов ОАСУ, готовилась армия специалистов для медленно, но верно росшей ОГАС. Первые сети ЭВМ, как и следовало ожидать, срослись в «девятке» министерств, имевших касательство к обороне...
Академики Виктор Глушков и Владимир Скурихин  

Академики Виктор Глушков и Владимир Скурихин (в центре)

 
Виктор ГЛУШКОВ. Россию в свое время связывали в единое целое железные дороги, затем электрические сети.

При современных масштабах экономики, постоянном расширении связей между объектами хозяйственной деятельности функция интеграции страны выпадает на долю ОГАС.


Грех сказать, чтобы замыслы Виктора Михайловича не поддерживали на самых высоких властных уровнях.

Он был удостоен звания Героя Социалистического Труда, многих премий.

Ему выделили достаточно средств, чтобы за несколько лет развернуть Институт кибернетики в целый научный город на окраине Киева (ныне там с полдюжины отдельных, далеко не процветающих институтов).

А про необходимость создания все более масштабных автоматизированных систем управления, вплоть до общегосударственной, говорили на XXV съезде КПСС...

И все-таки, с каждым годом Глушкову приходилось одолевать все более сильное противодействие. Неявное, но нарастающее, — быть может, оно ускорило трагический конец... Глухой отпор бюрократов, скорее интуитивно, чем сознательно почуявших в Глушкове опаснейшего из врагов.

...ОГАС не была призвана заменить людей. Руководители всех рангов лишь должны были получать от нее свежие, точные, всегда своевременные данные, — а уж на их основе принимать решения. Подчеркиваю — всех.

Самая полная информация о ходе дел на производстве, на транспорте, в энергетике становилась доступной и директору завода, и хозяйственнику, и инженеру. Никаких утаиваний, искажений; никакой возможности для высшего руководства обладать ключевыми сведениями и сохранять их в узком кругу «посвященных».

Административные царьки, партийные бонзы могли стать простыми, хоть и облеченными властью распорядителями. Исчезала жреческая монополия на знания.

Одними из первых забеспокоились присяжные философы. «Вы хотите сделать кнопочное управление промышленностью, — а как же идеология?! Ведь она не сводится к практической целесообразности. Есть мнения, вырабатываемые наверху как бы вопреки экономике, но оправданные политически; оттуда виднее; не начальнику цеха судить о справедливости постановлений Совмина или ЦК...»

Организатор и директор Кибернетического центра Виктор Глушков закладывает сад возле главного корпуса.

 

Организатор и директор Кибернетического центра Виктор Глушков закладывает сад возле главного корпуса. Тогда казалось — и кибернетике, и Кибцентру, и саду расти и развиваться в заботливых руках много, много лет...

 

Виктор ГЛУШКОВ. Бумажная стихия обладает такой способностью — рождать справки ради справок. И вот, практика сегодняшнего дня показывает, что до 90 процентов информации, которая в бумажных справках содержится, никем не используется, никем не читается...

Поэтому будущее управления связано с переходом на безбумажную информатику. Правильная форма использования электронно-вычислительной техники связана с принципиально другой технологией — когда в момент своего рождения информация сразу же превращается в форму, которая доступна машине.

Благодаря этому основные информационные потоки замыкаются в машинах и между машинами, а человек получает информацию, необходимую ему, в бумажной форме только тогда, когда ему нужно.

А это было еще страшнее. Глушков замахнулся на святое: на право столоначальника выдать или не выдать справку, наложить, руководствуясь лишь своими интересами, резолюцию «разрешить» или «отказать»; на право секретарши положить ваше заявление сверху или снизу стопки; на право конторских златоустов писать пустословные реляции о несуществующих успехах...

Кстати: ведь и освященной на Руси столетиями практике приписок, дутых цифр, приятных дремлющему глазу «верхнего» руководства, грозила ОГАС!

Виктор ГЛУШКОВ. Машина — это огромный усилитель, и она усиливает ту информацию, те возможности, которые в нее закладывают... Основываясь на правдивой информации, можно получать действительно усиление человеческого интеллекта с помощью машины — то, чего без машины сделать было бы нельзя.

Но если заложить в машину заведомую ложь, то она эту ложь усилит и выдаст такую уже ложь, в которой разобраться окончательно будет невозможно... Главное условие успеха автоматизации — это правдивость, честность исходной информации.


На все, что делает чиновника грозным и всегда сытым, посягнул этот сухарь-кибернетик! Ох, недаром после смерти Виктора Михайловича из некролога, написанного знающими людьми, учеными, в газете «Правда» почему-то выпал абзац про ОГАС... Но и покушением на бумажное всевластие завов и замов не ограничивалась опасность Глушкова.

Виктор ГЛУШКОВ. Ну, допустим, что в сфере производства все в порядке. Но как быть с другой сферой, сферой потребления? Как сделать так, чтобы рубль, заработанный честно на производстве, значил больше, чем десять или сто даже рублей, заработанных путем различного рода махинаций, спекуляций, мошенничества в непроизводственной сфере — в сфере обслуживания, в сфере потребления?..

Еще в 1963 году мне пришла в голову мысль, как можно помочь делу чисто экономическими методами, как сделать так, чтобы действительно были разные рубли. Для того, чтобы это можно было сделать, необходимо ввести систему безналичных расчетов для населения, ту, которая действует в настоящее время для организаций и предприятий. Здесь тоже может выручить кибернетика...

Если у каждого гражданина, работающего на предприятии или получающего пенсию, законные социалистические деньги, то будет счет, на который переводятся эти деньги. То можно осуществить продажу дефицитных товаров по безналичному расчету. Скажем, автомобили, ковры, хрусталь... вплоть до того, что, скажем, билеты на какие-то премьеры, заказ столов в модных ресторанах тоже можно делать по безналичному расчету.

Тогда у различного рода спекулянтов, которые не получают денег от организаций по перечислению, а получают их непосредственно у населения, отпадет возможность использовать эти деньги для накопления. Этим самым можно было бы в корне сразу подорвать стремление к незаконным доходам.
Сия, весьма неожиданная, сторона применения ОГАС или, во всяком случае, некоей ее части, относящейся к финансам, не могла не вызвать тревоги у некоторых наших граждан.

Ведь еще 30-40 лет назад тихонько посиживали за служебными столами подпольные миллионеры, исподволь накапливая силы для того, чтобы однажды нанести удар и стать легальными воротилами бизнеса. Были среди них люди умные и влиятельные.

Хоть с этим и не соглашаются былые сотрудники Виктора Михайловича, но я полагаю, что предложение ввести всенародную «безналичку» (с полным, естественно, контролем над источниками дохода) могло дойти как раз до тех, кому уже от одной постановки вопроса об этом перехватывало дыхание. А вдруг очередной партсъезд возьмет да и проголосует «за»?! Да, неудобный человек был Глушков...

Владимир СКУРИХИН. Виктор Михайлович говорил, что он — кибернетик. А кибернетика — это основная составная часть системотехники, т. е. искусства построения новых систем.

Но ведь для того, чтобы построить любую систему, в том числе на уровне государства, надо всегда ответить на вопрос: «Чего мы хотим?» Без ответа на этот вопрос никакая система не может быть эффективной.

Собственно, без этого не заработала бы и ОГАС, — без четкого ответа на вопросы: «К чему стремимся? Что строим?..» Но до сих пор ответы теоретиков и практиков власти — куда мы все, в конце концов, идем? — на редкость суесловны и неконкретны, на уровне анекдотического «европейского выбора»...

От отсутствия государственной перспективы, неумения поставить четкие цели (ближние и дальние, как делал Глушков) — и киевский кибцентр, неповторимый, быть может, единственный на Земле наукоград подобного масштаба, раскололся на цепочку институтов, чье благополучие нередко зависит от сторонних заказов...

Хорошо хоть, что умы и таланты остались те же... Да, способные люди — это единственное, чем мы не бедны. В Международном научно-учебном центре информационных технологий и систем создают для машин программы, распознающие зрительные образы: соответственно «обученный» компьютер на аэрофотоснимке мало того, что отличит пшеничные поля от городской застройки, — еще и подскажет, на каком поле колосья погуще!..

Теперь из пары-тройки обычных плоских снимков человека, сделанных с разных сторон, можно вылепить на экране фотоскульптуру, — радуйтесь, детективы и историки! А распознавание слов, диалог карманного компьютерчика — «умной» записной книжки — со своим владельцем?

Морозец слегка продирает, когда впервые слышишь осмысленный разговор человека с блестящей коробочкой: «Найди файл такой-то... Читай текст... Повтори... Стереть!» — «Вы действительно хотите стереть этот файл?» — деловито спрашивает коробочка.

В Институте проблем математических машин и систем работают нейрокомпьютеры — подобия сетей мозговых клеток, строящихся, развивающихся по мере усложнения решаемых задач. Даже на мониторе видно, как электронные «клетки» слагаются во все более обширную, многоярусную сеть...

Я видел, как такая машина, создав в себе модель автомобильного салона и пассажира, произвольно движущегося в нем, ищет и находит наилучший вариант выброса спасательных подушек во время аварии. Чтобы не промахнуться, а вправду оградить человека от удара...

Рождается электронный помощник дешифровщиков, палеографов, всех, кто корпит над старинными и малопонятными текстами.

Нейрокомпьютер сравнивает самые «размашистые» рукописные литеры с известными ему начертаниями букв — и на глазах, весьма редко ошибаясь, отыскивает аналогии...

Жива глушковская закваска! Из этих бы звеньев, из отдельных талантливых находок наших кибернетиков — да выстроить мощную, чувствительную, всезнающую сеть, которая поможет хозяйству стать крепким и легко управляемым. Тем более, что, по мнению того же академика Скурихина, нынешний интернет как нельзя лучше подошел бы в качестве материальной основы для ОГАС! Но — только основы.

Изобретение Глушкова куда универсальнее и полезнее, чем действующая «мировая паутина». Интернет только отвечает на запросы, но не создает моделей, необходимых для планирования и управления, этих импульсных двойников реальности. ОГАС, в некотором смысле, параллельная реальность, скрытая под кожухами тысяч машин...

Жаль, что она не родилась.

Фото предоставлены академиком В. И. Скурихиным

В избранное (13) | Просмотры: 19633

Комментировать
RSS комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.